Внешняя торговля России в XIX в.

В  сложной  истории  отношений  начала XIX в.  значительное  место  занимали международные  торговые  связи,  которые  охватывали  широкий  спектр  деятельности государств:  область  международной  политики,  взаимодействие  в  сфере  экономики,  науки, культуры  и  т.д.  Торговые  связи  составляли  сердцевину  международных  экономических отношений  и  во  многом  определяли  темпы  и  направление  экономического  развития Российской  империи.  В  первой  половине XIX в.  продолжал  формироваться  всероссийский рынок.  С  одной  стороны,  его  стимулировали  развитие  промышленности,  рост  городов  и хозяйственная  специализация  регионов.

С  другой,  этот  процесс  тормозила  низкая покупательная  способность  населения,  обусловленная  крепостным  состоянием  крестьян  и нищенским существованием широких народных масс. Основными покупателями могли быть только  дворяне,  купцы  и  часть  горожан.
Несмотря  на  это,  торговля  развивалась  более быстрыми темпами, чем в предшествующий период. Внутренний  рынок  претерпел  существенные  изменения за  счет  расширения  торговых операций  и  увеличения  ассортимента  товаров.  Особое  значение  имело  распространение  на рынке промышленных изделий, наряду с сельскохозяйственной продукцией.

По-прежнему роль торговых центров играли ярмарки, всероссийские и местные. Их в России  насчитывалось  более  тысячи.  Они  представляли  собой  сезонную,  оптовую  и мелкооптовую  систему  торговли.  Широкой  известностью  пользовались  Нижегородская  на Волге, Ирбитская в Сибири и Ростовская в Ярославской губернии. В крупных городах России интенсивно развивалась магазинная (постоянная розничная) торговля.

Значительных успехов впервой половине XIX в. достигла внешняя торговля. Ее баланс почти неизменно оставался активным, т. е. вывоз превышал ввоз. Однако структура экспорта изменилась.  Из  него  исчезли  черные  металлы  (железо  и  сплавы  на  его  основе),  стала  преобладать сельскохозяйственная продукция. Вывозили пшеницу, лес, пеньку, кожи, лён и т. д.

В  вывозе  этих  продуктов  в  Европу  (в  основном  в  Англию)  были  заинтересованы  прежде всего  русские  помещики,  которые  пользовали   вырученные  деньги  на  приобретение предметов  роскоши.  Русская  буржуазия  слабо  использовала  внешние  рынки.  Небольшая часть промышленной продукции шла в Китай, Иран, Турцию. Даже в этих азиатских странах Россия  практически  не  могла   конкурировать  с  Западом.  Попытки  правительства  помочь буржуазии развить внешнюю торговлю были неэффективными. Огромный среднеазиатский рынок русские купцы смогли освоить лишь к концу XIX в.

Импорт  в  основном  был  ориентирован  на  удовлетворение  потребностей  дворянства. Ввозили модную одежду, колониальные товары (чай, кофе, пряности) и др. Часть импорта составляли  машины,  инструменты  и  другие  предметы,  необходимые  для  развития промышленности и сельского хозяйства страны. Во  второй  половине XIX в.  завершилось  формирование  всероссийского  рынка. Производство и потребление окончательно приобрели товарный характер. Главным товаром была сельскохозяйственная продукция, в первую очередь хлеб, более 50% которого шло на внутренний и внешний рынок. Быстро росла торговля промышленной продукцией, спрос на которую повысился не только в городе, но и в деревне. Широкое распространение получила продажа сырья: железная руда, уголь, лес, нефть и т. д.

Россия все больше втягивалась в мировой рынок. Неуклонно возрастал объем внешней торговли. В структуре вывоза преобладала продукция сельского хозяйства (особенно хлеб). Попытки  освоения  азиатских  рынков  для  массового  сбыта  российской  промышленной продукции  наталкивались  на  европейскую  конкуренцию  и  оставались  малоэффективными. Ввоз  состоял  не  только  из  предметов  роскоши  и  колониальных  товаров,  как  в  первой половине XIX в., но и металлов, машин. Основными внешнеторговыми партнерами России являлись Германия и Англия. Особое место занимал импорт хлопка (из США), необходимого для  развития  текстильной  промышленности.  Во  второй  половине XIX в.  для  России  был характерен устойчивый активный внешнеторговый баланс, главным образом за счет вывоза хлеба.

Развитию  внешних  экономических  связей  России  в  первые  пореформенные десятилетия способствовал ряд благоприятных обстоятельств. Прежде всего,к ним следует отнести  протекционистское  таможенное  обложение  привозных  товаров,  увеличение протяженности  железных  дорог,  промышленное  строительство,  развитие  почтовой,  телеграфной и телефонной связи. Торговля с Европой в первые послевоенные годы и особенно второй четверть XIX в. стали  периодом  интенсивных  внешнеторговых  связей  России  с  западноевропейскими государствами,  хотя  эти  связи  и  приобрели  существенные  структурные  изменения.  Рост денежного  обращения  в  стране  способствовал  увеличению  товарооборота.  По-прежнему  в активной  внешней  торговле нуждалось, прежде всего, дворянство,  которое  поставляло  на европейский рынок главную массу экспортных продуктов из своих имений; оно же являлось и основным потребителем импортных товаров.

Благодаря внешней торговле развертывался процесс интенсификации помещичьих хозяйств. Главные  перемены  заключались  не  в  суммарном  исчислении  товарооборота,  а  в принципиальном видоизменении  номенклатуры  российского  экспорта. В  конце XVIII в. ведущее место в нем занимали готовые изделия изольна, пеньки (до 40%) и железа. Однако в  начале XIX в.  в  связи  с  внедрением  машинного  производства  в  текстильной промышленности  Англии  и  появлением  пароходов,  для  которых  не  нужны  были  канаты, вывоз  пеньки  и  льна  упал  до  10%  прежнего  объема  и  вскоре  снизился  до  минимальных размеров.  Сократился  и  вывоз  железа  в  связи  с  промышленным  переворотом  в  Англии  и быстрым  развитием  там  металлургической  промышленности:  с  3  млн.  пудов  в  80-х  годах XVIII в. до одного миллиона в конце 20-х годов XIX в. Основная  доля  ее  товарооборота,  особенно  русского  экспорта,  приходилась  на европейскую торговлю.

Количество основных партнеров России по торговле было невелико: до  80%  всего  вывоза  приходилось  на  семь  европейских  государств;  свыше  60%  импорта поступало из четырех европейских стран — Германии, Великобритании, Франции и Австро-Венгрии. Исключительное положение во внешней торговле России занимали Англия и Германия. На  их  долю  приходилось  до  половины  всего  российского  торгового  оборота,  причем наиболее  быстрыми  темпами  развивались торговые  связи  с  Германской  империей.  Если объем  торговли  с  Англией  в  1891  г.  вырос  по  сравнению  с  1856 – 1860  гг.  в  2,2  раза,  то русско-германской торговли –в 5 раз. Вытеснение Англии к концу столетия с занимаемых ею с давних пор позиций на русском рынке было связано с бурным развитием германского капитализма – более молодого, технически лучше оснащенного, более организованного, чем английский.

