Политические и правовые учения западников

Политические и правовые учения западников

Известно, что в русских политических и правовых учениях прошлого наблюдался известный дуализм: одни теоретики и практики предлагали западный путь развития, другие (которых называли славянофилами) отвергали этот путь и предлагали собственное развитие, не похожее по многим параметрам на европейское. Представители первого направления в отечественной общественно-политической мысли XIX в получили наименование западники. Концептуальные взгляды западников неразрывно связаны с полемикой против славянофилов — основных идейных оппонентов западников.

Западничество в политико-правовой науке переплетается с государственной школой, которая также известна как государственное направление, государственно-юридическое направление, соловьёвско-чичеринское направление, юридическая школа.

Считается, что к представителям «ранней» государственной школы относились И. Г. Эверс, А. М. Рейц, К. А. Неволин. Основные же положения концепции сформулировали К. Д. Кавелин, С. М. Соловьев, Б. Н. Чичерин. К «поздним государственникам» относят А. Д. Градовского, В. И. Сергеевича, Ф. И. Леонтовича и др. Государственная школа повлияла на научное творчество Е. И. Забелина, В. О. Ключевского, П. Н. Милюкова, С. Ф. Платонова, Ю. В. Готье, С. В. Бахрушина, отечественных классиков «зарубежья».

В классическом виде государственная школа акцентировала внимание не на политическом, а на социально-экономическом развитии, эволюции государственных органов, внутриполитических, в том числе правовых, отношений, генезисе феодализма. Логика исторического процесса отождествлялась с формированием крупных общественных союзов, из которых образовывается государство. Под государством понималась высшая социальная и политическая организация, аппарат центральной власти. Государство выступало и как организующая сила в борьбе с внешней опасностью и подвижным состоянием населения. Под внешней опасностью понималась, как правило, Золотая Орда; подвижность населения объяснялась колонизацией лесных просторов Восточно-Европейской равнины. Роль государства при этом обусловливалась необходимостью сплотить общество, следовательно, в XV—XVIII вв. происходит закрепощение сословий. Крестьяне прикрепляются к земле, горожане — к посадам, феодальное сословие обременяется необходимостью нести службу московскому государю. С уменьшением внешней опасности и усилением государства начинается обратный процесс раскрепощения сословий. В 1762 г.. а затем в 1785 г. выходят Жалованные грамоты дворянству, раскрепостившие это сословие. Вот как охарактеризовал этот процесс В. О. Ключевский, когда сравнивал Манифесты 18 февраля 1762 г. и 19 февраля 1861 г.: «По требованию исторической логики или общественной справедливости на другой день, 19 февраля должна была последовать отмена крепостного права, и она последовала на другой день, только спустя 99 лет».

Государственное направление в политико-правовом предмете имеет огромное значение, так как его приверженцы сформировали юридическую школу и разработали в ней проблематику истории русского права.

При наличии в государственном направлении общего теоретического учения о государстве в освещении конкретных вопросов взгляды ученых отличались. Итак, рассмотрим основные теории западнической правовой мысли.

Родовая теория происхождения Древнерусского государства. Теория была сформирована в трудах И. Г. Эверса. Иоганн Густав Эверс (1781—1830) придерживался критического течения в историографии, а его родовая теория в последующем была развита «государственной исторической школой». Поэтому теория Эверса занимает промежуточное положение между дворянской и буржуазной историографией, и в науке нет единого мнения о типологической принадлежности «родовой теории».

В своих первых трудах «О происхождении Русского государства», «Предварительные критические исследования» Эверс выступил с позиций антинорманизма, полагая, что государственность славянам принесли не норманны, а хазары. Следует отметить, что концепция о хазарском происхождении Руси в изложении И. Г. Эверса выглядела весьма убедительной и предваряла собой тематику славяно-русского присутствия на Дону и в Приазовье. Значимость концепции отражена в емкой цитате М. Т. Каченовского: «Мысль эта с непривычки всякому покажется весьма странною, но советуем внимательно почитать книгу почтенного Эверса».

