Трудные времена российской либеральной оппозиции

С прискорбием приходится констатировать, что в последние два-три года слово «либерал» в отечественном политическом лексиконе стало ругательным. Конечно, и в предыдущее десятилетие данный термин имел в российском обществе негативную коннотацию, но всё-таки не настолько уничижительную как теперь. Политические и общественные лидеры, стоящие на позициях отстаивания либерализма, прав и свобод граждан, почти полностью потеряли поддержку масс. В то же время рейтинг В. Путина и партии «Единая Россия» как никогда высок, всё реже можно встретить в прессе или Интернете популярный ещё недавно мем «Партия воров и жуликов». Одновременно с тенденцией усиления поддержки властей просматривается тренд на деградацию партий правого типа. Особенно характерным был конфуз единомышленников-однопартийцев в «Гражданской платформе», когда её покинули отцы-основатели во главе с М. Прохоровым.

Что же происходит с либеральной идеей в современной России? Неужели перевелись у нас в стране предприниматели, творческая интеллигенция, средний класс, являющиеся традиционными носителями либерализма? Да нет, конечно. Но что-то изменилось в мировоззрении и мироощущении россиян, их восприятии ценностей и общественных идеалов. И это дало свою проекцию на внутрироссийские политические процессы.

В серьёзный нокдаун либерально настроенных россиян отправила первая команда реформаторов во главе с Е.Гайдаром, А.Чубайсом, И.Хакамадой, Б.Немцовым, которые в значительной степени подорвали веру в правильность и действенность правых принципов, реализуемых в политике и экономике. Затем были поражения 2000-х годов, когда либерально настроенные политики никак не могли консолидироваться для попадания в Госдуму. Некоторый подъём правых идей мы наблюдали в период президентских выборов и относительно большой поддержки кандидата в президенты М.Прохорова, который до этого со скандалом покинул «Правое дело». Напомним, что тогда, в 2012 году, на выборах в Москве Прохоров стал вторым, собрав 20% голосов жителей столицы. Однако после этого события Прохоров фактически ушёл с политической поляны, бросив свой либеральный электорат.

Бесспорно, всё это были весьма чувствительные удары по либеральным ценностям в России. Однако до практически полного разгрома в нашей стране либеральных идей довёл, как это не парадоксально, сам Запад, который почувствовал в России угрозу своей гегемонии и безопасности.

Огульная критика В.Путина, российской политики и социально-экономических процессов в нашей стране вызвали сначала недоумение, а затем и неприятие всей аргументации западного сообщества. Потоки необоснованных обвинений в милитаризации, авторитаризме, в захвате чужих территорий и во всех смертных грехах развернули российское общественное мнение против Евросоюза и США, провозглашавших себя носителями либеральных ценностей, демократии и прав человека. Стал всё сильнее обозначаться цивилизационный разрыв.

Страны Запада демонстрировали и продолжают демонстрировать единство ценностей в главных вопросах: а) у кого больше денег, тот и главный; б) сильный всегда прав (или, по словам Наполеона, всегда правы большие батальоны); в) международное право – это инструмент, которым можно и должно манипулировать (что позволено Юпитеру, то не позволено быку).

Российские ценности оказались иными. Если воспользоваться классификацией Н.Трубецкого, рассматривавшего противоборство российской и западной культуры, то нам присущи другие ценностные приоритеты – верность, преданность и стойкость. «Материальное благополучие» равно как и «упорный физический труд» при этом ценностью не являются и характеризуют «натуры низменные, подлые». Больше ценятся героизм, аристократия, иерархия и фатализм.

Помимо этого, Н. Трубецкой отмечает, что существенной чертой западной (романо-германской) культуры является эгоцентризм. Романо-германец считает высшим самого себя и все, что тождественно с ним, а низшим все, что отличается от него. В области культуры он признает ценным лишь то, что составляет или может составлять элемент его собственной современной культуры; все остальное в его глазах не имеет ценности или оценивается по степени близости, сходства с соответствующими элементами его собственной культуры. Европеизированный или стремящийся к европеизации народ заражается этой чертой романо-германской психики, но, не сознавая ее истинной эгоцентрической подкладки, не ставит себя на место европейца, а, наоборот, оценивает все, в том числе и самого себя, свой народ и свою культуру, именно с точки зрения романо-германца. В этом и состоит особенность частного случая европеизации по сравнению с общим случаем заимствования одним народом культуры другого народа.

Все попытки переубедить представителей западного мира в том, что они являются частью, а не центром человеческой цивилизации, даются с огромным трудом. Мессианство США проявляется, по словам Б.Обамы (в речи, произнесённой перед выпускниками Вест-Пойнта) не только в богоизбранности американской нации, но и её мировом лидерстве. А Россия – это что-то равное ИГИЛ или лихорадке Эбола.

Надо ли говорить, что россияне не могут на генетическом уровне принять такого рода инсинуации. Попрание норм международного права, социальной справедливости, попытка сделать Россию младшим партнёром, — всё это вызывает у граждан России негодование, неприятие и желание противостоять самоназванному мировому жандарму с его сателлитами.

На фоне описанных процессов большинство праволиберальных сил России не находят ничего лучшего, как выступать адвокатами дьявола, говорить о слабости страны, действенности санкций, невозможности развития без западных денег и технологий. Некоторые (как, например, М.Касьянов) доходят до того, что просят западных партнёров усилить давление на Россию, ещё более ужесточить санкции.

Попытка интегрироваться с Западом, характерная для новой России 1990-х и начала 2000-х годов осталась позади. После абсолютно убедительных побед на Олимпиаде и Паралимпиаде в Сочи, россияне увидели, что каких-либо преимуществ в человеческом материале у западных стран нет, а экономические трудности являются временным явлением. Укрепило национальное самосознание и присоединение Крыма; россияне вновь почувствовали силу Родины и мнимость западного превосходства. Российские ценности, о которых писал Н.Трубецкой, стали отторгать западные ценности. А роль США, НАТО и их союзников по отношению к Украине лишила россиян остатков «цивилизованности» Запада.

По-видимому, мы можем сейчас говорить о завершении определённого либерального цикла в России. Поддержка партий правого толка и либеральной ориентации в ближайшие годы возможна только на основе сепарации либерализма и Запада. Иными словами, даже богатые страны с высоким уровнем дохода и потребления не могут быть ныне для россиян образцом, так как за 30 сребреников готовы не замечать убийства, насилие, нарушение прав человека.

Теперь российским правым силам следует заняться выработкой новой либеральной идеологии, не связанной напрямую с Западом, и даже напротив, оппонирующей ей. Сможет ли это произойти быстро – скажем, до выборов в Госдуму 2016 года? Думается, что это дело гораздо более длительной перспективы.

Источник

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*