Включение китайской империи в мировые экономические, политические и духовные связи в первой половине XIX века

В истории Китая середина XIX в. стала переломным периодом. Причиной этого является насильственное включение империи к формам мировой цивилизации. Несмотря на признаки кризиса династии в конце XVIII в., Китайская империя была способна самостоятельно решать возникавшие проблемы и обеспечивать экономический рост. Для европейцев это был «рост без развития», [5, с. 159] так как под развитием понималось усложнение технологических связей между человеком и природой, модернизацию и переход от традиционного общества к индустриальному. Китай вполне мог существовать без ценностей европейской цивилизации, поэтому они были навязаны ему насильственным путем.

Китайский рынок на рубеже XVIII-XIX вв. был едва приоткрыт для импорта, поэтому европейские державы настойчиво пытались проникнуть в его сферу. Страны Европы и США, добивавшиеся новых рынков сбыта и сырья, наталкивались на политику ограничения иностранной торговли в Китае, проводившуюся цинским правительством. Первое место среди европейских стран, настойчиво пытавшихся проникнуть в Китай, занимала Англия [2, с. 102].

Во второй половине XVIII в. внешняя торговля Китая проходила только через Гуанчжоу. Другие формы торговых связей с чужеземцами были под запретом и карались согласно китайским законам. Правительство Китая контролировало торговые отношения с иностранцами, поэтому число китайских торговцев, которым было разрешено вести торговые дела с ними, было уменьшено. В совокупности только 13 торговых фирм, составляющих гунхан, обладали торговым правом с чужеземцами. Работали они под жестким контролем чиновника, присланного из Пекина [5, с. 160].

Одной из причин, тормозившей развитие торговли было то, что пошлины на импорт в результате махинаций местных чиновников, иногда достигали 20% от стоимости товара, а официальная норма составляла 4% [5, с. 161]. Представитель властей, контролировавший торговлю и собиравший благосостояние для китайской казны, грабил торговцев, входивших в гунхан. Торговцы брали кредит у иностранцев для закупки товаров, а в итоге были не в состоянии его вернуть, так как зависели от пекинского наместника [6, с. 346].

Из воспоминаний современника, мы узнаём о том, что «… В Китае можно все получить подкупами и интригами: ибо китаец … готов на все, чтоб только получить желаемое: для этого он равнодушно употребляет все средства: подкуп, яд и кинжалы… Как скоро на какой либо товар наложена слишком высокая пошлина, так что нет выгоды привозить ею прямым и законным путем: тотчас сия статья делается прибыльным предметом контрабанды, и, не взирая ни на какой надзор, ни на какие угрозы наказания, его будут ввозить тайно столько, сколько нужно, и не меньше, как бы привозили и открытым путем. Таким образом, казна лишается своих доходов, которые бы она имела при установлении умеренных пошлин…» [4, с. 72-78].

Длительное время экспорт товаров из Китайской империи преобладал над импортом. В европейской среде наибольшим спросом пользовались китайский фарфор, шелк и чай. Импорт китайских товаров и приток в Китай серебра возрос после подписания англичанами в 1784 г. решения о снижении таможенных пошлин на чай из Китая [5, с. 168]. Перед британскими правящими кругами стояла непростая задача: вовлечь Китай в мировую торговлю.

Существовала еще одна проблема в отношениях между двумя государствами: английским торговцам необходимо было предложить товар на китайский рынок, который имел бы спрос и экспортом которого, можно было бы компенсировать вывоз из Китая шелка, фарфора и чая. Все старания англичан установить дипломатические отношения с Китаем не увенчались успехом. Император Цяньлуном отказался вступить в экономические международные отношения на равных условиях. Китай имел полное право изолироваться от мирового общества, как с нравственной, так и с юридической точки зрения.

Воспоминания современников, проживших в Китае длительный период, часто информируют нас о наличии в стране всего, что только можно пожелать. К примеру, об этом свидетельствует Р. Харт, лучший во второй половине XIX в. западный знаток Китая, проживший в этой стране не один десяток лет и длительное время занимавший здесь пост главы таможенной службы: «Китайцы имеют лучшую на свете еду – рис; лучший напиток – чай; лучшие одежды – хлопок, шелк, меха. Даже на пенни им не нужно покупать где бы то ни было. Поскольку империя их столь велика, а народ многочисленен, их торговля между собой делает ненужными всякую значительную торговлю и экспорт в зарубежные государства» [5, с. 170].

