Трансформация российской экономики в 1990-е гг.

Период  правления  президента  Бориса  Ельцина  можно  назвать  эпохой  провалов  в постсоциалистическом  развитии российской экономики. И дело не  в том, что этот  человек был  по  натуре  популист  и  разрушитель.  Он  пришел  к  власти  без  команды единомышленников,  был  связан  всеми  «фибрами  души»  с  бывшим  партаппаратом  и,  как приставляется, сначала делал что-либо, а потом уже смотрел — что получится.

Россия  за  период  с  начала  90-х  гг.  до  1999  г.  развивалась  по  нисходящей  линии. Показатели  валового  внутреннего  продукта  с  1990  г.  постоянно  снижались.  Если  принять 1990 г. за 100 %, то выявляется следующая динамика снижения ВВП: 1991 г. — 95,0 %; 1992 -81,2;  1993 — 71,1;  1994 — 64,7;  1995 — 62,0;  1996 — 59,9;  1997 — 60,4;  1998г. — 57,7%. Следовательно, в 1990 г., когда ВВП сократился на 2 %, до 1998 г. он упал еще на 42,3, те, почти наполовину в РФ. Это привело некоторых экономистов к констатации того факта, что для  постсоциалистического  развития  больше  подходит  не  эвфемизм  «рецессия»,  а  понятие «трансформационный  спад»,  или  даже  великая  «постсоциалистическая  депрессия», учитывая,  что  по  продолжительности  и  глубине  этот  экономический  спад  превосходит экономический кризис начала 30-х гг. XX века в западных странах. В России в 1992-1993 гг. в  результате  освобождения  цен  по  плану  Е.  Гайдара,  уменьшился,  но  до  конца  не  исчез дефицит,  безработица  осталась,  в  силу  ряда  причин,  на  низком  уровне,  а  сама  экономика находилась в состоянии гиперинфляции. Объем производства и реальные доходы населения сильно  упали,  что  свидетельствует  о  вырождении  традиционной  политической  системы, сопровождающейся  тенденцией  к  экономическому  обособлению  отдельных  территорий, ростом «автономизации» Российской Федерации.

Вместе  с  тем  следует  сказать,  что,  несмотря  на  отмеченные  недостатки  и  в  целом кризисное  развитие  экономики,  проводимые  в  первом  периоде  экономические преобразования  способствовали  решению  ряда  реформационных  задач.  В  стране  в значительной  мере  произошло  становление  многообразных  форм  и  типов  хозяйствования, инфраструктуры рыночной экономики, создана система акционерных обществ, определены правовые  основы  хозяйственной  деятельности  (принят  Гражданский  кодекс  РФ), сформирован  механизм  функционирования  финансовой  и  банковской  системы, осуществлено  разгосударствление  цен,  либерализована  внешняя  торговля,  введены рыночные  принципы  формирования  национальной  валюты.  Экономика  страны  стала  все больше  опираться  на  институт  частной  собственности.  Конечно,  все  эти  мероприятия осуществились как бы в первом приближении, но иначе и быть не могло.

Трансформация  планово-директивной  системы  в  рыночную  экономику  позволила  в короткий  срок  решить  задачу  сбалансированности  спроса  и  предложения.  Стали  доступны традиционно  дефицитные  в  торговле  продовольственные  и  промышленные  товары,  а  некоторые  даже  произведены  в  избытке  (при  низкой  покупательной  способности  населения). Особо  следует  подчеркнуть  быстрое  развитие  рынка  новых  товаров,  которых  граждане могли  приобретать  лишь  в  исключительных  случаях.  Речь  идет  о  современных высококачественных  компьютерах,  средствах  связи,  видео  и  радиотехники,  автомашинах, бытовых приборах и т.п.

Можно  сделать  вывод,  что  в  1992-1998  гг.  российская  экономика  характеризовалась тенденцией  сужающегося  воспроизводства  в  реальном  секторе,  ускоренный  развитием торговли  и  финансово-банковского  секторов,  снижением  эффективности  использования ресурсов,  сокращением  занятости,  расширением  зоны  бедности,  уменьшением платежеспособного спроса и как итог всех процессов -снижением уровня и качества жизни большинства населения страны.