Непосредственно  после  крестьянской  реформы  Россия  занимала  первое  место  по вывозу  на  мировой  рынок  хлеба,  льна,  пушнины,  второе  (после  США) – лесных  товаров, мяса, коровьего масла, яиц, жмыхов, третье (после Германии и Франции) – сахара. За  Российской  империей  ввиду  ее  технической  отсталости  все  больше  закреплялась роль поставщика сырых сельскохозяйственных продуктов.

С  40-х  годов XIX в.  вырос  экспорт  хлеба  в  Западную  Европу.  Задача  вывезти  как можно  больше  хлеба  на  внешний  рынок  с  тем,  чтобы  иметь  возможность  свести  концы  с концами  в  платежном  балансе,  становится  одной  из  главных  во  внешнеторговой  политике царского  правительства.  Несмотря  на  неурожаи  и  возросшие  трудности  на  мировом  рынке зерна,  русское  правительство  продолжало  наращивать  объем  экспорта  хлеба.  Перед крестьянской реформой из России за границу  вывозилось 5% чистого сбора хлебов, в 70-х годах – 10%, а в 80 – 90-е годы –20%. При этом пшеницы вывозилось до 40% сбора. Если за первое  пореформенное  пятилетие  ежегодно  вывозилось  86,2 млн. пудов  зерна,  то  в  1891 – 1895 гг. – 444,2 млн., т.е. в 5 раз больше. При  этом  по  душевому  потреблению  хлебов, хотя  и  возросшему  в  80-е  годы,  Россия продолжала занимать последнее место среди великих держав.

Рост  экспорта хлеба  объясняется  тем,  что  в  начале  века  хлеб  экспортировали  только тогда,  когда   урожай  превышал  необходимое  количество  для  собственного  потребления, правительство открывало порты и таможни для беспрепятственной продажи зерна. Но если был  неурожай  и  замечался  недостаток  в  хлебе,   цены  на  него  на  внутреннем  рынке поднимались, и следовало запрещение  его  вывоза  за  рубеж.  В  таком  направлении действовала  Екатерина II,  так  поступал  и  Павел I.

В  годы  правления  Павла I происходили неоднократные колебания в торговле хлебом. Лишь к концу 1800 г. правительство в согласии с  купечеством  пришло  к  выводу  о  возможности,  даже  при  некотором  стеснении  хлебного рынка,  продавать  за  границу  самый  дорогой  и  выгодный  для  сбыта  хлебный  продукт – пшеницу, которая обычно не потреблялась простым населением. К концу века правительство поступало уже по другому – «Не доедим, а вывезем» –так откровенно высказался министр финансов России И. А. Вышнеградский.

Европейские  коммерсанты  продолжали  господствовать  во  внешней  торговле  России. Такое  положение  объяснялось  недостатком  у  русских  купцов  свободных  капиталов, доступного кредита, малым общим тоннажем русского торгового флота. К тому же многие страны, такие как Англия, Голландия, Испания, Франция, устанавливали на привозимые на русских  кораблях  товары  высокие  ставки  различных  сборов.  Исключением  являлись Швеция,  Норвегия  и  немецкие  города,  которые  во  внешней  торговле  с  Россией  придерживались принципа наибольшего благоприятствования.

К  началу  90-х  годов XIX в.  между  Россией  и  Германией  существовали  прочные экономические  связи.  Для  германских  экспортеров  русский  рынок  представлялся  весьма перспективным;  в  свою  очередь  для  России  Германия  становилась  первым  по  значению рынком  сбыта  товаров.  В  Германию  направлялось  свыше  четверти  всего  вывоза  России.  В 1880 – 1890  гг.  Германия  занимала  второе,  а  в  1891 – 1892  гг. – первое  место  среди крупнейших потребителей товаров российского экспорта. Если как импортер Германия была одним  из  двух  наиболее  крупных  партнеров, то, как  поставщик  товаров  на  русский  рынок она безраздельно занимала ведущее место, опережая Англию. Россия также занимала одно из ведущих мест в торговле Германии, которая на мировом рынке была второй после Англии.

На рубеже 80 – 90-х годов на долю России приходилось около 13% германского импорта и 6% вывозимых из Германии товаров. В начале 90-х годов XIX в. Россия занимала четвертое место  в  торговле  Германии,  после  Англии,  США  и  Австро-Венгрии,  причем  именно в германской торговле ее роль была особенно  высока. Торговля  с Германией была одним из важнейших  компонентов,  определявших  структуру  внешней  торговли  России.  Россия являлась  главным  поставщиком  леса  и  лесных материалов  в  Германию:  в  90-е  годы  в  эту страну шло более 45% всего отечественного лесного экспорта.

Существенная  доля  в  российском  экспорте  в  Германию  принадлежала  нефти  и нефтепродуктам, которые составляли 11,5% их вывоза из России. На  российский  рынок  Германия  поставляла:  машины,  металлы  и  металлические изделия, химические  продукты,  каменный  уголь  и  кокс,  краски,  кожи,  шерстяные  изделия, хлопок.   Лишь  по  ввозу  металлических  изделий  и  каменного  угля  Германия  уступала Англии.

Из  Германии  в  Россию  шло около  трети  пряностей,  до  половины  ввозимого  кофе, четверть табака, значительная часть хлопка. Немецкие фирмы прочно забирали в свои руки посредническую торговлю с Россией товарами колониального происхождения. Россия  традиционно  вывозила  сельскохозяйственные  продукты  в  Англию.  Однако  в конце  80-х  годов  доля  этой  отрасли  в  отечественном  экспорте  снизилась  до  20%  главным образом  потому,  что  английские  купцы  стали  импортировать  заокеанский  хлеб  и  лес  из США  и  Канады.  Сократился  ввоз  в  Англию  русского  сала  и пеньки.  Положение  первого партнера на британском рынке Россия сохранила лишь в отношении льна, марганцевой руды, жмыхов, нефти и нефтепродуктов.

В  начале  80-х  годов  английская  торговая  фирма  «Лейн  и  Макэндрю»,  изучавшая возможность  транспортировки  нефти из  Батума  в  Западную  Европу  наливным  способом, установила отношения с несколькими зарубежными компаниями, которые рассматривала как потенциальных  агентов  для  экспорта  русского  керосина.  Вскоре  в Англию  прибыл  первый пароход с нефтью из России. В 1885 г. в Лондоне было учреждено «Керосиновое общество», при  посредничестве  которого  русская  нефть  вывозилась  в  Индию  и  на  Дальний  Восток. Образованное  в  Лондоне  «Англо-Кавказское  общество»  построило  склады  для  хранения нефти,  поставляемой  из  России.  По  оценке  специалистов,  английские  компании, торговавшие русскими нефтяными продуктами, затратили 20 млн. рублей на оборудование резервуаров, складов и транспортной системы.