И все же товар, который был принят на китайском рынке, в итоге был найден – им оказался опиум. Производителем и экспортером опиума в Китай была держава Великих Моголов (Индия) [8, с. 137]. Изначально опиум был известен в Китае как медицинское средство, однако, с XVIII в. как наркотическое вещество по причине распространения его во время оккупации голландцами Тайваня. Его распространение в Китае стало серьезной проблемой, которая впоследствии признаётся и правительством Китая. Особенностью является то, что наркотическая зависимость изначально распространилась среди верхушки общества – чиновников. Как в Англии, так и в Китае, торговля опиумом рассматривалась общественным мнением, как аморальный, недостойный путь решения экономических проблем. Не смотря на всё это, огромная при- быль, которую получали английские купцы, заставляла продолжать торговлю. Как известно, в середине XVIII в. в Китай в год ввозилось около 400 ящиков опиума, а к 40-м годам XIX в. их количество увеличилось до 40 тыс. [5, с. 185].

Китайское правительство было единственной силой способной прекратить торговлю опиума на территории государства. Император Даогуан желал поддержать тех, кто выступал с жесткими и решительными мерами, так как распространение наркотика в этот период являлось угрозой обществу. По некоторым данным, к 40-м гг. XIX в. наркотическая зависимость охватила от сотни тысяч человек до 2 млн., в числе которых высшие слои общества [5, с. 185].

На территории Хугуана Линь Цзэсюю практически полностью искоренил распространение опиума с помощью жестких мер. По его приказу наркотик конфисковали, а заведения, в которых его употребляли, подлежали закрытию. В итоге Линь Цзэсюю был наделен всеми правами для того, чтобы остановить распространение опиума.

По приказу Линь Цзэсюю иностранным торговцам предъявили требование сдать весь товар, дать письменное обещание не распространять его на территории Китая. Иностранцы дали согласие отдать опиум, находившийся на территории фактории, так как его количество составляло около 1 тыс. ящиков, а на плавучих складах более 20 тыс. ящиков. Тогда китайские войска окружили англичан, после этого они сдали весь товар, и большинство купцов дали обещание впредь не заниматься торговлей наркотика.

Все эти меры накалили ситуацию, и англичане решили использовать эти события как повод для начала войны против империи Цин. Вопрос о войне с Китаем выносили на обсуждение в палате общин весной 1840 г., в результате, которого решили не объявлять официально войну, а направить к китайскому берегу военно-морскую эскадру. В июне 1840 г. британский флот, в составе 18 боевых парусных судов и несколько десятков гражданских судов, в совокупности насчитывал 4094 человека команды, приблизился к южнокитайскому побережью [1, с. 9-10].

Первая попытка начать войну против Китайской империи дала понять англичанам, что они имеют огромное превосходство в военном плане над Китаем. На саму империю Цин военная мощь англичан произвела неизгладимое впечатление. Китайцы были изумлены способностями паровых судов, которые могли передвигаться без или против ветра, и по или против течения. Не меньшее впечатление оказали на китайцев нарезные ружья, которые позволяли вести стрельбу на расстоянии, что было совсем не доступно для фитильных и кремневых ружей цинских войск.

В ходе переговоров, представитель китайской стороны всячески шел на уступки и компромиссы ради примирения. Англичанам была обещана компенсация финансовых затрат, также им был предоставлен остров Гонконг, для возобновления торговых взаимоотношений на равноправных условиях. Итог данных переговоров свидетельствует о том, что выдвинутые англичанами ранее требования и повергшие китайское правительство в ужас всё же были приняты.

Основные события до августа 1841 г., англо-китайским столкновения, проходили на территории Гуанчжоу. Периодически переговоры останавливали военные вспышки. Английские войска в количестве 2 тыс. человек окружили Гуандун – один из крупнейших городов Китая и столица провинции, – в засаде которого находились китайские войска в количестве 20 тыс. человек [6, с. 301].

Деревенские жители вблизи Гуанчжоу, организованное местными шэньши, самостоятельно дали отпор англичанам и едва не разгромили британский десант. Китайское правительство не поддержали их, так как опасались, что столкновение против чужеземцев может перерасти в восстание против цинского правления. Английскому правительству стало ясно, что даже после захвата Гуанчжоу, китайское правительство не пойдет им на встречу. В августе 1841 г. основные военные действия были перенесены в провинции течения Янцзы.