Рассмотрим узловые вопросы экономических преобразований в России. Либерализация  экономики  и  финансовая  нестабильность.  В  наследство  от  старой экономической  системы  РФ получила  жесткую  директивную  экономику,  расстроенное денежное  хозяйство,  сокращение  золотого  запаса,  дефицит  государственного  бюджета, деформированную  налоговую  и  устаревшую  кредитную  системы.  Разумеется,  что  комплекс мер по либерализации экономики, предпринятый в начале 1992 г., натолкнувшись на старую институциональную  надстройку,  не  мог  сразу  привести  к  финансовой  стабилизации.  Тем более,  что  многие  ее  рычаги  оказались  неэффективны,  а  негативные  последствия преуменьшены.

Отпуск  цен  на  большинство  товаров  и услуг  привел  к  серьезному  инфляционному всплеску  в  1992  г.  и  последующему  воспроизводству  инфляционных  волн.  Если  принять 1990  г.  за  100  %,  то  в  1992  г.  индексы  потребительских  цен  на  товары  и  платные  услуги населению  возросли  на  2608,8  %;  в  1993 — на  939,9;  в  1994 — 315,1;  в  1995-231,3;  в  1996 -121,8; в 1997 — 111,0; в 1998 г — на 184,4%.

Правда, вплоть до 1997 г. наблюдался тренд к снижению инфляции, однако в 1998 г. опять  следует  ее  всплеск  под  влиянием  девальвации  рубля.  Главная  проблема,  которая стояла  перед  правительством  Е.  Гайдара  в  1992  г. — убрать  инфляционный  «навес»,  т.е. обесценить  вклады  населения  в  сбербанках,  чтобы  не  было  давления  на  цены  со  стороны потребителя.  И  с  этой  задачей  оно  блестяще  справилось,  лишив  население  страны сбережений  и стариков  «гробовых»  денег.  Причем  в  отличие  от  других  стран  (например, Польше) по мере улучшения экономической ситуации в стране правительство и не подумало поставить  вопрос  о  возврате  этих  средств  населению.  Лишь  через  десять  лет  после  начала радикальных реформ оно начало возвращать эти деньги глубоким старикам.

Вопреки  намерению  правительства  снизить  ежемесячный  уровень  инфляции  к  концу 1994  г.  до  7-9  %,  фактически  произошло  его  увеличение  вдвое  по  сравнению  с  первыми девяти  месяцами  и  достигло  14-16  %.  «Черный  вторник»  1.10.1994  г.  привел  к  срыву тенденции  к  макроэкономической  стабилизации  и  опасному  перелому  в  инфляционных ожиданиях  населения.  Определенное  дестабилизирующее  влияние  на  экономику  оказали политические  события,  особенно  чеченский  кризис.  Усилилась  долларизация  экономики, бесконтрольный  вывоз  капитала  за  границу.  Возросла  задолженность  государства предприятиям и гражданам, взаимные неплатежи предприятий друг другу. Малоэффективная налоговая система приводила к недополучению средств в доходную часть государственного бюджета, дефицит которого составил в 1994 г. 50 %.

Ряд  негативных  тенденций  было  отмечено  в  1998  г.  учеными  института  экономики РАН в сфере финансовой политики и бюджетных отношений:

1) на  финансовом  рынке  государство  занимает  монопольное  положение  и соответственно отсутствует  конкуренция  между  сегментами  рынка,  что  резко  сужает возможности осуществления масштабных заимствований ресурсов на покрытие бюджетного дефицита;

2) государство  проводит  рестрикционную  денежно-кредитную  политику,  ограничивая денежную  массу  в  обращении  и  создавая  дефицит  денег.  На  этой  основе,  завышаются  их «цены», что усиливает монополию государства на финансово-денежном рынке и приводит к значительному  завышению  доходности  государственных  ценных  бумаг  по  сравнен ию  с рентабельностью в промышленности;

3) осуществляется  политика  «нормирования»  размера  бюджетного  дефицита  и жесткого ограничения объемов бюджетного финансирования текущими доходами бюджета, что положило начало нарастанию бюджетного кризиса и кризиса социальной сферы;

4) в  сложившихся  условиях  обслуживание  государственного  долга  в  среднем  за  год (1996 – 1998  гг.)  составляет  более  20-25  %  текущих  доходов,  обеспечивая  за  счет налогоплательщиков доходы инвесторов (в основном крупнейших банковских и финансовых конгломератов)  и — что  является  российском  спецификой — высокие  доходы  Центрального банка и Сбербанка РФ;

5) политика  снижения  бюджетного  дефицита  в  условиях  системного  кризиса экономики и высокой социальной напряженности в стране не имеет реальной почвы, и, более того, служит фактором, провоцирующим дестабилизацию.