Концепция о хазарском происхождении Руси и родовая теория происхождения древнерусского государства и права нашли отражение в основном научном исследовании И. Г. Эверса «Древнее русское право в историческом его раскрытии». Книга была издана на немецком языке в 1826 г. в Дерптском университете, ректором которого был сам автор. В русском переводе книга вышла в Санкт-Петербурге в 1835 г. Хронологически книга охватывает период от образования Древнерусского государства до правления Ярослава Мудрого. В качестве основных источников были использованы русские летописи и помещенные в них сказания о периоде формирования государственности, договоры Руси с Византией 912, 945 гг. и «Правда Ярослава» (Краткая редакция «Русской Правды»). Предметом исследования являлись государственный строй, законы и правовые нормы в их развитии. Таким образом автор пытался вывести «внутренние основания в жизни гражданского общества». Историко-юридический анализ источников позволил Эверсу сделать и вывод о государственности как результате длительного процесса формирования из семьи сначала племенной организации, а затем государственных институтов. Такую же логику развития автор проследил в древнерусском праве, в котором автор исследовал сочетание обычного права, византийского и скандинавского законодательства. В исследовании древнерусского права особо выделялся его «варяго-русский» период развития, а происхождение первых 15 статей «Русской Правды» в краткой редакции связывалось с политическими событиями в Новгородской земле во время правления Ярослава Мудрого. Тексты русско-византийских договоров характеризовались как весьма сопоставимые с заурядными правовыми источниками Византийской империи, а статьи «Русской Правды» условно подразделялась на части по содержанию правовых норм.

Таким образом, Эверс рассматривал «Русскую Правду» через призму последовательного развития правоотношений в тесной связи с историей древнерусского общества.

Родовая теория оказала значительное влияние на историки первой половины XIX в., таких как А. М. Рейц, Э. К. Тобин и др.

Основные положения своего учения А. М. Рейц изложил в труде «Опыт истории российских государственных и гражданских законов» (1829), в переводе О. Морошкина вышедшем в 1836 г. Здесь автор впервые предложил систематизированный курс русского права, в который он включил сравнительный обзор «Русской Правды», недавно открытого Судебнике 1497 г., Судебника 1550 г. и Соборного Уложения 1649 г. Исследования А. М. Рейца считаются весьма удачными для своего времени учебными пособиями и были достаточно популярны в среде историков-правоведов.

Тобин Э. К. (1811—1860) внес значительный вклад в исследование истории и теории уголовного права. «Взгляд на основные начала русского уголовного законодательства с древнейших времен до Уложения о наказаниях 1845 г.» (Журнал Министерства народного просвещения, 1847) и другие исследования 1840-х годов впервые в отечественной юридической науке раскрывают теорию и историю уголовного права.

Следуя традиции своего времени, автор делил русские правовые источники не только на редакции, но и на «фамилии» как по происхождению, так и по содержанию. Норманнская теория автора обосновывала идентичность образования и развития русского и европейского государства и права. Фамильное развитие права, которое сформулировал Э. К. Тобин, оказало большое влияние как на историко-правовое направление, так и на всю на русскую юриспруденцию XIX в.

В научном споре западников и славянофилов примирительное значение приобретают социологические идеи этнографии права М. М. Ковалевского (1851—1916). Историк был убежденным противником школы естественного права и нормативистов, с «их догматической юриспруденцией» и сторонником сравнительно-исторических методов. С такими выводами Ковалевский выступил в монографиях «Историко-сравнительный метод в юриспруденции и приемы изучения истории права» (М., 1880), «Очерк происхождения и развития семьи и частной собственности» (1890), «Родовой быт в настоящем, недавнем и в отдаленном прошлом» (вып. 1—2, СПб., 1905). Из цикла кавказоведческих работ можно назвать двухтомник «Закон и обычай на Кавказе» (М., 1890).

