О психологии маргинальной личности

С начала своего появления теория маргинальности отражает личностно-психологический аспект ее объекта и характеризует внутренний мир, социальную активность и включенность в социальные группы маргинального человека. Переживание состояния маргинальности выражается в дезинтеграции психологических норм и ценностей, незавершенности социализации (наличии различных дефектов), неприятии социальных норм, изменении диспозиций субъектов.

История возникновения и функционирования термина «маргинальность» чрезвычайно важна для его понимания —  считают Чекменёва Т.Г. и Щербаков В.Ю. Она сравнительно коротка, но предельно насыщена разнонаправленными интеллектуальными поисками, оригинальными находками. Пожалуй, трудно найти другой научный термин, понимание которого так зависело бы от знания его истории. Ведь его методологическая универсальность, применимость к изучению самых разнообразных социальных процессов, множество контекстов употребления приводили к тому, что в разных условиях он каждый раз приобретал новое звучание и даже порой совершенно новый смысл, демонстрируя в то же время свою эвристическую плодотворность. Поэтому важно дать хотя бы сжатую картину его развития.

Сам термин «маргинальный» употреблялся уже давно для обозначения записей, пометок на полях; в другом смысле он означает «экономически близкий к пределу, почти убыточный».  Как социологический он существует с 1928 года. Американский социолог, один из основателей Чикагской школы Роберт Эзра Парк (1864-1944) впервые употребил его в своем эссе «Человеческая миграция и маргинальный человек», посвященном изучению процессов в среде иммигрантов. Правда, предысторией возникновения термина можно считать термин «промежуточный элемент», употребленный другим исследователем этой школы в 1927 году при изучении иммигрантских групп в городской социальной организации. Иначе говоря, маргинальность — это характеристика пограничных, промежуточных, стоящих на рубеже культур, явлений, социальных субъектов, статусов.

Комплекс психологических черт личности маргинального человека включает такие признаки, как серьезные сомнения в своей личной ценности, неопределенность связей с друзьями и постоянную боязнь быть отвергнутым, склонность избегать неопределенных ситуаций, чтобы не рисковать унижением, болезненная застенчивость в присутствии других людей, одиночество и чрезмерная мечтательность, излишнее беспокойство о будущем и боязнь любого рискованного предприятия, неспособность наслаждаться и уверенность в том, что окружающие несправедливо с ним обращаются.

По мнению одного из родоначальников концепции маргинальности — Э. Стоунквиста, дезорганизованность, ошеломленность, неспособность определить источник конфликта; ощущения «неприступной стены», неприспособленности, неудачливости; беспокойство, тревожность, внутреннее напряжение; изолированность, непричастность, стесненность; разочарование, отчаяние; разрушение «жизненной организации», психическая дезорганизация, бессмысленность существования, эгоцентричность, честолюбие, агрессивность отличают личность маргинального человека [5].

Маргинальный статус личности потенциально является источником невротических симптомов, тяжелых депрессий. В наиболее тяжелых случаях это может завершиться саморазрушением.

В современных исследованиях психологии маргинальности одна из важнейших проблем — эмпирическая фиксация и ее диагностика. Она решается авторами на основе исследования ее различных психологических показателей — эмоциональных состояний, самооценки и самоощущения, фрустрированности, тревожности, активности и др.

В ситуации минимальной неприспособленности маргинальный субъект переживает внутреннее напряжение, чувство изоляции либо неполной принадлежности к референтной социальной группе. В ситуации же максимальной неприспособленности возможна дезорганизация личностной структуры, ее отчуждение [1]. Отчуждение, в свою очередь, связано с определенным психическим состоянием, что выражается в различных субъективных ощущениях, таких как апатия, одиночество, гордость, вина, власть и бессилие, равнодушие и подозрительность, растерянность и отчаяние, ностальгия.

Один из вариантов сравнительного измерения степени маргинальности в социальнопрофессиональных перемещениях был предложен И.Л. Поповой. Автор выделяет две группы показателей степени маргинальности: объективные — вынужденность внешними обстоятельствами, продолжительность, неизменность ситуации, ее «фатальность» (отсутствие возможностей изменить ее или ее составляющие в положительном направлении); субъективные — возможности и мера адапти-рованности; самооценка вынужденности или добровольности, социальной дистанции в изменении социального положения, повышения или понижения своего социально-профессионального статуса, преобладания пессимизма или оптимизма в оценке перспектив [4].

Несомненно, что к числу этих реакций следует отнести такие защитные механизмы, которые характеризуются компенсаторным (иллюзорным) характером решения жизненной проблемы: отрицанием или вытеснением вместо поиска и исправления ошибок, обесцениванием интересов вместо их отстаивания и т. д.

Проявления маргинальности могут выражаться в различных формах «ухода от реальности», добровольной самоизоляции либо принудительного самоотстранения маргинальных субъектов от нормативного социального контекста и уход на периферию жизни.

В условиях маргинальности чаще применяется психологический защитный механизм агрессии. При этом агрессивное поведение проявляется не только явно, но и в скрытых, замаскированных или измененных формах. Маргинальная личность направляет свою агрессивность на такие лица или объекты, которые вообще не имеют отношения к его состоянию фрустрации. Происходит подмена объекта. Это происходит в тех случаях, когда человек не в силах открыто направить свою агрессию на фрустратора и вымещает свою злость на случайных людях.

