Политическая теория Москва — третий Рим

Политическая теория Москва — третий Рим

Попытки осмысления и анализа событий, связанных с образованием и развитием русского централизованного государства, прослеживаются в литературе начиная с «Жития Дмитрия Ивановича Донского», «Задонщины», «Нового летописца» и продолжаются в теории «Москва — третий Рим» монаха Филофея. В публицистике XVI в. идея монархической власти Ивана Грозного возникла из работ Максима Грека, митрополита Макария, основывается на положениях теории «иосифлян». На рубеже XVI—XVII вв. теория божественного происхождения и легитимности царской власти становится еще более актуальной и развивается в «Степенной книге царского родословия» о событиях 1584—1618 гг.

Переписка Ивана Грозного с А. Курбским впервые в отечественной политической мысли показывает столкновение интересов самодержавия и родовой знати, различие видения царя и оппозиции о том, каким должно быть Московское государство. Рождение нового государства и официальной теологии неразрывно связано с развитием антиеретических учений.

В общих чертах Московское государство обладало политическим учением, характерным для средневековой державы. В отличие от домонгольской Руси в Московском государстве были выработаны четкие внутриполитическая и внешнеполитическая доктрины с целью укрепления единства и территориального роста огромной страны, именуемой с XVI в. —Россия.

Политическая концепция «Москва — третий Рим»

Обоснование необходимости объединения Руси в литературе XIV—XV вв. Образование русского централизованного государства получило обоснование в литературе XIV—XVI вв. Одним из первых произведений такого рода было «Слово о житии Дмитрия Ивановича Донского». Вероятным автором «Слова» считается Епифаний Премудрый, живший на рубеже XIV— XV вв. В литературном памятнике Московского государства Дмитрий Донской (1359—1389) называется русским царем, законным преемником первых московских князей: Ивана Калиты (1326—1340) и Ивана II Красного (1353—1359). Дмитрий Иванович показан как законный правитель, объединитель Руси, внявший древнерусским воззваниям об объединении и борьбе с татарами. Поэтому «Бог дал» Руси силы в борьбе с татарами. Теологическое обоснование усиления Москвы перекликается с обоснованием титула «царь». Дмитрий Донской назван царем, поскольку признавался таковым вассальными русскими князьями, «оградил всю русскую землю» от врагов и получил международное признание, так как «цари земные, слыша о нем, дивились». Автор пишет, что сам

Дмитрий называл себя царем, независимым от Мамая. Основной сюжет произведения заключается в обосновании суверенитета Русской земли от Орды, закрепленного в победе на реке Вожа (1378) и в Куликовской битве (1380). Как видно из литературного памятника, русский князь получает праве называться царем, а Москва претендует на самостоятельность от Золотой Орды еще до окончательного свержения монголо-татарского ига (1480).

Формирование единого государства в Северо-Восточной Руси — процесс достаточно сложный и длительный. В XIV— XV вв. Московское княжество отстаивало свои права в борьбе с Тверью. Противостояние двух мощных политических центров нашло отражение в политической мысли того времени. Одним из наиболее выразительных памятников тверской юридической мысли можно назвать «Похвальное слово инока Фомы». посвященное тверскому князю Борису Александровичу (середина XV в.). Сочинение неизвестного автора отражает период возвышения Твери и ее претензии на роль объединения Русской земли. В годы феодальной войны XV в. позиции Москвы ослабли, Орде удалось восстановить контроль над русскими княжествами, чем пыталась воспользоваться Тверь. Соседнее с Москвой княжество, выгодно используя свое географическое положение, быстро восстанавливало экономику, в Орде тверские князья выкупали ярлыки. Несомненно, Тверь пыталась утвердиться как субъект международных отношений. В Средние века дипломатия часто велась через церковную организацию, и Тверь направила своего посла на Флорентийский собор 1439 г., решавший вопрос об объединении Католической и Православной церквей. Сюжет «Похвального слова» показывает, что Тверь в связи с церковными событиями пыталась обосновать права Бориса Александровича как «самодержавного государя», способного объединить Северо-Восточную Русь. Великий князь Твери в «Похвальном слове» несколько раз назван царем, пытавшимся установить дипломатические связи с Константинополем.

Однако Византийская империя вскоре пала (1453), Тверь стала вассалом Москвы, а «Похвальное слово инока Фомы> было предано забвению и даже кем-то редактировалось. Тем не менее это сочинение XV в. дает представление, что обоснование суверенитета Руси было актуальной политической мыслью в преддверии свержения монголо-татарского ига. Борьбу с ослабевшей Ордой возглавила Москва. Сохранившиеся в удельных княжествах источники служат подтверждением, что независимость Руси XV в. стала объективной необходимостью, осознанной не только в Москве, но и в Твери.