Сравнительно-исторический метод позволил автору выявить закономерность, что целый ряд правовых явлений, которые немцы относили на счет германского духа, а наши славянофилы на счет славянского, оказались общими не только обеим народностям, но и целому ряду других, достигших в тот или иной период своей истории одинаковых ступеней развития. Таким образом, основными факторами в развитии права признавались общественные условия, а не заимствование законов. Такой путь использования сравнительного метода был безусловным шагом вперед в изучении права.

Работы М. М. Ковалевского имеют огромное значение и для понимания теории и истории обычного права, в частности кавказских адатов. Основоположник этнографического направления правовой науки показал в теории и на конкретных примерах кавказских народов трансформацию социальных норм в обычное право.

История русского права в работах М. Ф. Владимирского-Буданова. Научная деятельность «патриарха истории русского права» М. Ф. Владимирского-Буданова (1838—1916) пришлась на вторую половину XIX — начало XX в. Историко-правовая концепция автора и методы его исследования (догматический, философский, исторический) формировались в десятках монографий, основные из которых посвящены средневековому периоду. Историко-правовой тематике посвящены монографии, хрестоматии и работы учебного характера. Первая крупная работа на основе магистерской диссертации Владимирского-Буданова рассматривала эволюцию немецкого права в Польше и Литве и публиковалась дважды — в № 8—12 ЖМНП и как отдельное издание (СПб., 1868). Источниковедческая работа историка отражена в нескольких выпусках основных источников средневекового права. При этом авторский перевод Судебника 1497 г. признается историографами одним из самых удачных.

В перечисленных работах автор четко определил предмет исследования — государственное (административное), частное, уголовное право и процесс. Развитие права понималось как прогрессивный процесс, который основывается на физической и моральной природе человека, подчиненного законам органического и неорганического мира, и объяснялось сходством природных и человеческих законов.

Основной труд Владимирского-Буданова «Обзор истории русского права» еще при жизни автора выдержал семь изданий (с 1886 по 1915 г.) и всегда пользовался спросом у юристов.

Переиздается он и в наши дни (Ростов н/Д, 1995). Поскольку «Обзор истории» предназначался в качестве учебного издания, в нем сильная теоретическая база. Другим достоинством работы является ее структура. Немаловажен и тот факт, что работы историка права широко применяли в своих исследователях многие известные правоведы. Следовательно, концептуальные взгляды Владимирского-Буданова представляют интерес и для современных юристов.

Он учил, что история законодательства предметно отличается от истории права. Если история законодательства изучает сам источник права в его развитии, то история права рассматривает развитие правовых норм и институтов, сгруппированных по отраслям права (авторское определение права) и опирающихся на соответствующее законодательство. В соответствии с этим принципиальным отличием автор сначала характеризует законодательство Древнерусского государства. Источниками законодательства назывались обычаи, реципированное византийское и германское право, княжеские уставы, «Русская Правда», Псковская и Новгородская судные грамоты,

Первоисточник обычного права Владимирский-Буданов выводил из физической и моральной природы человека, который подчиняется тем же законам природы. Таким образом, обычаи как природные законы развивались из инстинкта и сознания и понимались первобытным человеком как естественный ход вещей. Теоретическое обоснование обычаев автор подкреплял сравнительной этимологией терминов «обычно» (обычай, «правда»), «право» («Русская Правда» в значении закона, «пошло»), «пошлина» и т.д. Обычное право выражается в повторяющихся юридических действиях (фактах), поэтому закрепляется в юридических письменных источниках.

Вторым источником права Владимирский-Буданов назвал византийское и германское право и вывел первый прием законотворчества — рецепцию иноземного права. Третий источник — уставы, в кратком обзоре которых прослеживаются источник законодательства и нормы отраслевого права.