Таким  образом,  уже  в  первые  пореформенные  годы главным  торговым  партнером России стремится стать Германия, которая начинает теснить Англию на российском рынке. Германия  практически  не  уступала,  а  в  отдельные  годы  превосходила  Англию  как  по абсолютному  объему  торговли  с  Россией,  так  и  по  удельному  весу  в  ее  товарообороте. Свыше  30%  всей  стоимости  привозимых  в  нашу  страну  товаров  приходилось  на  импорт Германии. В свою очередь в Германию направлялось свыше четверти всего вывоза России. В Германию вывозилась главным образом сельскохозяйственная продукция, а также лес, нефть и нефтепродукты. Торговый  баланс  был  в  пользу Германии, прежде  всего  потому,  что  между  двумя государствами  не  существовало  торгового  договора.  «Россия  и  Германия,  или  вернее Пруссия, – отмечал  впоследствии  С.  Ю.  Витте, – жили  столь  тесной  жизнью  вследствие династических отношений, что торговых договоров как будто бы и не требовалось».

Необходимость  договорных  торговых  отношений  стала  особенно  очевидной  после победы Пруссии над Францией в войне 1870 –1871 гг. и завершения объединения немецких земель.  Образовавшаяся  в  начале 70-х  годов  Германская  империя  ускоренными  темпами двинула  развитие  своей  промышленности.  Ее  правящие  круги  рассматривали  Россию  как потенциальный  аграрный  придаток  Германии,  источник  сырья  и  обширный  рынок  сбыта немецкой промышленной продукции. Ввиду отсутствия торгового договора ввоз германских товаров в Россию постоянно и бесконтрольно увеличивался. Устраняя другие страны с русского рынка, Германия прибрала к  рукам  большую  часть  внешней  торговли  России.  Российская  империя  была  вынуждена принять ответные меры, основной из которых явилось повышение таможенных тарифов. С 1 января  1877  г.  была  введена  так  называемая  золотая  пошлина.  В  соответствии  с  ней  ввоз товаров в Россию оплачивался золотом, что означало резкое увеличение (примерно на треть) таможенного обложения. Торговый баланс, пассивный для России в 60-70-е годы, с начала 80-х годов становится положительным.

Третье  место  в  торговле  с  Россией  вслед  за  Англией  и  Германией  принадлежало Голландии, куда вывозились пшеница, рожь, овес, кукуруза, лен, льняное семя, жмых, кожи, шкуры,  марганцевая  руда.  Некоторая  часть  товаров,  поставлявшихся  в  Голландию,  предназначалась для Германии. Далее по объемам товарооборота шли Франция, Италия, Австро-Венгрия,  Бельгия  и  США. Основными  предметами  отечественного  экспорта  во  Францию были хлеб и лен; стоимость экспорта в США была незначительной – всего 2,4 млн. рублей.

Русско-американские торговые  отношения  в  первое  пореформенное  десятилетие характеризовались  сравнительно  незначительными  масштабами.  Ввоз  товаров  из  США преобладал  над  вывозом.  В  Россию  поставлялись  строительные  механизмы,  паровозы, продукция  американских  компаний  по  производству  швейных  машин  и  зерноуборочной техники. Первые зингеровские машины поступили в Россию в 1859 г. В короткий срок они завоевали широкую  популярность.  В  течение  следующего  десятилетия  на  русском  рынке появилось уже не менее 22 американских, а также английские и французские марки швейных машин. Американские сельскохозяйственные машины стали ввозиться в Россию с середины 50-х годов, когда фирма «Берджес энд Кей» начала продажу жаток, производимых фирмой «Маккормик». В 1870-х годах «Маккормик» открыл торговые представительства в Москве и Харькове. К началу 80-х годов их сеть в нашей стране  увеличилась  до 17.

Вслед за торговыми  представительствами  в  нашу  страну  пришли  американские  капиталы  и предприниматели. Многие последующие торговые проекты в России имели в своей основе торговые поставки промышленного оборудования из Соединенных Штатов. Русско-американская торговля велась также в Сибири и на Дальнем Востоке. Наиболее стабильно развивалась каботажная торговля в дальневосточных портах и гаванях Охотского и Берингова морей. Американское продовольствие и сопутствующие товары имели важное значение для снабжения русского и коренного населения этих окраинных земель России. В свою очередь американские торговцы в значительных количествах скупали у русских купцов и промысловиков пушнину и морепродукты.

После продажи Аляски (по договору от 18 марта 1867 г. она была продана за 7,2 млн. долларов,  что  соответствовало  11 млн. рублей)  и  упразднения  Российско-американской компании (в 1868 г.) незаконный промысел и контрабандная торговля в русских владениях еще  более  возросли,  особенно  в  Чукотском  и  Охотско-Камчатском  крае,  в  районе Командорских  островов.  На  Дальнем  Востоке  развернулась  «незаконная  эксплуатация берегов обоих наших морей, сначала американцами и канадцами, а потом и всеми.

Восточная  торговля России рассматривалась  в  качестве  важного  канала  сбыта сельскохозяйственной и промышленной продукции, усиления посреднической роли России в товарообмене  между  странами  Запада  и  Востока.  Геополитическое  положение  страны должно  было  способствовать  выходу  продукции  молодой  российской  промышленности  на восточные  рынки.  Русское  правительство  прилагало  немалые  усилия  для  упрочения  и расширения экономических связей в первую очередь с Ираном, государствами Средней Азии и Китаем.

Переход  российской  торговли  с  Востоком  в  частные  руки  изменил  структуру китайского  импорта.  Сократился  удельный  вес  дорогостоящих  товаров  (шелков,  бархата  и т.д.), но увеличивалась доля предметов массового потребления – хлопчатобумажных тканей, кирпичного  и  байхового  чая,  сахара,  табака.  В  1751  г.,  например,  было  вывезено  из  Китая тканей на сумму в 257,9 тыс. рублей, что составило почти 60% всего российского импорта из этой  страны;  в  1759 – 1761  гг.  доля  тканей  в  составе  импорта  достигала  66%.  Россия приспособилась к азиатской форме торговли с Китаем. Россия  к  концу  века  превратилась  в  крупнейшего  мирового  скупщика  чая, составлявшего почти треть стоимости импорта из Китая.

В  целом  русско-китайская  торговля  стояла  далеко  позади  по  сравнению  с коммерческими  отношениями  других  европейских  государств  с  Китаем.  Морское  торговое судоходство  Англии,  Германии,  Франции  и  других  стран  быстро  развивалось,  особенно после так называемых «опиумных войн» (1840 – 1842 и 1856 – 1860), когда китайские власти в результате навязанных им кабальных договоров были вынуждены открыть свои порты для свободного доступа иностранных торговых фирм и учреждения там своих филиалов. Россия оказалась  в  полной  зависимости  в  азиатской  торговле  от  английских,  французских  и германских купцов.

Система  договоров  1842 – 1860  гг.,  заключенных  с  Китаем,  помимо  права  на свободную торговлю, принесла западным державам и ряд других льгот, которые на Россию не распространялись. Состояние русско-китайской торговли  усугублялось также и тем, что результаты промышленной революции в странах Западной Европы и США вызвали наплыв дешевых  товаров  на  китайский  рынок  и  сделали  неконкурентоспособной  продукцию отсталой российской промышленности, тем более доставляемую караванным путем. К  середине XIX в.  значительно  возросла  стоимость  перевозок  товаров  из  Китая  в Россию  сухопутным  путем.  Соответственно  выросли  цены  китайских  товаров  на  русском рынке.  Все  это  подрывало  сибирскую  русско-китайскую  торговлю  и  заставляло  русское правительство искать другие торговые маршруты в Китай, в первую очередь через Среднюю Азию.