В XV — начале XVI столетий политическим центром Северо-Восточной Руси окончательно стала Москва. Великий князь Иван Васильевич III (1462—1505) в 1472 г. женился на византийской принцессе Софье Палеолог, а наследник престола, Василий Иванович III, по материнской линии восходил к римским императорам. Столица нового государства обзаводилась державной атрибутикой. Обветшавшие стены «белокаменного» кремля заменялись новыми, кирпичными, возводимыми итальянскими мастерами. Таких не было прежде на Руси, новый кремль с белоснежными соборами впечатлял современников. Русь восприняла византийский герб — двуглавый орел также показывал преемственность византийской государственности. В годы правления Ивана III Русь окончательно свергла монголо-татарское иго (1480), был принят общегосударственный Судебник 1497 г., проведены реформы в войске, образованы первые Приказы. Великий князь Иван Васильевич III именовал себя царем.

Процесс образования Российского государства был завершен при Василии Ивановиче III (1505—1533). России была необходима новая идеология, подтверждавшая статус великой державы, преемницы Византийской империи. Параллели Руси и Византии не были редким сюжетом в отечественной средневековой литературе, но в XV в. появилась тенденция отождествления двух стран. В России находили прибежище грамотные византийцы. Среди них были Максим Грек, предостерегавший Россию от ошибок Византийского государства, Пахомий Логофет и др. Иными словами, прослеживается формирование нового направления политической мысли, отражавшего процесс образования единого государства.

Среди первых авторов, сравнивавших Москву и Царьград, был монах Псковского Елизарьева монастыря Филофей. Инок развил теорию «Москва — третий Рим». В своих «Посланиях» к Василию III и Ивану IV старец Филофей выступает ярым сторонником присоединения Пскова к Москве и размышляет о сущности грехопадения. Он логическим путем выводит, что человеческие грехи воспринимаются государством. Государство, так же как и человек, наказывается Богом за грехи, в том числе и гибелью. Автор сравнивает апокалипсис с падением Древнего Рима и с крушением Византийской империи. Природа «конца света» теологически объясняется ересью, отходом от христианства. Такая же причина апокалипсиса государства показана на примере Рима, который был наказан богом за свои грехи варварским завоеванием. В «Послании старца Филофея к царю Ивану Васильевичу» говорится: «Некогда великий Рим пал и болен неисцелимым неверием — ересью» католической. Второй Рим, Константинополь, также оказался заражен ересью «из-за соединения православных с латинянами» на Флорентийском соборе 1439 г. Следствием грехопадения византийцев стало завоевание Константинополя турками, «потому и была разрушена константинопольская церковь, и унижена была». Православная церковь переместилась в третий Рим, в новую и великую Русь.

Итак, заключает Филофей: «Два Рима пали, третий стоит, а четвертому не бывать!» Поскольку Русское царство всегда будет оплотом самодержавия, автор предостерегает Москву от «людей недостойных и враждебных царю», т.е. еретиков. Русский царь призван защищать друзей (церковь) и верны* рабов, т.е. тех, кто «волю Божию беспрестанно исполняет». Однако правильно отличить друзей от врагов возможно, только если жить по «Божиим законам». Поэтому старец конспективно изложил основы вероучения в сравнительном толковании Ветхого Завета с логикой падения государственности «арамейской, египетской и прочих».

Теория «Москва — третий Рим» сразу же была взята на вооружение Иваном Грозным. Во-первых, теория обосновывала могущество России. Во-вторых, Иван IV (1533— 1584) по настоянию митрополита Макария венчался на царство (1547) и получил с новой теорией легитимность по отношению к византийским «цезарям-автократам». В переводе на русский язык «цезарь» — это царь, «автократ» — значил самодержец. То есть теологическая теория вполне перекликалась со светским обоснованием власти. В-третьих (это! аспект тоже важен) — борьба с ересью. Влияние Флорентийского собора докатилось и до России, появились разные ереси «жидовствующих», в церкви шла борьба «иосифлян» и «нестяжателей», а теория Филофея как раз имела ортодоксальную направленность. В-четвертых, Филофей прожил около 100 лет, признавался современниками мудрым старцем, считалось символичным, что инок родился в год падения Константинополя (1453), что придавало его учению характер прорицания.

Одновременно с формированием политической теории «Москва — третий Рим» создавалась историческая теория «Москва — третий Рим». В 1512 г. был написан «Хронограф» — труд, в котором рассматривалась история православных стран на фоне формулировки приоритета русского православия над константинопольским униатством. В сравнительном обзоре особое место уделялось истории России как православной страны. На исторических примерах показано усиление Московского государства и обоснование его как ведущей христианской державы в сравнении с ослаблением и падением Византии. После обоснования исторической теории страны-предшественницы и державы-преемницы историографическая традиция римского могущества становится одной из главных тем в русской исторической литературе XVI—XVII вв.

Прив. по: studme.org

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.


*