Основным моментом новой сущности монархической власти (характерной для России) Владимирский-Буданов считал провозглашение России империей, что давало основание считать государство и правителя правопреемником двух традиций — византийской и европейской. Сочетание европейских и отечественных начал автор проследил на примере реформ центральных и местных органов власти и управления (Сенат, Коллегии и т.д.).

Владимирский-Буданов подробно рассматривает историю уголовного права, гражданского права и процесса. Эта часть книги характеризует его как сторонника юридического подхода. Автор впервые в историографии предложил такой концептуальный подход в построении и изучении исторического материала. Исследование права по отраслевому признаку получило признание историков.

Научное наследие Владимирского-Буданова в советское время пережило годы забвения. Отраслевой подход к построению историко-правового материала, заложенный Владимирским-Будановым, применяется и в настоящее время.

Теория феодализма в России Н. П. Павлова-Сильванского. Основные научные труды Павлова-Сильванского (1869— 1908) посвящены изучению феодализма. В теории феодализма автора прослеживается влияние социологического и государственного направлений историографии, а также марксизма.

«Феодализм в России» — название основного научного труда и одновременно предмет многолетних исследований Павлова-Сильванского. Монография была издана в 1910 г. и стала первым исследованием, научно доказавшим наличие феодализма в России.

Феодализм в исследовании Павлова-Сильванского характеризуется как «система господства частного, или гражданского, права» по отношению к государственному строю. В феодальном порядке как режиме частного права в качестве основных черт автор выделял раздробленность страны и объединение владений договорными вассальными связями. В этих чертах проявляется действие «двух противоположных сил: 1) сил разъединяющих, центробежных, которые наиболее могущественны в первый период феодальной эпохи, доводя разъединение страны иногда до полной анархии, и 2) сил объединяющих, центростремительных, которые связывают распадающуюся на мелкие части страну цепью договорных союзов».

В феодализме (как системе права) Руси внимание акцентировано на развитии правовых институтов в крестьянской общине и ее взаимоотношениях с вотчинной собственностью бояр, а также характеризуются феодальные учреждения. В их числе рассмотрены иммунитет (боярский самосуд), защита-патронат (закладничество), боярская служба (система отношений вассалитета-сюзеренитета).

Теоретические взгляды Н. П. Павлова-Сильванского оказали влияние на многих философов, историков и юристов, писавших в начале XX в.

Милюков и его теория контраста. Значительное месте в отечественной историографии рубежа XIX—XX вв. занимает П. Н. Милюков (1859—1943). Основной научный труд Милюкова «Очерки по истории русской культуры» был написан в 1896 г. и выдержал множество переизданий, каждое из которых существенно перерабатывалось. «Очерки по истории русской культуры» — серьезный теоретический труд, предметом которого была не культура в узком смысле этого термина, а русское общество в его историческом развитии. В основу исследования была положена социологическая теория, близкая взглядам С. М. Соловьева и перекликающаяся с «юридической школой». В некоторых положениях «Очерков» прослеживается влияние теории феодализма Н. П. Павлова-Сильванского. Вместе с тем «теория контраста» влияла на формирование исторических концепций, в том числе у историков-правоведов. В чем же заключается сущность «теории контраста», и почему она получила такое название? П. Н. Милюков пришел к выводу, что развитие русского общества издревле было антагонистичнее европейскому. Если в европейском обществе шел внутренний процесс саморегулирования, в том числе правового — «снизу вверх», то у нас было все наоборот. Русское общество всегда строилось «сверху вниз», т.е. общественные отношения регулировались государственной властью. Эта особенность в большей степени была характерна для средневековой России и проявилась в государственных институтах. Государстве посредством актов центральной власти влияло на формирование служилых сословий. Таким образом, «теория контраста» не является собственно правовой, но определяет значение государства и права в общественной жизни средневековой России. Теория контраста в истории русской юридической мысли — отдельный предмет для изучения, ее правовую оценку подробно изложил Н. М. Азаркин в «Истории юридической мысли России» (М., 1999).