Как  и  в  случае  с  Китаем,  в  связи  с  успехами  промышленного  переворота  в  Западной Европе  меняется  в  неблагоприятную  для  России  сторону  и  ситуация  на  других  восточных рынках.  Так,  продукция  западноевропейской  металлургии,  более  дешевая  и  качественная, приспособленная  к  местным  потребностям  и  материальным  возможностям, вытесняет изделия  русского  производства.  Аналогичное  положение  складывается  на  рынках текстильной продукции, которые со второй четверти XIX в. были практически утрачены для русской промышленности.

В  30-х  годах XIX в.  русские  промышленники  и  купцы  начинают  испытывать конкуренцию  и  со  стороны  зарождающегося  в  азиатских  странах  мануфактурного производства.  Так,  первые  турецкие  мануфактуры,  оснащенные  высокопроизводительной западноевропейской  техникой,  позволили  значительно  сократить  импорт  из  России корабельных  канатов  и  парусины.  Более  того,  в  русско-азиатской  торговле  происходит своеобразная инверсия. На отдельных восточных рынках коммерческие партнеры меняются местами:  благодаря  торговой  экспансии  английских  текстильных  промышленников  на Ближний  Восток,  Турция,  например,  превращается  в  поставщика  дешевых  «турецких» тканей для южных губерний России.

В общем объеме внешней торговли России ее экспорт в Турцию составлял менее 2%. Среди  товаров,  вывозившихся  в  Турцию,  первое  место  по  стоимости  во  второй  половине XIX в. по-прежнему занимали зерновые (пшеница, рожь, ячмень, овес, кукуруза), затем мука, сыр,  масло,  лесоматериалы,  икра,  рыба,  кожи,  скот, домашняя  птица.  Из  Турции традиционно поставлялись фрукты, дорогие вина и предметы роскоши. В отличие от торговли с другими странами Азии основная часть товарообмена между Россией и Турцией осуществлялась с помощью морских перевозок. До конца 50-х годов XIX в. значительная часть турецких грузов доставлялась парусниками английских, французских и австрийских  торгово-транспортных  компаний.  После  Крымской  войны,  понимая  важность развития торговли южных губерний с государствами бассейнов Черного и Средиземного морей, правительство  Александра II санкционировало  в  1856  г.  создание  «Русского  общества Пароходства  и  Торговли»  (РОПиТ).  Эта  акционерная  компания  (треть  ее  акций принадлежала правительству) сыграла заметную роль в развитии русского экспорта в страны Ближнего Востока.

Географическая  близость  и  обоюдная  заинтересованность  в  сбыте  своих  товаров выступали благоприятными факторами расширения торговых отношений России с Ираном. Внешнеторговая  политика  Ирана  была  подчинена  традиционной  исламской  социально-экономической  доктрине,  которая  регламентировала  всю  хозяйственную  деятельность  в стране. В русско-иранской торговле с обеих сторон принимали активное участие армянские купцы.  Однако  их  посредничество,  нередко  принимавшее  характер  монополии,  наносило ущерб  российским  торговым  интересам.  Правительство  стремилось  к  расширению  прямых контактов  русских  купцов  с  торгово-предпринимательскими  кругами  Ирана.  Ко  всему прочему  такая  внешнеэкономическая  политика  должна  была  служить  преградой  для экспансии английского капитала в Иран и далее –на Кавказ.

Ключ  к  расширению  торговли  с  Ираном  русское  правительство  видело  в  усилении своего  влияния  в  Закавказье.  Закрепившись  в  этом  регионе,  особенно  в  Грузии,  Россия получала  возможность  оказывать  экономическое  и  политическое  давление  на  Иран. Оживленно велась торговля с Бухарой и Хивой. Среди вывозившихся оттуда товаров следует отметить золото и серебро, каракуль и др. Из российских товаров доставлялись сукна, олово, котлы,  сахар,  меха,  промышленные  изделия  (в  частности,  швейные  иглы  и  наперстки).  В конце столетия среди вывозимых из Средней Азии товаров на первое место выходят пряжа и хлопок-сырец для мануфактур и фабрик России.

На  протяжении  всей  второй  половины XIX столетия  Россия  имела  отрицательный торговый баланс с Афганистаном, Ираном и другими азиатскими странами. Особенно он был велик в торговле с Китаем и Индией. Например, ввоз товаров из Индии в Россию превышал российский вывоз туда в четыре –шесть раз. Из  числа  промышленных  товаров  в  страны  Азии  вывозились  льняные  и хлопчатобумажные  изделия,  однако  по  стоимости  в  общем  объеме  экспорта  им принадлежали  лишь  несколько  процентов.  Столь  же  невелика  была  доля  экспортируемых металлов (кроме золота, серебра и платины). В целом торговля с Востоком до конца XIX в. находилась на уровне десятой доли всего внешнеторгового  оборота  Российской  империи.  Такое  состояние  торговых отношений  не отражало  истинных  российских  потребностей  в  восточных  товарах.  Спрос  на  них  в пореформенный период постоянно увеличивался. Восточные товары в больших количествах приобретались через третьи страны путем реэкспорта.

К  середине XIX в.  объем  внешней  торговли  России  достиг  невиданных  прежде величин:  экспорт  с  1758 – 1760  по  1851 – 1853  гг.  увеличился  почти  в  одиннадцать  раз, импорт – более  чем  в  одиннадцать.  Однако  внешнеторговая  политика  России  со  странами Запада  и  Востока  не  всегда  была  гибкой  и вследствие  частого  отхода  от  меркантильных принципов  не  давала  благоприятного  торгового  баланса.  Параметры  внешней  торговли  оставались весьма скромными.

Общей тенденцией в международной торговле XIX в. являлся рост товарооборота. Если в начале столетия его объем был равен 2,8 млрд. рублей, в середине века –7,9 млрд., то к концу XIX в. товарооборот достиг суммы 58 млрд. рублей. Россия в пореформенный период выступала  не  только  активным  участником  европейского  и  мирового  рынка, но  и  была лидером по отдельным статьям экспорта. Развитие России по капиталистическому пути при сохранении  многочисленных  пережитков  крепостнических  отношений  порождало экономические трудности и противоречия, в преодолении которых важное место отводилось внешней  торговле.  Особенно  велика  была  ее  роль  в  разрешении  проблемы  платежного баланса.  Для  строительства  современных  фабрик  и  заводов,  железных  дорог  и  т.д.  страна остро нуждалась во ввозе металлов, машин, промышленного оборудования, некоторых видов сырья.  С  другой  стороны, необходимо  было  обеспечить  выплаты  по  внешним  займам  и другим  формам  кредитной  задолженности  иностранному  капиталу.  Все  эти  расходы тяжелым бременем ложились на финансовое состояние империи.