Другой формой реагирования на маргинальную ситуацию является выученная беспомощность. Согласно М. Зелигману, она связана с реакцией отказа, выхода из игры, если человек убеждается в бесполезности своих усилий, которые ни к чему не приводят и ничего не изменяют [2]. В действии рассматриваемого механизма большую роль играет так называемый стиль объяснения, который выступает в качестве модулятора по отношению к выученной беспомощности. То, как человек объясняет себе рядовые неприятности или серьезные поражения, определяет, сколь беспомощным или энергичным он будет. Оптимистическое объяснение останавливает беспомощность, а пессимистическое — усугубляет. Человек может объяснять неудачи как конкретные или универсальные, временные или постоянные, зависящие от обстоятельств или от него лично. Исследования показывают, что стиль объяснения влияет на психическое здоровье, уровень успехов в профессиональной деятельности, при этом он не является раз и навсегда заданным.

По мнению М. Зелигмана, поведение в маргинальной ситуации может зависеть, во-первых, от характера обратных связей, получаемых индивидом, во-вторых, от внутренней проработки этих сигналов самим индивидом, в-третьих, от его предрасположенности к той или иной проработке, сформировавшейся, например, в прошлом опыте (эффект «иммунизации»).

Пессимистический стиль объяснения, провоцирующий беспомощность, находится в одном ряду с такими факторами дезадаптив-ного поведения, как иррациональные убеждения и мысли, искажающие реальность. Сюда относятся склонность мыслить крайностями (все или плохо, или прекрасно), выборочное абстрагирование (интерпретация ситуации без учета контекста).

По сути подход М. Зелигмана является одним из вариантов концепции Фестингера (консонанса-диссонанса), хотя и в крайнем ее выражении.

Для диагностики индивидуально-психологических особенностей личности, обусловливающих длительность переживания состояния маргинальности, информативными являются следующие показатели: экстернальный локус контроля, низкий уровень самопринятия и самоуважения, выраженная конформность, чувство неполноценности, ощущение беспомощности и невозможности достичь поставленных целей, низкий уровень приверженности ценностям, непластичность, ригидность, высокий уровень сензитивности, неимпульсивность, неспособность к целостному восприятию мира, отсутствие способности устанавливать глубокие и тесные связи с окружающими, необщительность, средний уровень стремления к познанию, слабый творческий потенциал [3].

Важными факторами, влияющими на поведение личности в маргинальной ситуации, выступают внутренние, биологические условия, которые включают: наследственно-генетические особенности, врожденные свойства индивида (приобретенные во время внутриутробного развития и родов), им-принтинг (запечатление на ранних этапах онтогенеза), возрастные особенности психического развития и др.

В связи с этим изучение личности маргинала должно включать процедуры, направленные на выявление наличия либо отсутствия психобиологических предпосылок поведения, затрудняющих социальную адаптацию (отставания или задержки в умственном развитии, наличия или отсутствия нервно-психических заболеваний и патологий — неврозов, психопатии, психиатрических расстройств, эпилепсии, различных пограничных состояний).

Кроме того, достаточно важным является выявление дефектов индивидуально-психологического характера, в том числе нарушения эмоционально-волевой и мотивационной сфер (повышенная тревожность, агрессивность, неразвитые эмпатийные свойства), некоторых личностных акцентуаций, неадекватной самооценки и т. п., что требует индивидуального подхода при диагностике, а также разработки специальных психокоррекционных программ для реабилитационных мероприятий.

Необходимо также изучение и социально-психологических особенностей личности маргинала, для чего необходимо выделить значимые социально-психологические параметры, подлежащие диагностическому исследованию. Сюда следует отнести уровень социального развития, основные диагностические признаки которого определяются сферами социализации индивида (сфера труда, общения, познания, самоопределения, самопознания). Затем параметры важнейшей социально-психологической характеристики личности — направленности (ценностные ориентации и социальные установки, ценностно-нормативные представления). Отдельно следует выделить референтные ориентации. Выступая своего рода перцептивными фильтрами, референтные ориентации регулируют социальную перцепцию, восприятие и оценку окружающих людей, социальных норм, моральных ценностей. И, наконец, немалую значимость в объяснении причин и характера социальной дезадаптации маргинала играет система самооценок и ожидаемых оценок индивида, то, что относится к механизмам саморегуляции поведения, в первую очередь отклоняющегося поведения. Необходимо также исследование социальной ситуации, провоцирующей социальную дезадаптацию.

Таким образом, интегрирующим стержнем исследования маргинала выступает выявление тех неблагоприятных психобиологических, психологических и социально-психологических факторов, которые обусловливают дефекты социализации, рассматриваемые в данном контексте как процессы маргинализации личности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Голенкова, З. Т. Маргинальный слой: феномен социальной идентификации I З. Т. Голенкова, Е. Д. Ичитханян , И. В. Казаринова II СоцИс. -1998. — № 8. — C. 21-37.

2. Заславская, Т. И. Социология экономической жизни: очерки теории I Т. И. Заславская, Р. В. Рывкина. — Новосибирск : Наука, 1991. — 346 с.

3. Навджавонов, Н. О. Проблема маргинальной личности: постановка задачи и определение подходов I Н. О. Навджавонов II Социальная философия в конце XX века. — М. : МГУ, 1991. — 200 с.

4. Пачколина, Е. Н. Состояние маргинально-сти и его динамика у студентов из сельской местности в условиях города : автореф. дис. … канд. пси-хол. наук I Е. Н. Пачколина. — Самара, 2006. — 28 с.

5. Социальная маргинальность: характеристика основных концепций и подходов в современной социологии (Обзор) II Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 11, Социология. — 1992. — № 2. -С. 43-52.

Полную версию статьи О.Н. Макаренко см. на КиберЛенинка

Чекменёва Т.Г., Щербаков В.Ю. Маргинальность в современной России

Читайте также:

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*