Историк права К. А. Неволин. Одним из основоположников юридической школы и отечественного научного правоведения был К. А. Неволин (1806—1855). Среди научных трудов профессора Киевского, а затем Петербургского университетов наибольшую известность получили: двухтомная «Энциклопедия законоведения», опубликованная в 1839—1840 гг., сочинения «О преемстве великокняжеского киевского престола», «О пятинах и погостах новгородских в XVI веке», «Образование управления в России от Иоанна Третьего до Петра Великого»: трехтомная «История российских гражданских законов».

«Энциклопедия законоведения» — капитальный труд по теории и истории права, как отечественного, так и зарубежного. В первом томе дается характеристика законоведения как дисциплины, изучающей «роды, виды, формы» законов в их историческом развитии, освещается история «философии законоведения». В итоге автор дает формулировку закона как «правды в нравственном мире бытия божественного существа в самом себе». Законы в энциклопедии подразделяются на естественные (объективные, независимые от воли людей) и «законы чисто положительные» — познающиеся из самого законодательства. Второй том посвящен всеобщей истории права. После краткого обзора правовых систем древневосточных цивилизаций, античной Греции и Рима, западноевропейских государств, К. А. Неволин приводит историю отечественного законодательства. Российские законы подразделяются на древние и новые, в которых прослеживается теория и история гражданского права России.

Трехтомная «История российских гражданских законов» (СПб., 1851) — самый объемный научный труд Неволина, не утративший своего значения и в наше время. «История» представляет собой не просто обзор отраслевого законодательства, а его серьезное теоретическое исследование с четкой правовой терминологией. Научный труд выделяется хорошей источниковой базой с использованием Полного собрания законов Российской империи, Полного собрания русских летописей и других изданий. Особое внимание было уделено истории и теории семейного права как части гражданского. Второй и третий тома посвящены вещному праву, обязательственным отношениям, наследственному праву. «История» К. А. Неволина вызвала заслуженный интерес ученых-историков — как правоведов, так и специалистов по источниковедению.

Оформление юридической школы в трудах К. Д. Кавелина. Правовая концепция К. Д. Кавелина (1818—1885) отражена в следующих работах: «Основные начала русского судоустройства и гражданского судопроизводства от Уложения до Учреждения о губерниях»; «Взгляд на юридический быт Древней Руси» (1847); «Взгляд на историческое развитие русского порядка законного наследования» (1860); «Устройство гражданских судов от Уложения царя Алексея Михайловича до Петра Великого» (1859). Исследования Кавелина основываются на большом количестве источников, сравнительном методе исследования, отличаются солидной содержательной и теоретической базой, в общих чертах охарактеризованной выше как юридическая школа отечественной историографии.

Научные взгляды А. Д. Градовского. Другим представителем юридической школы, «поздним государственником», одним из первых отечественных исследователей зарубежной истории права был А. Д. Градовский (1841—1889). Магистерскую диссертацию он защищал в Харьковском университете в 1866 г. по истории отечественного права. Спустя два года Градовский защитил докторскую диссертацию по теме «История местного управления в России», но затем основной его специализацией стало зарубежное государственное право. Авторская концепция истории государства и права была изложена в следующих трудах: «Германская конституция», изданная в двух томах (1875—1876), «Государственное право важнейших европейских держав. Часть историческая» (1886); сборник статей «Политика, история, администрация» (1871); «Начала русского государственного права» («О государственном устройстве» (том 1, 1875), «Органы управления» (том 2, 1876), «Органы местного самоуправления» (том 3,1883).

Книги Градовского отражали умеренно-либеральную концепцию западничества и рассматривали историю права с отраслевой позиции. Проблематика его работ относится также к истории конституционного права и истории политических и правовых учений.

Научная концепция Градовского основывалась на теоретических разработках школы, к которой он принадлежал, и качественно соединяла в себе государствоведческий, исторический и юридический подходы, а знание предметной стороны зарубежного государства и права позволяло провести глубокий сравнительно-исторический анализ.