Закончился  первый  период  в  1998  г.,  когда  14  августа  разразился  финансово-экономический  кризис.  Кстати  сказать,  накануне  кризиса  президент  Б.Ельцин  сказал,  что гражданам России нет смысла опасаться за свои деньги — девальвации не будет. Внутренний долг по ГКО достиг 387 млрд. руб. Новые займы для погашения старых стране никто уже не давал. Золотовалютных резервов у ЦБ РФ почти уже не осталось, заработную плату, и пенсии по-прежнему  платить  было  нечем.  Поэтому  по  совету  Международного  валютного  фонда рубль  был  девальвирован  по  отношению  к  доллару  примерно  в  3  раза.  Государство освободило себя от обязательств возврата средств за ГКО (около 60 млрд. долл. по курсу). Однако суммарные потери российской экономики от уменьшения долгосрочных финансовых вложений и капитализации российской экономики оцениваются в 300 млрд. долл.

Приватизация  государственной  собственности.  Переход  к  рынку  предусматривает создание  соответствующих  организационно-экономических  форм  и  структур,  способных выступить  своеобразным  «позвоночником»  свободной  экономики.  Среди  них  центральное место  принадлежит  формированию  новых  отношений  собственности  и  рыночной инфраструктуры.

Приватизационный процесс осуществлялся в России в два этапа. На первом этапе (1992 – 1994 гг.) он происходил в виде коммерческой приватизации; малой приватизация (продажи небольших  предприятий  на  конкурсах  и  аукционах,  находящихся  в  муниципальной собственности),  и  большой  приватизации  (реализация  средних  и  больших предприятий, находящихся  в  государственной  собственности,  которой  предшествовал  процесс акционирования  предприятий)  Приватизации  сопутствовал,  процесс  раздачи  каждому жителю  страны  приватизационного  чека  («ваучера»),  стоимостью  10  тыс.  руб.

Предполагалось, что  в  эту  сумму  оценивается  наличное  государственное  имущество,  если его условно разделить на количество населения. Однако, как считает Е. Гайдар, это был не более,  чем  рекламный  трюк.  Ваучеры,  которые  не  были  именными,  были  скуплены  по дешевке  у  пенсионеров,  рабочих  и  служащих  финансовыми  дельцами  и  посредниками,  а затем участвовали в приватизации как малых, так и больших предприятий.

Этот этап приватизации завершился в июне 1994 г. и, судя по всему, он не достиг своей главной  цели – сформировать  обширный слой  собственников.  Госпредприятий  на самостоятельном балансе было на этот срок 138,6 тыс., реализовано заявок на приватизацию 103,8  тыс.,  заявки  на  стадии приватизации  составили  19,3  тыс., на  аренде  с  выкупом  было 15,7  тыс.  предприятий  и  продажная  цена  собственности  составила  1  трлн.  руб.  В  числе недостатков можно указать такие как: падение объемов производства на приватизированных предприятиях,  разрушение  технологических  и  кооперационных  связей  между предприятиями  в  результате  их  приватизации  по  частям, неконтролируемая  скупка значительного  пакета  акций  иностранными  физическими  и  юридическими  лицами,  не заинтересованными в развитии производства.

