Самозанятость как социально-экономическая и правовая проблема

С некоторых пор проблема самозанятости в российском обществе стала всё более актуализироваться. Почти четверть века (если вести отсчёт с момента принятия в мае 1988 года Закона «О кооперации в СССР», который в декабре 1990 года дополнился законом «О предприятиях и предпринимательской деятельности») данный вопрос на высоком уровне не возникал, однако с 2014 года он практически не сходит с повестки дня профильных министерств и ведомств.

Серьёзно обострила общественную дискуссию по проблеме самозанятости вице-премьер правительства РФ Ольга Голодец, которая осенью 2014 года публично огласила цифру нигде официально не числящихся российских граждан – 22,5 миллиона человек. Все эти люди, как пояснила О. Голодец, нигде официально не зарегистрированы – ни на предприятиях, ни в пенсионном фонде, ни в системе медицинского и социального страхования. Особенно часто люди исчезают из поля зрения госорганов в республиках Северного Кавказа, на Урале, Дальнем Востоке и в Сибири. В средней полосе России ситуация более благополучная, хотя и она далека от идеала.

Другую оценку самозанятости дал в мае 2015 года заместитель руководителя Роструда Михаил Иванков, который сообщил, что в России 15 миллионов человек трудятся нелегально. Это, конечно, значительно меньше, чем озвученная О. Голодец цифра в 22,5 миллиона, но всё равно очень впечатляющая величина (учитывая, что всего экономически активного населения в РФ порядка 72 миллионов человек).

Не остались в стороне и представители законодательной власти. Так, уже в текущем, 2016 году, глава Совета Федерации Валентина Матвиенко призвала сенаторов и депутатов Госдумы не оплачивать нигде не числящимся гражданам медицинскую помощь из госбюджета, а также ввести статью за тунеядство, аналогичную той, которая была в Уголовном кодексе Советского Союза.

Дебаты по поводу самозанятых особо интенсифицировались из-за изменения в худшую сторону макроэкономической и внешнеполитической ситуации в РФ: из-за падения цен на нефть, девальвации рубля, ускорения инфляции, из-за снижения доходов и жизненного уровня населения в 2015-2016 гг. Но главной проблемой для правительства и Минфина стал федеральный бюджет: чтобы его сбалансировать и затормозить расходы из резервных фондов, был нужен поиск новых субъектов налогообложения. Таковыми, естественно, являются самозанятые граждане страны (трудовые мигранты – предмет отдельного разговора, на них мы не будем концентрировать внимание).

Производя простейшие расчёты, исходя из общей цифры в 20 миллионов самозанятых в РФ, каждый из которых мог бы заплатить в бюджет хотя бы 10 тыс. руб. в год (тогда как с тунеядцев наши законодатели планируют взимать по 20 тыс. руб. в год), получаем 200 млрд. руб. дополнительного дохода. Таким образом, если бы правительству удалось убедить всех самозанятых заплатить единый налог (или купить за соответствующую сумму годовой патент), то это принесло бы консолидированному бюджету приличную сумму.

Но вот беда – в российском законодательстве нет термина «самозанятые». Нет также ясности, кого считать самозанятыми – предпринимателей, шабашников, адвокатов, нотариусов, надомный персонал, людей свободных профессий. Как соотносятся самозанятые с индивидуальными предпринимателями и наёмными работниками, мы рассмотрим ниже, в соответствующем вопросе.

 

Прив. по: Галкин В.В. Самозанятость в современной российской экономике. Курс лекций.

Источники:

  1. Оценка Минтруда РФ: 15 миллионов россиян работают в «тени»
  2. В России пропало 22,5 млн. трудоспособных граждан
  3. В.Матвиенко: безработным следует снижать объёмы медицинской помощи

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*