Центральной темой в исследованиях автора было государство, под которым понималось упорядочивающее, объединяющее и примиряющее начало, которое стабилизирует различные общественные устремления и направляет их на решение своих (государственных) целей. Поэтому между отечественным государством и обществом, между самодержавием и демократическими свободами автор не видел серьезных противоречий. Отсюда Градовский выводил идею о «единстве общества и государства» и бесперспективности революционного пути развития и социализма в российских условиях. Так же как и Ь. Н. Чичерин, Градовский был сторонником буржуазных реформ 1860-х годов и доказывал необходимость их продолжения.

Концепция западника В. И. Сергеевича (1832—1911) была сформулирована в следующих монографиях: «Земские соборы в Московском государстве» (1875, 1903); «История права Московского государства» (1877); «Лекции и исследования по древней истории русского права» (1894); «Лекции и исследования по истории русского права» (1883,1889—1890); «Русская Правда и ее списки» (1899), а также в серии многотомных публикаций «Древности русского права» (1903) и «Русские юридические древности» (1902). Труды Сергеевича в дореволюционной России были весьма популярны и выдержали множество переизданий.

В научном творчестве «позднего государственника» Сергеевича преобладал интерес к органам народного представительства — вече и Земским соборам, Уложенной комиссии 1767—1768 гг., что отражено в его первом крупном исследовании «Вече и князь» (опубликовано в «Лекциях и исследованиях по древней истории русского права» и в «Лекциях и исследованиях по истории русского права»). В «Лекциях» не только представлена история выборных органов, но и раскрываются принципы и характер их деятельности, а также определена их роль как социальной опоры монархии и надежного государственного органа, стоящего «на страже закона и безопасности государства».

Проблематика юридического источниковедения представлена в исследованиях «древностей русского права». В анализе «Русской Правды» В. И. Сергеевич поддерживал позицию Н. В. Калачёва о «неофициальном» характере ее списков. В исследованиях по истории Новгородской республики не только анализируется народное представительство, но и прослеживается развитие феодального землевладения, экономической политики этого государства.

Историко-правовая тематика Ф. И. Леонтовича. Представитель юридической школы Ф. И. Леонтович (1833—1911) в основном исследовал средневековый период развития русского и литовского права. «Русская Правда и Литовский Статут», «Крестьяне юго-западной России по литовскому праву XV—XVI столетий» (1863), «Историческое исследование о правах литовско-русских евреев» (1864), «Задружно-общинный характер политического быта древней России» (1867), «Адаты кавказских горцев» (1883) и другие исследования автора дают достаточно подробную картину общественных отношений в Литовском государстве и средневековой Московии.

Леонтович делил историю права на два раздела: историк внешнего права и историю внутреннего права. К истории внешнего права он относил развитие памятников права с древнейших времен, к внутренней истории — содержание самого источника. Основой периодизации Леонтович считал развитие правовой культуры (что, кстати, интересно с позиции культуроведческого подхода к изучению истории). Исходя из этого в истории русского законодательства выделялись три периода:

1) первобытная правовая культура с зародышевыми элементами права;

2) период земской, общинно-волостной, территориальной правовой культуры;

3) период государственной культуры.

Автор отдавал предпочтение сравнительно-историческому методу исследования. Серьезная теоретическая основа позволила Леонтовичу провести очень качественный анализ отечественных правовых источников в их сравнении друг с другом и с европейским законодательством.

Научное творчество С. М. Соловьева (1820—1879) занимает одно из центральных мест в отечественной историографии досоветского периода. Значимость исторической концепции ученого и его научное наследие до сих пор не оценены в полной мере.

Главный научный труд С. М. Соловьева — «История России с древнейших времен», над которой автор трудился с 1851 по 1879 г. Исследование составило 29 томов и осталось неоконченным — изложение событий было доведено до 1775 г. Кроме того, Соловьев работал над лекционными курсами по отечественной истории. В переработанном виде лекционный курс издан в «Публичных чтениях о Петре Великом», во «Взгляде на историю установления государственного порядка в России до Петра Великого» и других лекциях.