Напряженный платежный баланс  России,  развивавшей  собственную  индустрию  в  значительной  мере  за  счет иностранных  капиталовложений,  должен  был  компенсироваться  активным  сальдо  по внешнеторговым  операциям,  так  как  других  крупных  доходов  (от  инвестиций  за  границу, фрахта  и  т.п.)  государство  не  имело.  Достигнуть  этого  возможно  было  двумя  путями: всемерным  расширением  экспорта  и  защитой  внутреннего  рынка  от  конкуренции иностранных товаров.

В  условиях  динамичного  развития  народного  хозяйства  Российской  империи,  прежде всего  промышленности,  многие  государства  мира  поддерживали  с  ней  интенсивные экономические отношения. Во второй половине XIX в. были заключены торговые договоры на принципах взаимного благоприятствования с Францией –в 1857 и 1874 гг., с Англией и Бельгией –в 1858 г., Италией –в 1863 г., Швейцарией –в 1872, Перу –в 1874 г., Испанией – в  1876  г.,  Китаем  в  1858  и  1862  гг.,  с  Японией – в  1867  г.  и  т.д.  С  Германией,  Англией, Австрией (Австро-Венгрией), Италией, Францией торговые отношения строились на основе конвенционных  тарифов.  Семь  государств,  в  том  числе  Китай,  Персия,  Турция,  имели двусторонние торговые договоры с Россией.

Внешняя торговля велась в основном морским путем. С ростом железнодорожной сети увеличился объем торговли и через сухопутные границы. Пореформенная  Россия  оставалась  аграрной  страной, вывозившей,  за  некоторыми исключениями, сельскохозяйственную продукцию и ввозившей промышленные товары. Средний ежегодный оборот внешней торговли России в 1856 –1860 гг. составлял 431,5 млн. рублей  (вывоз – 225,6 млн.,  ввоз – 205,9 млн. рублей).  Статистические  данные свидетельствуют, что во второй половине столетия за счет превышения вывоза товаров над ввозом  наблюдалась  постоянная  тенденция  к  увеличению  доходов  России  от  внешней торговли. Этот доход к 1895 г. по сравнению с 1889 г. увеличивался в среднем за год на 35%.

Несмотря на очевидный рост, удельный вес России в мировом товарообороте к концу 80-х  годов  увеличился  незначительно  и  по  относительному  участию  в  мировой  торговле Россия на порядок уступала Великобритании, Германии, США, Франции; по душевому же участию стояла ниже не только развитых государств, но и других стран, с которыми имела примерно равный уровень экономического развития, – Австро-Венгрии и Италии.

Развитие  российской  внешней  торговли  происходило  крайне  неравномерно.  На  ее оборот существенно  влияли  такие  факторы,  как  экономические  кризисы,  размеры  урожая, войны,  покровительственный  характер  таможенной  политики  правительства,  возросшая конкуренция  и  т.д.  Внешняя  торговля  России  чутко  реагировала  и  на  изменения, происходившие  в  мировом  капиталистическом  хозяйстве.  В  60 – 70-е  годы  российский импорт  опережал  экспорт.  Быстрый  рост  объема  привоза  был вызван, прежде всего, усиленными закупками транспортного и промышленного оборудования за границей. Другой причиной  была  таможенная  политика.  Именно  в  этот  период  был  принят  и  действовал наиболее умеренный тариф второй половины XIX в. – тариф 1868 г.

В  80-е  годы – в  период  относительного  спада  хозяйственного  развития  и  усиления протекционистских  тенденций  в  торговой  политике  русского  правительства – импорт сократился.  Вывоз  товаров  из  России  постоянно  возрастал,  особенно  быстро  со  второй половины  60-х  годов.  В  связи  с  этим  менялось  и  состояние  общего  баланса  внешней торговли, который, начиная  с  1877  г.  был  положительным  для  нашей  страны. Россия торговала не только с европейскими и с некоторыми азиатскими государствами, но и со странами Африки и американского континента, однако в значительно меньших размерах. По стоимости экспортируемых товаров на первом месте стоял хлеб, второе место принадлежало шерсти, третье –льну, далее шли семена масличных культур, сало, пенька, лес. В результате прогресса соответствующих российских отраслей промышленности сократился ввоз сахара, табака, масла, хлопчатобумажных тканей и других товаров.

С  повышением  товарности  сельского  хозяйства  вырос  и  экспорт  продукции животноводства  и  птицеводства.  В  1861 – 1865  гг.  было  вывезено  преимущественно  в Германию,  Австро-Венгрию,  Англию  и  Бельгию  1,4 млн. яиц,  а  в  конце XIX в.  ежегодно вывозилось около 1,5 млрд. яиц; среднегодовой вывоз масла составил соответственно 95 тыс. пудов и 400 –450 тыс. пудов. Относительно и абсолютно сократился экспорт сала в связи с вытеснением стеариновых свечей электричеством и керосином, а также заменой смазочного сала машинными маслами, получаемыми из нефти.

В структуре экспортируемых товаров с 70-х годов начинает расти удельный вес сахара, производство которого резко увеличилось на Юге России. Если в 1861 – 1865 гг. было вывезено 74 тыс. пудов, то в 1876 – 1880 гг. уже 1108 тыс. пудов  сахара.  Вывоз  осуществлялся  помещичьим  синдикатом  сахарозаводчиков,  так  как продукция  этой  отрасли  была  сосредоточена  в  руках  крупных  землевладельцев, специализировавшихся на выращивании сахарной свеклы. Россия  много  теряла  во  внешней  торговле  в  связи  с  неэквивалентным  обменом  на мировом  рынке,  поскольку  производительность  труда  в  ее  народном  хозяйстве  была  более низкой  по  сравнению  с  развитыми  капиталистическими  странами,  а,  следовательно, себестоимость товарной продукции выше.

Стабильной и  высокодоходной  статьей  российского  промышленного  экспорта становится  в  пореформенную  эпоху  вывоз  на  мировой  рынок  нефти  и  нефтепродуктов  из Бакинского нефтяного района. Добыча нефти здесь поднялась с 557 тыс. пудов в 1865 г. до 21,5 млн. в  1880  г.  и  до  489 млн. пудов  в  1898  г.  Российские  нефтепродукты  успешно конкурировали  с  аналогичной  продукцией  других  нефтеэкспортирующих  стран.  Русский экспорт  нефтепродуктов  стал  развиваться  тогда,  когда  рынки  керосина  были  уже монополизированы  американскими  нефтяными  кампаниями.  В  начале  80-х  годов XIX в. русские  нефтепромышленники  вступили  в  острую  конкурентную  борьбу  с  американскими нефтяными компаниями на Ближнем Востоке и за сравнительно короткое время одержали в ней  верх.

География  русских  поставок  керосина расширилась  вплоть  до  Туниса.  Русский керосин вытеснил американский в Турции и Иране. Но для организации нефтяной торговли России хронически не хватало транспортных средств. Преодолению транспортного кризиса способствовало  строительство  первого  нефтепродуктопровода  и  частичный  переход  к перевозке  нефти  и  нефтепродуктов судами.  Транспортировка Бакинской нефти  из  Батума потребителям обходилась вдвое дешевле, чем доставка из-за океана.