Второй  этап  приватизации  начался  после  22  июня  1994  г.,  когда  президент  утвердил указ «Основные положения приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ  после  1.07. 1994  г.».  Его  главная  особенность  заключается  в  том,  что  он  должен  быть «денежным», инвестиционным и осуществляться по индивидуальным проектам. Поэтому в 1995  г.  были  проведены  денежные аукционы,  инвестиционные  и  коммерческие  конкурсы, закрытые  подписки  и  продажа  акций  в  фонд  акционирования  работников  предприятий. Особенно  следует  отметить  идею  кредитования  правительства  РФ  под  залог  акций, находящейся в федеральной собственности в 1995 г. После ряда скандалов государство было вынуждено  пересмотреть  ряд  положений  по  совершенствованию  механизма  проведения аукционов  на  право  заключения  договоров  кредита,  залога  и  комиссии.  Только  к  августу 1995 г. совокупный частный сектор впервые превысил государственный: соответственно 50,5% к 49,5 %, а по доли произведенной продукции в ВВП этот рубеж был пройден лишь в 1996 г.  В  ходе  приватизации  было  образовано  31  тыс.  открытых  акционерных  обществ.  Общее число  приватизированных  предприятий  на  1.01.1998  г.  составило  126758,или  58,9  %  от общего количества государственных предприятии в начале приватизации.

Структурный  кризис  экономики.  Российская  экономика  получила  в  наследство  от планово-директивной  системы  деформированную  структуру.  Основная  масса  продукции производилась в отраслях первого подразделения общественного воспроизводства (в гр. «А» в  промышленности),  гипертрофированно  был  развит  военно-промышленный  комплекс  и топливно-энергетические  отрасли  (основной  источник  валютных  поступления  страны), много средств при низкой отдачи было сосредоточено в аграрно-промышленном комплексе. Фактически  в  экономике  сложилась,  как  отмечают  специалисты,  многоукладная  технико -экономическая  структура,  которая  пропорционально  воспроизводилась,  не  обеспечивая приоритетного развития новых отраслей и производств.

В  условиях  форсированного  перехода  к  рынку  положение  дел  даже  ухудшилось.  В целом  по  промышленности,  если  принять  1990  г.  за  100  %,  производство  продукции составило в 1991 г. -92 %, в 1992 -75, в 1993 -70, в 1994 -51, в 1995 -50, в 1996 -48, в 1997 -49,  в  1998  г. — 46  %.  В  отдельных  отраслях  положение  дел  было  еще  хуже:  в машиностроении, легкой  и  пищевой  промышленности  в  1998  г.  производство  сократилось, соответственно, на 63, 88 и 51%. Это поставило часть реального сектора экономики на грань выживания.

Вместе  с  тем  в  первом  периоде,  проводилась  определенная  структурная  политика  по перераспределению  финансовых,  материальных  и  иных  средств  от  отдельных  секторов экономики  в  топливно-энергетический,  военно-промышленный,  и  аграрно-промышленный комплексы.  Есть  даже  точка  зрения  о  том,  что  необходимо  было  эти  отрасли  сделать  на время  локомотивами  реформ,  а  затем, по  мере  достижения  экономического  роста  во  всей экономике,  переключить  средств  в  другие  отрасли  народного  хозяйства.  Данная  позиция является  по  многим  направлениям  уязвимой.  Во-первых,  «специализация»  в  мировой экономике, на производстве нефти, металла, древесины и т.д. неминуемо превратит Россию в топливно-энергетический  придаток  к  Западной  Европе.  Во-вторых,  хотя  данная специализация и имеет некоторые основания в структуре экономики РФ (продолжительная зима, вечная мерзлота и т.п.) «привыкание» к производству промежуточного продукта может привести страну к воспроизводству отсталой структуры экономики. В-третьих, необходимо выходить  на  производство  конечного  общественного  продукта  и  использование, инновационных технологий, увеличивать производство в отраслях группы «Б».

В президентском послании 1995 г. была выдвинута следующая установка относительно этапов преодоления экономического кризиса:  «финансовая  стабилизация, рост сбережений, их  трансформация  в  инвестиции,  повышение  качества  жизни  граждан — таков  путь экономического  оздоровления  и  вывода  на  стадию  устойчивого  подъема».  Она  была положена  в  основу  правительственной  программы  «Реформа  и  развитие  российской экономики  в  1995-1997  гг.»,  одобренной  в  конце  марта  1995  г.  Тогда  суть  структурного маневра виделась в том, чтобы повысить эффективность производства и выйти на параметры экономического роста. Для этого предстояло изменить сырьевую направленность экономики, главным  образом – за  счет  увеличения  в  ВВП  доли  обрабатывающей  промышленности,  ее наукоемкой  части,  а  также  сферы  услуг,  интеллектуальной  деятельности,  предметов потребления.

