Саммит «Россия-Евросоюз»: традиционная борьба мнений

Прошедший 21 декабря саммит «Россия-Евросоюз» прошел в сложной позиционной борьбе российского президента с высшим руководством европейской бюрократии. Повестка дня была достаточно насыщенной и актуальной для обеих сторон – это вопросы  базового договора о сотрудничестве, визового режима и поставок топлива в Европу на новых для Газпрома условиях.

Владимир Путин довольно эмоционально и язвительно выступил по вопросу безвизового режима для россиян. Президент РФ представил еврочиновникам список из 40 стран, с которыми у Евросоюза существует безвизовый режим и напомнил, что суммарный объем экспортно-импортных операций ЕС и России составляет 400 млрд. долл. Но при этом границы Евросоюза для россиян фактически остаются закрытыми для свободного пересечения.

Ж.М.Баррозу не стал возражать В.Путину в том, что у перечисленных стран потому и существует с ЕС безвизовый режим, что они находятся в тысячах километров от Европы. А если открыть границу для граждан России, то ситуация на рынках рабочей силы может в значительной степени измениться. Это, естественно, не в интересах европейцев.

Зато тему с демонополизацией рынка газа еврочиновники обсуждали с гораздо большим рвением. Представители стран Евросоюза хотели в привычной для себя манере «цивилизованного диалога» урезать экономические интересы России, предлагая В.Путину присоединиться к Третьему энергопакету ЕС, ничего не предлагая взамен кроме общих слов.

Позиция руководства ЕС была известна В.Путину заранее. Именно поэтому недавно российский президент подписал указ о недопустимости изменений условий договоров поставки сырья для Газпрома без санкции руководства страны.

В связи с этим ответ В.Путина был четок и однозначен – российская сторона считает принятие всевозможных законодательных актов о демонополизации рынков поставок газа и разделения бизнеса внутренним делом Евросоюза. Газпром поставляет голубое топливо по долгосрочным договорам, подписанным по всем юридическим канонам. Попытки задним числом изменить условия контрактов в худшую для России сторону противоречат соответствующим пунктам заключенного ранее соглашения.

Отсюда следует логичный и однозначный вывод – всякие попытки ухудшить условия контрактов и изъять собственность Газпрома в принудительном порядке будут расценены российской стороной как конфискация инвестиций.

Резкость и прямота В.Путина не понравилась еврочиновникам, которые привыкли прятать свои истинные намерения за витиеватыми фразами и фальшивыми улыбками. Результаты встречи оказались предсказуемыми – никаких итоговых документов подписано не было.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*