В  середине XIX в.  Россия  играла  первенствующую  роль  в  формировании  мирового хлебного  рынка,  занимала доминирующее  положение  среди  европейских  стран – экспортеров зерна. За период с 1866 по 1899 г. экспорт хлеба вырос более чем втрое. Если до реформы  1861  г.  зерно  на  экспорт  производили  в  основном  помещичьи  хозяйства,  то с развитием  железнодорожного  и  парового  морского  транспорта  во  внешнюю  торговлю  все больше втягивались крупные крестьянские хозяйства, в особенности в районах Юга России. Русская  пшеница  ввозилась  во  все  западноевропейские  государства,  но  главным потребителем  являлась  Англия  (четверть  всего  экспорта).  За  ней  следовали  Германия, Франция,  Италия,  Голландия,  Греция  и  т.д.  Жизненно  важное  значение  имела  русская пшеница для Италии, где ею не только обеспечивалось население, но и успешно развивалось макаронное  производство,  как  национальная  отрасль  пищевой  промышленности.  Рожь,  по производству  которой  Россия  удерживала  абсолютное  лидерство,  экспортировалась  в Германию  и  Голландию,  а  также  в  Скандинавские  страны.  Что  касается  кукурузы,  то  ее главными потребителями выступали Англия и Франция.

Перемещение в 70 – 80-е годы центра производства товарного зерна в южные и юго-восточные  районы  предопределило  их  превращение  в  житницу  не  только  России,  но  и Западной  Европы.  Если  в  первой  половине XIX в.  главным  портом  по  вывозу  хлеба  был Петербург,  то  в  пореформенный  период  существенно возросла  роль  портов  Черного  и Азовского  морей. Через  них  направлялась  на  внешние  рынки  основная  часть  экспорта сельскохозяйственной  продукции.  Первое  место  занимал  Одесский  порт,  через  который проходило до 50% экспорта хлеба Юга России.

В  свою  очередь  в  нашу  страну  стали  поступать  из-за  границы  современные сельскохозяйственные  машины,  и,  что  не  менее  важно,  российские  земледельцы  начали успешно перенимать достижения европейской агрономической науки. Однако  количество  вывозимого  хлеба  и  сырья  резко  сокращалось  в  довольно  часто выпадавшие  неурожайные  годы.  Так,  неурожай  1871  г.  привел  к  уменьшению  экспорта  в следующем  году;  неурожайные  1875,  1880,  1885,  1891  и  1892  гг.  обусловили  сокращение вывоза, особенно в 1880 и 1892 гг.

На  объем  оборота  внешней  торговли  России  оказывали  влияние  мировые экономические кризисы. Например, кризис 1866 – 1867 гг. вызвал падение цен на российские товары, понижение вексельного курса на Петербургской бирже. В  результате  объем  внешней  торговли  в  1868  г.  сократился:  экспорт  уменьшился  с 244,8  до  226,6 млн. рублей,  импорт – с  265  до  260,9 млн. рублей.  Мировой  кризис  1882-1883 гг. привел к падению экспорта в последующие несколько лет. Экспорт снизился также в 1889 г., что было предвестником кризиса следующего, 1890 г. В кризисные годы уменьшался не только вывоз, но и ввоз товаров в Россию из-за границы.

Основной  причиной  мирового  аграрного  кризиса  последней  четверти XIX в.  явился наплыв на европейский рынок дешевого заокеанского хлеба (из США, Канады, Аргентины, Австралии).  В  этот  период  в  США  началось  интенсивное  освоение  свободных  сельскохозяйственных  земель,  в связи, с  чем  резко  расширилось  зерновое  производство, и увеличились поставки хлеба на рынки Европы. В результате Россия оказалась оттесненной со  своих  традиционных  рынков,  прежде  всего  английского.  Близость  российских  портов  к хлебным  рынкам  Европы  американские  предприниматели  компенсировали  удешевлением транспортировки (по воде, без гужевой доставки), механизацией погрузки и разгрузки зерна в портах, дешевизной его хранения на складах, четкой организацией хлеботорговых сделок.

Высокому  природному  качеству  русского  зерна  американцы  противопоставили  отличную выработку хлеба. Все это вместе взятое позволило США завоевать с 90-х годов лидирующее положение на мировом хлебном рынке. Вследствие  названных  причин  цены  на  хлеб  с  конца  70-х  годов  начали  падать,  и повысились они лишь в конце столетия. В этих  условиях рост экспорта хлеба в отдельные годы  не приносил  соответствующего  увеличения  денежной  выручки  ввиду  более  низкой производительности труда в зерновом хозяйстве России по сравнению с США. В результате конкуренции  американского  зерна  экспортные  цены  упали  на  европейском  рынки  на пшеницу с 85 до56 копеек за пуд, на рожь –с 63 до 47 копеек.

В  целом  несмотря  на  серьезные  трудности,  связанные  с  аграрным  кризисом,  экспорт сельхозпродуктов,  льна,  древесины,  пушнины,  сырья  в  пореформенный  период  выступал стимулом,  двигателем  развития  промышленности России. В  структуре  же  российского экспорта  промышленные  товары  составляли  всего  3 – 4%,  причем  основная  их  часть вывозилась в пограничные страны Азии.

В  этот  период  сокращаются  общие  размеры  импорта  товаров  в  Россию.  Снижение явилось, с одной стороны, следствием мирового аграрного кризиса и падением цен на хлеб; с другой – финансовая  напряженность  и  значительный  внешний  долг  вынуждали  русское правительство  сдерживать  импорт  товаров  с  целью  получения  активного  сальдо  торгового баланса как главного источника обслуживания иностранных займов. Количество соглашений со странами Запада было невелико. Большинство договоров и конвенций о торговле и мореплавании строились на принципе предоставления прав наиболее благоприятствуемой  нации.  Преимущества,  предоставляемые  партнеру  по  соглашению, «немедленно  и  безвозмездно»  распространялись  на  прочие  государства,  с  которыми  были заключены  договоры.  Такие  договоры  регулировали  коммерческие  отношения  с  Бельгией, Великобританией,  Грецией,  Данией,  Голландией,  Португалией и  Францией.  Однако  при незначительной  номенклатуре  предметов  русского  экспорта  в  эти  страны  уступки, предоставляемые друг другу западноевропейскими государствами, в большинстве случаев не имели для России существенного значения. По главным статьям русского экспорта –зерну и сырью – выгоды,  получаемые  Россией  в  результате  приобретения  прав  наиболее благоприятствуемой нации, были крайне неустойчивы и находились в прямой зависимости от  колебания  общих  тарифов  иностранных  государств  и  от  изменения  или  прекращения торговых отношений между ними.

В  связи  с  этим  внешнеторговая  политика  России  постоянно  колебалась  от фритредерства  к  протекционизму  и  наоборот.  Однако,  несмотря  на  отдельные  победы фритредеров, таможенная политика в целом на протяжении первой половины XIX в. характеризовалась  запретительными,  или  покровительственными,  принципами, – ввоз  многих товаров был полностью запрещен, ввоз же других облагался высокими пошлинами. В   20-е  годы   в  результате  фритредерского  курса  русского  правительства ежегодный объем  внешнеторговых  оборотов  стал  быстро  расти. В  то  же  время  политика  свободной торговли  повлекла  за  собой кризис  отечественной  промышленности. Многие  фабрики,  не выдержав  конкуренции,  разорялись.  Тариф  1819  г.  вызвал  недовольство  в  промышленных кругах, так как пошлины на ввоз товаров в Россию были установлены минимальные (от 2 до 15%). Государство, утверждали представители буржуазии, оказывает предпочтение изделиям других  стран,  а  собственные  предприятия  должны  закрываться.  Для  сохранения отечественной промышленности необходимо было срочно восстановить пошлины.