К весне 1842 г. англичане получили подкрепление из Индии 20 военных судов и десятки их сопровождающих кораблей, на борту которых было около 10 тыс. английских войск. К августу этого года английские войска приблизились к Нанкину, и захват древней столицы Китайской империи стал реальным. В 1842 г. начались англо-китайские переговоры, итогом которых стало подписание Нанкинского договора 26 августа.

Текст договора свидетельствует нам о том, что основные цели, к которым стремились англичане, были достигнуты. Китай был обязан уплатить контрибуцию – 21 млн лянов серебра – огромнейшая по тем временам сумма. Китай открыл четыре порта для иностранной торговли, в котором постоянно находились иностранные купцы: Амой, Фучжоу, Нинбо, Шанхай; Гонконг переходил в вечное пользование Великобритании. Также договор фиксировал таможенные обложение британских товаров [7, с. 44-47].

Статьи Нанкинского договора предполагали как установление на законодательном уровне международно-правовых отношений Китая и Запада. В истории Китая это произошло впервые. Однако стороны переговоров были не равноправными участниками, по крайней мере самостоятельность Китая по Нанкинскому договору была задета по двум пунктам: Китай уступил Англии часть собственных территорий, и потерял контроль таможенной системы. Великобритания добилась поставленных целей – выход на китайский рынок на собственных условиях. То обстоятельство, которое показывает нам, что суверенитет Китая был нарушен, позволяет нам говорить о том, что Нанкинский договор был заключен на неравноправных условиях для Китая.

После заключения этого соглашения, в истории империи начинается период зависимости от мирового капиталистического мира. В это время получили своё начало предпосылки китайского национализма, стремлением которого было освобождение государства. Интересным является то, что Нанкинский договор не затронул очень важную для Китая тему – опиеторговлю. В ходе переговоров китайские власти настаивали на запрете торговли наркотиком, англичане же напротив – за легализацию, но страшась общественного мнения, Великобритания не настаивала на этом. Но, как мы знаем, торговля опиумом продолжалась с еще большим развитием.

Соглашения с Китаем 1844 г., отражавшие главные тезисы Нанкинского договора, были подписаны США и Францией [2, с. 65]. Но, в них содержались отличия, свидетельствующие о стремлении иностранцев расширить доступ к Китаю. США обладали правом консульской юрисдикции и экстерриториальности, а Франция в свою очередь добилась права строить католические храмы в зоне открытой торговли. [3, с. 4]. В дальнейшем это стало причиной, по которой французы требовали свободу миссионерской деятельности во всем Китае.

Таким образом, после первой опиумной войны империи Цин был навязан неравноправный договор, в результате которого Китай потерял большинство морских портов, оказался изолирован в сфере внешней политики. Огромный поток миссионеров из Европы хлынул в империю, навязывая свою религию и культуру. С помощью оружия была разрешена задача, которую Англия стремилась достичь на протяжении нескольких десятилетий. Единственное, чего не смогла добиться Великобритания, так это на официальную торговлю опиума на территории Китая, поэтому предмет торговли оставался контрабандой, что послужило началом новой опиумной войны.

Автор: Курбанов Л.М.

Библиографический список

1. Бутаков А.М. Тизенгаузен А.Е. Опиумные войны. М. 2002. С. 9-10.

2. Всемирная история. Т. 6. — М., 1958 [Электронный ресурс]: URL: http://krotov.info/library/03_v/se/vsem_095.htm (дата обращения 25.05.2016 г.)

3. Волчкова Е. Антихристианская кампания императора Цзяцина (1796-1820): китайский и европейский взгляд [Электронный ресурс] URL: htpp// file:///C:/Users//Downloads/volchkova.htm (дата обращения 26.04.2016 г.)

4. Добель П.В. Замечания о Китае // Дух журналов. 1818. С. 72-78.

5. Меликсетов А.В. История Китая. М. 2002. С. 159

6. Непомнин О.Е. История Китая: Эпоха Цин. XVII – начало XX века. М. 2005. С. 367.

7. Нанкинский англо-китайский договор о мире, дружбе, торговле, возмещении убытков и т. д. от 29 августа 1842 г. // Сборник договоров и других документов по истории международных отношений на Дальнем Востоке (1842-1925) / cост. Э. Д. Гримм. М. 1927. С. 44-47.

8. Сидихменов В.Я. Маньчжурские правители Китая. М. 1985. С. 137.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*