Получается,  таким  образом,  что  одна  из  главных  проблем  структурной  политики России в первом периоде состояла в создании благоприятного инвестиционного климата для вложения средств в экономику. По данным Минэкономики, в стране имеются 45 трлн. руб. свободных  денег.  Не  находя  выгодного  применения,  значительная  часть  ежегодно переводится в иностранную валюту -до 15 млрд. долл., и оседает в зарубежных банках. Из этого  следует,  что проблема  стимулирования  капвложений  и  репатриации  капитала упирается  в  более  общую  проблему  создания  в  стране  атмосферы  политической стабильности и предсказуемости действий правительства

Что  касается  иностранных  инвестиций,  то  их  поступило  в  Россию  относительно немного:  в  1995  г. — около  3  млрд.  долл.  Роль  иностранных,  инвестиций  важна  в  плане приобщения к новым технологиям, производственно -экономическим формам и адаптации к мировым рынкам. Вместе с тем следует иметь в виду, что иностранный капитал часто идет в страну с целью элементарной скупки по дешевке российских предприятий или внедрения в конкурентоспособные  отрасли,  с  тем  чтобы,  развалив  их, постепенно  превратить  Россию  в источник вывоза ресурсов, страну «грязных» технологий и свалку отходов.

Социальная  невостребованность  реформ.  В  системе  планово-директивной  экономики официально  провозглашался  курс  на  рост  благосостояния  населения  и  социальную справедливость  в  распределении  доходов,  удовлетворении  многообразных  потребностей  за счет фондов общественного потребления. Переход  к  рынку  в  России  сопровождается  перестройкой  всей  социальной  системы: меняются ее принципы и приоритеты, официально признается наличие в обществе богатых и бедных, распределение по труду и капиталу, занятого населения и безработицы.

При  этом  следует  отметить  недостаточную  эффективность  правительственной социальной  политики,  которая  отличается  слабой  селективностью,  игнорированием очевидных  интересов  людей  труда,  отсутствием  упреждающих  действий,  и  т.п  Так,  при проведении  политики  доходов  правительство  пошло  на  фактическую  ликвидацию накоплений  населения  в  Сбербанке,  затормозило  введение  индексации  заработной  платы работникам бюджетных отраслей в зависимости от уровня инфляции, задерживало выплату зарплаты за длительный период времени, что лишало социальной поддержки значительные слои населения.

При  проведении  экономических  реформ  следует  учитывать,  что  рыночной  экономике присущ так называемый естественный уровень безработицы (включающий фрикционную и структурную  ее  части),  которая достигает,  примерно,  5 — 6  %  экономически  активного населения. Относительно  численности  самого  экономически  активного  населения  (люди  в возрасте 15 — 72 лет), то оно снижалось вплоть до 1998 г.: 1992 г. — 74946 тыс. чел., 1995 -70861,  1996 -69660,  1997 — 68079,  1998  г, — 67339  тыс.  чел.,  а  численность  безработицы постоянно возрастала: 1992 г. -3877 тыс. чел, 1995 -6712, 1996 -6732, 1997 -8058, 1998 г. -8902  тыс.  чел,  в  том  числе  безработных,  зарегистрированных  в  органах  государственной службы занятости: 1992 г. -578 тыс. чел, 1995 -2327, 1996 -2506, 1997 -1999, 1998 г. -1929 тыс.  чел.  Уровень  же  безработицы,  рассчитанный  по  методологии  Международной организации труда, увеличился с 1992 г. по 1998 гг. с 5,2 до 13,4 %, людей в трудоспособном возрасте. Таким образом, можно сказать, что Россия перешла в категорию стран, с высокой безработицей. Особенно резкое сокращение занятости произошло в отраслях материального производства и ряде отраслей непроизводственной сферы -науки, образования, культуры.

В  условиях  рыночной  экономики  принцип  социальной  защиты  меняется:  помощь должна  оказываться  тем,  кто  в  ней  действительно  нуждается:  малоимущие,  престарелые, больные  и  многодетные.  Социальные  программы,  не  должны  препятствовать  проведению необходимых  изменений в  экономике.  Льготы  следует  предоставлять  непосредственно трудящимся, а не предприятиям.