С  другой  стороны  введение  либерального  тарифа  означало  победу  сторонников свободной торговли и способствовало  увеличению импорта товаров в Россию: в 1820 г. их было  ввезено  на  245  млн.  рублей  по  сравнению  с  177  млн.  в  предыдущем  году.  Следует отметить  и  тот  факт,  что  иностранные  правительства  отнюдь  не  собирались,  как  к  тому обязывали  решения  Венского  конгресса,  вводить  у  себя  систему  свободной  торговли, которая  могла  бы  благоприятствовать  российскому  экспорту:  во  Франции  действовал протекционистский  таможенный  тариф  и  была  установлена  подвижная  шкала  хлебных пошлин; Пруссия также повысила пошлины на ввозимое из России сырье.

В конце  60-х – начале  80-х  годов XIX столетия  в  Европе  возобладало покровительственное  направление  в  таможенной  политике.  В  середине  70-х  годов  к политике  усиленного  протекционизма  переходит  и  Российская  империя.  Пореформенный период  характеризуется  постепенным  ужесточением  протекционистской  системы: таможенное  обложение  ввозимых  товаров  возрастало.  В  этом  вопросе  русское правительство,  хотя  и не  всегда  последовательно,  шло  навстречу  интересам  отечественной буржуазии. Так, в 1857 – 1868 гг. сумма пошлин относительно стоимости импортируемых товаров составляла  17,6%,  в  1869 – 1876  гг.–12,7%;  в  1881 – 1884  гг. – 18,7%;  в  1885 – 1890  гг. – 28,3%; в 1891 – 1900 гг. –33%. С 1877 г. пошлины стали взиматься в золотой валюте, что означало их автоматическое повышение наполовину.

Над  таможенной  политикой  России  довлели  фискальные  интересы,  стремление увеличить казенные доходы. Внешняя задолженность требовала ежегодно крупные суммы на погашение  займов  и  выплату  процентов  по  ним.  Напряженность  финансового  положения усугублялась тем, что с 1872 по 1877 г. торговый баланс страны был пассивным. Все это не позволяло расширять импорт и вынуждало правительство поднимать таможенное обложение ввозимых товаров. После 1877 г. таможенные сборы неоднократно повышались в интересах увеличения доходов государственного казначейства и покровительства отдельным отраслям промышленности. В 1878 г. была вновь установлена пошлина на хлопок, а в конце 1881 г. – 10%-ная  надбавка  к  пошлинам  на  импортируемые  товары  (кроме  соли).  В  1882  г. таможенные  сборы  были  введены  на  многие  товары,  беспошлинно ввозившиеся  в соответствии  с  тарифом  1868  г.,  а  на  другие  были  увеличены;  через  три  года  в  целях уравновешивания торгового баланса пошлины повысились еще на 20%, поскольку в связи с аграрным  кризисом  цены  на  сельскохозяйственные  продукты  снизились.

В  1890  г. повышение  курса  кредитного  рубля  потребовало  снова  поднять  почти  все  таможенные пошлины на 20%. Вместе с тем в отдельных случаях ввозные пошлины понижались (например, на черный металл) либо отменялись (на машины, хлопок и др.). Быстрое развитие промышленности и железнодорожного  строительства  требовало  смягчения  условий  импорта  машин,  металла, железнодорожного оборудования. Но по мере роста производства продукции отечественной металлургической,  каменноугольной,  химической  и  машиностроительной промышленности сокращалась  потребность  в  импорте  соответствующих  товаров.  В  1880  г.  был  отменен беспошлинный  ввоз  железа  и  чугуна  для  машиностроительных  заводов.  Начиная  с  1884  г. стал  также  облагаться  г.  были  установлены  пошлины  на  импорт  сельскохозяйственных машин,  продукции  химической  индустрии  и  т. пошлиной,  которая  в  дальнейшемнеоднократно  повышалась,  ввоз  каменного  угля.  В  1885 г. были  установлены  пошлины  наимпорт сельскохозяйственных машин, продукции химической индустрии и т.д.

В пореформенный период Россия поддерживала внешнеторговые связи с 28 странами, которые  регулировались  с  помощью  государственной  таможенной  политики.  Однако  в вопросах  таможенного  обложения  интересы  промышленной  буржуазии,  купечества  и землевладельцев далеко не всегда совпадали. Промышленники и купечество выступали как представители  крайнего  протекционизма  в  отношении  импорта  промышленных  товаров, тогда  как  землевладельцы – покупатели  и  потребители  этих  товаров – экономически выигрывали от снижения таможенных пошлин.

Внутри промышленной  буржуазии  также  велась  борьба  вокруг  вопросов  таможенной политики. Владельцы металлургических заводов добивались увеличения пошлин на импорт металла,  а  хозяева  машиностроительных  предприятий,  напротив,  требовали  их  снижения; владельцы  прядильных  фабрик  ратовали  за  повышение  пошлин  на  ввоз  пряжи,  а  ткацких фабрик –за их уменьшение.

В целом буржуазия видела в покровительственной таможенной системе главный рычаг прогресса  русской  промышленности; но  также  и  часть  помещиков  была  заинтересована  в покровительственных  пошлинах  на  ввоз  сахара,  кож  и  других  товаров  из-за  границы. Ужесточение  таможенной  политики,  особенно  с  конца  1870-х  годов,  и  стремление правительства к достижению активного торгового баланса, с одной стороны, положительно влияло  на процесс  индустриального  развития  России.  Выросли  добыча  угля  и  железной руды,  производство  чугуна,  стали,  железа.  С  другой – такая  политика  ограничивала внешнюю торговлю, приток в страну передовых технологий, машин и оборудования.

Высокие  пошлины  препятствовали  ввозу  в  Россию  иностранных  товаров,  но  не ограничивали  импорт  капиталов.  Русское  правительство  решало  таможенные  вопросы  с учетом интересов иностранных промышленных инвесторов. Зарубежный  капитал  стремился  обходить  таможенные  преграды  с  помощью организации  филиалов  своих  предприятий  для  производства  в  России  тех  товаров,  ввоз которых подвергался наиболее высокому обложению. Так, увеличение таможенных пошлин на  импорт  стали,  чугуна  и  угля  привело  к  учреждению  во  Франции  ряда  акционерных обществ, целью которых являлось строительство металлообрабатывающих заводов в России. Начало  производственной  деятельности  немецких  электротехнических  и  химических компаний на территории России также было связано с возведением тарифных барьеров.