Философские взгляды Соловьева строились на гегельянстве, некоторые историко-теоретические воззрения ученого перекликаются с родовой теорией И. Г. Эверса. В. О. Ключевский писал, что по ряду позиций С. М. Соловьев был близок к «государственной школе», но всегда отличался своей «историчностью».

Центральное место в исторической концепции Соловьева занимает государство, которое «есть необходимая форма для народа». С приобретением государственности народ становится на путь поступательно-прогрессивного развития, На историческую жизнь народа влияют три фактора: природа страны, где он живет; природа племени, к которому он принадлежит; ход внешних событий, влияние, идущее от народов, которые его окружают. Физико-географические, внутренние и внешнеполитические факторы в их взаимовлиянии прослежены на протяжении всего исторического процесса России.

В отечественной истории С. М. Соловьёв выделял четыре периода:

1) господство родового строя от Рюрика до Андрея Боголюбского;

2) от Андрея Боголюбского до начала XVII в.:

а) борьба родового и государственного строя от Андрея Боголюбского до Ивана Калиты;

б) объединение русских земель вокруг Москвы от Ивана Калиты до Ивана III;

в) торжество государственного начала от Ивана III до пресечения Рюрикова дома и самого начала XVII в.;

3) вступление России в систему европейских государств от первых Романовых до середины XVIII в.;

4) новый период истории России от середины XVIII в. до так называемых великих реформ 1860-х годов.

Соловьев разработал концепцию влияния на историю России природы ее «государственной области», представляющей «единую систему рек», открытость территории захватчикам с Востока и Запада. Логика исторического развития при таких обстоятельствах равнозначна «распространению русских владений», следовательно, течению этих рек.

Внутриполитические и внешнеполитические факторы в развитии российской государственности раскрыты Соловьевым в исторической конкретике. Краткая характеристика этих факторов представлена в «Публичных чтениях о Петре Великом» и «Взгляде на историю государственного порядка в России до Петра Великого». В отличие от Запада Россия была «государством бедным, земледельческим», без сильной промышленности и торговли, вынужденным постоянно защищать свою независимость, т.е. уделять обороноспособности приоритетное внимание. По этой причине происходит закрепощение населения, а крепостное право в нашей стране просуществовало дольше, чем в Европе. В результате петровских реформ сформировалась мощная государственность, постепенно отпала необходимость в крепостном праве, которое было отменено «великими реформами 1860-х годов».

Географические и природные особенности «русской равнины» влияли на своеобразие экономических и политических отношений в государстве. Учение о своеобразии поземельных отношений в России вылилось в концепцию феодализма, В 13-м томе «Истории России» Соловьев не находит таких отношений в отечественном средневековом государстве. Вместе термина «феодализм» автор употреблял слово «закладничество», которое означало переход под защиту к феодалу, т.е, получался «защитный союз», или «союз закладничества». Эти союзные отношения пришли на смену родовому союзу. Сою; закладничества мог проявиться в поступлении на службу к князю дружинника, в таком случае возникали отношения сюзерена и вассала. Крестьянин также искал покровительства у феодала и попадал в крепостную зависимость. Другие формы закладнического союза вели к холопству. Таким образом, Соловьевым были сформулированы признаки феодального государства: отношения сюзеренитета-вассалитета, поземельной и личной феодальной зависимости.

Итак, обзор «Истории России» показывает, что С. М. Соловьев не ставил перед собой задачи специального правового исследования. Вместо этого мы обнаруживаем подробную политическую историю Российского государства. В разделах, характеризующих «состояние России» на определенных этапах ее развития, дается общая характеристика законодательства («Русской Правды», Судебников, Уложения и т.д.). Такой подход позволяет лучше понять логику историко-правового развития, его теоретическую составляющую и причинно-следственную связь.