Государство  задает  с  1992  г.  два  норматива — минимальную  заработную  плату  и прожиточный минимум, рассчитанный как физиологический минимум, исходя из набора 25 важнейших  продуктов  питания  (действует  с  1.11.1993  г.).  Причем  прожиточный  минимум был больше минимальной заработной платы в 1998 г. по сравнению с 1990 г. примерно в 7 раз,  а  средняя  номинальная  (начисленная)  заработная  плата  превышала  минимальную  в  15 раз.  То  есть  первая  деформация  заключается  в  том,  что  минимальная  заработная  плата  и прожиточный  минимум  поменялись  местами.  Вместо  того  чтобы  обеспечить воспроизводство  рабочей  силы  и  служить  точкой  отсчета  в  доходах  населения,  показатель минимальной заработной платы превратился в фискальный норматив.

Деформация  вторая  связана  с  тем,  что  минимальный  потребительский  бюджет, определяющий границу малообеспеченности, сравнялся со средней номинальной заработной платой,  равной,  примерно,  двум  прожиточным  минимумам.  Из  этого  следует,  что  средняя заработная  плата,  основной  источник  дохода  населения,  стала  показателям малообеспеченности в российском обществе. Третья деформация заключается в том, что ориентация в доходах населения уже идет на прожиточный минимум, а не на потребительский бюджет. Деформация четвертая заключается в росте дифференциации в оплате труда в целом по экономике, между отраслями, регионами и предприятиями. На октябрь 1997 г. соотношение размеров заработной платы наиболее и наименее обеспеченных работников составило 18 раз (по экономике в целом) и 29,5 раза (в банковской деятельности), а динамика среднемесячной заработной платы в отраслях ТЭК была значительно выше, чем в машиностроении, легкой промышленности и сельском хозяйстве.

Пятая  деформация  заключается  в  снижении  средней  реальной  заработной  платы  в период  реформ  (с  1990  г.)  на  60  %,  тогда  как  падение  ВВП  составило  42,3  %  а производительность труда на одного занятого 36 % (в 1998 г.). Но, как считают некоторые ученые,  низкая  зарплата,  по  отношению  к  производительности  труда  была  основным лимитирующим  фактором  развития  советской  экономики.  Поэтому  подъем  оплаты  труда рассматривался не как отдаленное следствие, а как ключевая предпосылка успеха реформ.

Деформация  шестая  заключается  в  структурной  разбалансированности  заработной платы.  Надтарифная  часть  на  многих  предприятиях  в  несколько  раз  превышает  базовую, тарифную  часть,  разрушая  пропорции  в  оплате  труда  между  работниками.  В  результате уровень  оплаты  труда  с  1  по  15  разрядов  не  достигает  даже  величины  прожиточного минимума,  вследствие  чего  80 — 90  %  работников  бюджетных  организаций  находятся  за чертой бедности.

Седьмая  деформация  возникает  в  связи  с  появлением  в  категории  заработной  платы элементов теневой экономики. Размеры, не отраженные статистикой скрытых форм оплаты труда, достигают 25 — 30 % от всей начисленной заработной платы. В связи с этим необходим коренной пересмотр на предприятиях тарифных систем.

Региональные  проблемы.  Сложность  ситуации  с  региональным  развитием  экономики России обусловлена главным образом распадом системы общесоюзного разделения груда и ростом сепаратизма в связи с трансформацией экономической системы в стране. Следует  отметить,  что  региональные  образования  в  РФ  сильно  отличаются  друг  от друга по территории, составу населения, валовому объему производства и другим технико-экономическим  показателям.  Особенно  в  тяжелом  положении  оказались  регионы  с преобладающим развитием ВПК, в большей степени, зависящие от поставок сырья, топлива и продовольствия, с критической экологической обстановкой. Лучшее положение у регионов с комплексным развитием или имеющим большие запасы экспортных ресурсов. Они стали ориентироваться на самообеспечение и продажу дефицитных ресурсов (нефти, газа, леса) за границу,  выступили  «пионерами»  регионализации и  сепаратизма.  У  региональной  элиты возник  соблазн,  используя  слабость  федеральной  власти,  искать  выход  из  стагнирующей ситуации  в  одиночку — путем  выбивания  субвенций,  льгот  по  налогообложению,  квот  по импорту и т.п.