В конце 80-хгодов XIX в. после пятилетней депрессии в России появились признаки хозяйственного  оживления.  Произошли  изменения  и  во  внешнеэкономических  отношениях России. В ходе  их  упрочивались  и  расширялись  производственные  и  финансово-торговые связи между российскими предпринимателями и их заграничными партнерами. Став министром  финансов,  С.  Ю.  Витте,  как  признанный  специалист  в  области таможенного  дела,  постоянно  обращал  внимание  Александра III,  а  затем  Николая II на необходимость  совершенствования  таможенного регулирования  внешней  торговли  в  целях защиты  отечественных  товаропроизводителей.  Таможенная  политика,  проводимая  Витте, была направлена на поощрение отечественной промышленности.

Благодаря  осуществлению  таможенной  политики  Витте  доходы  российской  казны от пошлин, составлявшие в 1860 г. 49,9 млн. рублей, в 1880 г. –104,9 млн., в 1890 г. –126,5 млн. и в 1900-х годах – 209,7 млн. рублей, росли значительно быстрее объема импорта. Подавляющая часть таможенных доходов (свыше 97%) приходилась на импортируемые товары; что же касается пошлин на экспортируемые товары, то они составляли в конце века не более 250 тыс. рублей. Среди главных таможен наибольший доход давали казне (в 1894 г.) Санкт-Петербургская (24 513 800 рублей золотом), Московская (23 353 740 рублей золотом) и Одесская (12 931 079 рублей золотом).

Россия в конце XIX в. производила половину мировой добычи нефти, спрос на которую неуклонно возрастал. Но добыча сырой нефти опережала потребности народного хозяйства России. В стране возникло перепроизводство нефти и нефтепродуктов. Цены на Бакинскую нефть  и  керосин  резко  упали.  В  этих  условиях  российские  нефтепромышленники  были особенно  заинтересованы  в  форсировании  сбыта  продукции  отрасли  на  внешних  рынках. Экспорт нефти и нефтепродуктов достиг в 1896 г. 64 млн. пудов на сумму 28,9 млн. рублей и шел главным образом в Турцию, Англию, Францию, Германию и Бельгию. Росту нефтяногоэкспорта способствовала также прокладка Закавказской железной дороги.

До  начала  90-х  годов  российская  нефтяная  промышленность  была  ориентирована  на производство  керосина,  или,  как  его  тогда  называли,  «осветительного  масла».  Русский керосин  в  конце XIX в.  стал  главным  конкурентом  американского,  причем  его  вывоз  в восточные страны (Индию, Китай, Японию, Иран и др.) превышал экспорт США. Важным  товаром  отечественного  экспорта  являлась пушнина. Если  в  Москве  велись оптовые  торги  пушниной,  то  Петербург  являлся  центром  по  вывозу  ее  за  границу.  Около 75%  экспортируемой  пушнины  отправлялось  в  Лейпциг  на  международную  ярмарку, остальная часть –в другие  страны Западной Европы. По торговле беличьим мехом Россия занимала  исключительное  положение  на  мировом  рынке.  Знаменитая  Ирбитская  ярмарка оставалась и во второй половине XIX в. главным поставщиком беличьих шкурок на экспорт.

Большое  значение  приобрела  торговля  с  иностранными  фирмами  на  Нижегородской ярмарке, которая вместе с Ирбитской была основным каналом экспорта русской пушнины. Ежегодный оборот торговли пушными товарами на Нижегородской ярмарке составлял почти 6 млн. рублей, каждый год из России вывозилось свыше 5 млн. штук беличьих шкурок. Главными рынками сбыта меховых изделий, наряду с Лейпцигом, являлись Лондон и Париж,  где  отечественные  купцы  содержали  свои  склады  и  агентов.  Первый  русский меховой аукцион был проведен в Лондоне в 1889 г. На него ежегодно съезжались крупные меховщики изо всех стран, товар продавался только на наличные деньги. Россия участвовала со своими меховыми изделиями и в международных выставках. На них особенно славились изделия петербургской придворной меховой мастерской.

Промышленный  подъем  90-х  годов  привел  к  значительному  увеличению импорта машин и оборудования, и этот рост продолжался до конца века, что объяснялось в первую очередь быстрым увеличением количества механических заводов. Так, в середине 70-х годов в России ежегодно производилось машин на 2,3 млн. рублей и  ввозилось  на  1,6 млн. рублей,  а  в  середине  90-х  годов  эти  показатели  оценивались соответственно в 9,5 и 5,2 млн. рублей. Снижение  пошлин  на  металлы  и  разрешение  беспошлинно  ввозить  их  для машиностроительных заводов стимулировало увеличение импорта железа в нашу страну. До 1880 г. ввоз черных металлов превышал их производство в России, его стоимость составляла 63,9 млн. рублей;  затем  его  объем  несколько  снизился,  чтобы  вновь  вырасти  в  период промышленного  подъема  90-х  годов;  в  1896  г.  импорт  черных  металлов  достиг максимального  уровня – 64 млн. рублей.  Лишь  со  временем  с  помощью покровительственной государственной политики российская металлургическая промышленность стала овладевать внутренним рынком, хотя полностью удовлетворить его потребности так и не смогла.

В  конце XIX столетия  заметно  возрос  импорт каменного  угля из  Англии,  в  первую очередь для развивающейся машиностроительной промышленности Петербурга. В  последнее  десятилетие XIX в.,  как  свидетельствуют  статистические  данные,  в результате  введения  высоких  таможенных  пошлин  отчетливо  проявилась тенденция  роста доходов  от  внешней  торговли. Так,  ежегодный  внешнеторговый  доход  в  казну  к  1895  г. увеличился  по  сравнению  с  1889  г.  на  35%.  Правда,  покровительственная  таможенная политика привела к некоторому сокращению объема внешнеторговых операций. Если в 1876 – 1880 гг. оборот внешней торговли составлял 1045 млн. рублей, то в 1886– 1900 гг. – 1023 млн. рублей. Подобный застой был характерен только для России, в других странах объемы внешней торговли возрастали.

Таким образом, отличительная особенность ХIХ века в том, что это век перехода от феодально-крепостнического хозяйства к капиталистическому. ХIХ  век в  общественной жизни  России  можно  поделить  на  первую  и  вторую половины.  В  первой  половине  ХIХ  века   произошло  расширение  товарно-денежных отношений  и  применение  вольнонаемного  труда,  началось  техническое  перевооружение промышленности.  Во  второй  половине  выделяются  три  этапа:  50-60-е  годы  подготовка  и осуществление крестьянской реформы, 60 – 70-е годы проведение либеральных реформ, 80 – 90-е  экономическая  модернизация,  укрепление  государственности  и  социальной стабильности традиционными консервативно-административными методами.

К  концу   этого  века  окончательно  сложилась  система  российского  капитализма, произошла   вторая  техническая  революция,  совпавшая  с  индустриализацией.  Из  отсталой аграрной  страны  Россия  к  началу  ХХ  века  стала  аграрно-индустриальной  державой.  По объему промышленной  продукции  она  вошла  в  пятерку  крупнейших   государств  (США, Германия,  Англия,  Франция  и  Россия),  капитализм  в   стране  вступил  в  новую монополистическую стадию именно на рубеже ХIХ – ХХ веков.

 

Источник: Краткая история российской экономики. Учебное пособие.2-е доп. изд. под ред. проф. Ю.П. Филякина — М.: Меридиан, 2007. —  320 с.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*