Историко-правовая тематика в «Курсе русской истории» В. О. Ключевского. Основной научный труд В. О. Ключевского (1841—1911) «Курс русской истории» составлен на основе лекций, прочитанных им в Московском университете.

Предметом научной специализации В. О. Ключевского была русская медиевистика. Ранние работы автора были переработаны в докторской диссертации и монографии «Боярская дума Древней Руси» (1882). В 1880—1910 гг. Ключевский разработал спецкурсы «Методология русской истории», «Терминология русской истории», «История сословий в России», «Источники русской истории», а также по русской историографии. Он также принял участие в нормотворческой деятельности, ему было поручено участвовать в работе Комиссии по пересмотру законов о печати, в составлении проектов законов об учреждении Государственной думы и ее полномочиях.

Научная концепция Ключевского основывалась на позитивистском подходе, признании действия разных факторов, влиявших на ход русской истории. От своих учителей — С. М. Соловьева и Ф. И. Буслаева — Ключевский воспринял идеи закономерности русского исторического процесса, роли географического фактора и самобытности русской государственности. Логика исторического процесса в отображении Ключевского близка к государственной школе. Вместе с тем Ключевский пришел к плюралистичности движущих факторов истории. Среди этих факторов (исторических сил) автор выделял «человеческую личность, людское общество и природу страны». Здесь берет свое начало «концепция колонизации».

«Колонизация как основной факт» русской истории положена в основу «Курса русской истории». Ключевский писал: «История России есть история страны, которая колонизуется. Область колонизации в ней расширялась вместе с государственной ее территорией… это вековое движение продолжается до наших дней». В соответствии с этим характеризуются «периоды русской истории как главные моменты колонизации». Автор выделял четыре периода русской истории:

Русь Днепровская, городская, торговая (VIII — первая половина XIII в.).

Русь Верхневолжская, удельно-княжеская, вольно-земледельческая (XIII — середина XV в.).

Русь Великая, Московская, царско-боярская, военно-землевладельческая (середина XV—второе десятилетие XVII в.).

Период всероссийский, императорско-дворянский, период крепостного хозяйства, земледельческого и фабрично-заводского (начало XVII — первая половина XIX в.).

В «Курсе русской истории» подробно представлена историко-правовая тематика. Только «Русской Правде» и церковному законодательству Древнерусского государства посвящены три лекции курса Ключевского.

Внимательное изучение древних рукописей высветило несколько концептуальных вопросов в развитии права. Так, в лекции 14 сделан акцент на вопросах соотношения норм права в различных списках источника, применении норм права в конкретных исторических условиях, соотношении норм гражданского, уголовного, семейного права. Достаточно подробно рассматриваются вопросы судоустройства, судебного процесса и системы наказаний.

В основу «исследования сословного деления» Ключевским положены два принципа. Первый принцип экономический, второй — юридический. При этом оба принципа в одинаковой степени «справедливы и совпадают в классификации общества».

При применении принципа «экономического» деления общества различают «классы городские и сельские». В юридической классификации общества приоритет отдается его политическим отношениям, которые названы «политическим бытом». Сущность политического быта заключается в борьбе партий (на примере Новгорода).

В исследовании историко-правовых вопросов прослежено взаимодействие светского и церковного законодательства (лекции 34—38). Формирование системы русского крепостного права, собственности светских и духовных феодалов на землю связано с вотчинной теорией В. О. Ключевского. Вотчинная теория подкреплена не только «Курсом русской истории», многие лекции которой посвящены именно этой теории. Положения вотчинной теории отражены также в монографии «Боярская дума Древней Руси» (М., 1902). Вотчинная теория (в общей ее интерпретации) отражает формирование и развитие феодальных отношений (экономических, социальных, политических). Данная теория в отечественной историографии проблем феодализма занимает особое место, ее основные положения и критика должны быть предметом самостоятельного исследования.

Прив. по: studme.org

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.


*