В  плане  перехода  к  рыночной  экономике и  с  учетом  обновления  федеративных отношений, региональная политика должна ориентироваться на интеграцию национально-государственных  и  местных  интересов,  создание  единого  общероссийского  рынка, большую профилизацию регионов с учетом новой модели разделения труда, перенос многих социально-экономических  проблем  на  региональный  и  местный  уровни.  Для  этого необходимо  решить  ряд  вопросов  регионального  развития,  таким  как:  осуществить реконструкцию  старо-промышленных  районов  (путем  конверсии,  модернизации инфраструктуры  и  т. п.),  преодолеть  депрессивное  состояние  аграрно-промышленных районов,  прежде  всего  Нечерноземья  и  Южного  Урала),  стабилизировать  социально-экономическое положение в регионах с экстремальными природными  условиями (Крайний Север,  горные  районы),  развить  межрегиональные  и  региональные  инфраструктурные системы  (транспорт,  связь,  информация),  стимулировать  развитие  экспортных  и импортозамещающих  производств,  сформировать  свободные  экономические  зоны  и технополисы  как  региональные  центры  внедрения  достижений  отечественной  и  мировой науки.

Для реализации этих целей и задач следует практиковать как методы прямого участия государства в регулировании регионального развития (разработка программ), так и широко использовать  методы  косвенного  экономического регулирования — создание  специальных региональных  фондов  развития,  привлечение  частных  и  иностранных  инвесторов, предоставление налоговых скидок, установление льготных ставок арендной платы, введение экологических  санкций  для  предприятий,  загрязняющих  окружающую  среду  и  т.п.  Таким образом  ясно,  что  региональный  аспект  должен  быть  учтен  при  реализации  всех направлений и средств экономической политики.

В региональном развитии РФ обозначились в первый период две тенденции, которые нашли воплощение в соответствующих, моделях: 1) нижегородской («реформаторской») и 2) ульяновской  («социально-нормативной»).  Для  первой  характерен  акцент  на  развитии предпринимательства и свободного ценообразования, для второй — на патернализме властей, регулировании цен и доходов. Сравнение ряда конечных показателей за 1994 -1995 гг. (де-нежных доходов населения и др.) показывает, что пока нет однозначного ответа на вопрос о преимуществе одной модели перед другой. Обе на данном этапе были возможны и по-своему эффективны.

Следует  отметить,  что  на  территориальном  уровне  можно  быстро  решить  некоторые общие  проблемы,  например,  малого  бизнеса.  В  этой  связи  представляет  интерес американский  опыт  создания  так  называемых  бизнес-инкубаторов,  то  есть специализированных  государственных,  или  государственно-частных  учреждений, осуществляющих многоплановую поддержку создающимся компаниям. В США было в 1993 г. уже 456 бизнес -инкубаторов (в 1984 — 68).

Внешнеэкономические  аспекты  экономических  реформ.  Экономическое  развитие внутри  страны  тесно  связано  с  международным  фактором.  Трансформационный  процесс  в России, распад СЭВа и СССР коренным образом изменил внешнеэкономическое положение страны,  а  курс  на  либерализацию  экономики  имел  своим  последствием  ориентацию  на открытость  российской  экономики.  Была  отменена  монополия  государства  на внешнеэкономическую  деятельность,  произошли  изменения  в  условиях  регистрации  для участия  в  этой  деятельности,  осуществлен  демонтаж  системы  множественных  обменных курсов и переход на расчеты в твердой валюте, резко сокращен список товаров, подлежащих квотированию  и  лицензированию,  введены  новые  экспортные  и  импортные  тарифы, отменены централизованные импортные субсидии.

В  первом  периоде  экономических  преобразований  механизм  регулирования  внешней торговли  был  основан  на  ограниченном  использовании  нетарифных  ограничений, применяемых в отношении стратегически важных сырьевых товаров и продукции двойного назначения,  обязательной  продажи  экспортерами  50%  валютной  выручки  государству, использовании  тарифа  для  защиты  внутреннего рынка  от  разрушительного  воздействия мировых цен, а также проведения политики ограниченного протекционизма.

Все  большая  открытость  внешнего  рынка  предполагает  учет  геополитических  и социально-экономических  реалий.  В  этом  контексте  актуализируется  проблема экономических отношений России с двумя группами стран: 1) ближнего зарубежья (прежде всего  СНГ)  и  2)  дальнего  зарубежья.  Тенденция  к  экономической  интеграции  и  союзу  в долгосрочном  плане  существует,  но  одновременно  ей  противостоит  контртенденция  к суверенизации  внешнеэкономической  политики  и  адаптация  каждой  из  республик  СССР  в мировую экономику.

Россия  практиковала  в  то  время  три  типа  экономических  отношений  со  странами бывшего  СССР:  первому  типу  присуща  отмена  всех  российских  экспортных  льгот  и лицензий,  отсутствие  таможенного  контроля  на  границах  и  вообще  курс  на  общий  рынок (отношения  России  с  Белоруссией,  Казахстаном,  Киргизией);  второй  тип — переход  к операциям  по правилам  мирового  рынка:  расчеты  в  твердой  валюте,  торговля  по  мировым ценам,  введение таможенных  платежей  на  границах  и  других  экспортных  ограничений (отношения  со  странами  Балтии);  третий  тип  носит  промежуточный  характер.  Для  него характерно  применение  соглашений  о  клиринговых  расчетах,  поощрение  развития  прямых связей  между  предприятиями и  менее  жесткие  ограничения  на  передвижения  граждан  и товаров (отношения с Украиной, Таджикистаном и Туркменией).

Следует заметить, что Россия поставляет энергоносители в бывшие республики СССР по ценам, значительно ниже мировых, и имеет в отношениях с ними положительное сальдо торгового  баланса.  К  концу  1993  г.  все  страны  на  постсоветском  пространстве  ввели собственные национальные валюты (за исключением Таджикистана), что означало переход к более трезвой оценки перспектив их экономического союза.

Внешнеэкономические отношения Росси со странами дальнего зарубежья переживают сложную  переструкторизацию:  они  все  больше  поворачивают  в  сторону  развитых  стран Запада  и  Китая,  становятся  менее  политизированными  и  более  открытыми  и либерализоваными.  Это  не  исключает наличия  тревожных  симптомов,  таких  как  резкое падение  товарооборота  страны  с  152,7  млрд.  долл.  в  1989  г.  до  70  млрд.  дол.  в  1993  г.

Следует сказать, что падение товарооборота продолжалось и дальше: в 1995 г. -124,9 млрд. долл.,  в  1997 — 138,2,  1998  г. — 114,9  млрд.  долл.  И  только  в  2002  г.  (т.е.  через  13  лет)  он превысил  уровень  1989  г. — 152,8  млрд.  долл.  Причем  при  увеличении  в  экспорте  доли минерального  сырья  и  металлов,  и  снижении  мировых  цен  на  экспортируемые  Россией товары  (при  росте  физического  объема  поставляемой  за  границу  продукция).  В  обратном направлении  в  Россию  все  больше  идут  не  машины  и  оборудование,  а  продовольствие  и одежда. Но все это время у России было крупное положительное сальдо по внешнеторговому балансу: в 1993 г. — 16 млрд. долл.,в1995 -31,5 в 1997 -33, а в 1998 г. -27,7 млрд. долл., которое  возникло  в  условиях  нехватки  многих  товаров  первой  необходимости  и  было использовано дельцами для вывоза капиталов за рубеж.

Особая  проблема — внешняя  задолженность  России,  которая  составляла  в  1998  г. примерно 140 млрд. долл., включая 80 млрд. долл., долг унаследованный от СССР. Главным образом  речь  идет  о  правительственных;  кредитах,  предоставленных  по межгосударственным  соглашениям,  исходя,  примерно,  из  7  %  годовых.  Международные организации  (МВФ,  ВБ,  ЕБРР)  проявили  очень  слабую  активность  по  части  кредитования трансформации  российской  экономики.  Как  писал  в  то  время  Дж.  Сакс,  Россия  не  в состоянии  выплачивать  проценты,  а  тем  более  погашать  кредит,  поэтому  он  предлагал отсрочить платеж по основной задолженности и по некоторым процентам по меньшей мере на 10 лет. К тому времени ВВП будет значительно выше и, соответственно, выплаты будут не столь обременительны.

 

 

Источник: Краткая история российской экономики. Учебное пособие.2-е доп. изд. под ред. проф. Ю.П. Филякина — М.: Меридиан, 2007. —  320 с.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*