Российская экономика в период нэпа

Политика  большевиков,  направленная  на  уничтожение  частной  собственности  в промышленности,  торговле,  сельском  хозяйстве  все   более обостряло  обстановку  в  стране. Начались   крестьянские  мятежи  и  выступления  рабочего  класса  против  власти  Советов. Только за 1918 г. –первую половину 1919 г. произошло около 340 восстаний крестьян в 20 губерниях Центральной России. Рабочие волнения происходили в Нижнем Новгороде, Туле, на всем Урале.

Началась   непримиримая  вооруженная  борьба  между  разными  социальными  слоями населения. Общество раскололось на сторонников и противников революции. С лета 1918 г. до  конца  1920  года  гражданской  война  отличалась  особой  разрушительностью, колоссальными жертвами. По подсчетам российских историков в 1917–1922 гг. погибло 15-16  млн.  человек.  С  оружием  в  руках  вновь  решался вопрос:  на  какой  основе  России развиваться,   вокруг  какой  идеи  начнется  восстановление  государства.  Основная   борьба развернулась  между  красными  и  белыми.  Эти  силы  представляли  реальные  властные структуры,  они  контролировали  значительную  территорию  с  сырьевым  и  экономическим потенциалом, имели регулярные армии.

Важную  роль  в  гражданской  войне сыграла  интервенция   западных  стран.  Страны Антанты,  в  составе  которой  находилась  и  Россия,   попытались  спасти  свои  капиталы,  не допустить укрепления большевиков, сохранить равновесие сил между Европой и Азией. Именно  в  это  время  стала  складываться  жестко централизованная  социально -экономическая  система,  названная  «военным  коммунизмом»,  когда  государство сконцентрировало в своих руках почти все трудовые, финансовые и материальные ресурсы, заставляя  их  работать  по  принципам  военного  времени.  Все  оборонные предприятия  и железнодорожный транспорт были переведены на военное положение.

На  предприятиях  повсеместно  была  введена  военная  дисциплина  и единоначалье,  не допускалось  никакой  хозяйственной  самостоятельности.  С  введением  «военного коммунизма»  были   созданы  главки  для  управления  промышленности,  которым предоставлялись чрезвычайные полномочия. Для обеспечения армии и рабочих, занятых на оборонных предприятиях, была введена продразверстка, то есть политика, по которой крестьяне были обязаны сдавать государству все излишки  хлеба  и  фуража.  Однако,  под  видом  излишков,  у  крестьян  забиралось  все необходимое  для  семьи  продовольствие,  семенное  и   фуражное  зерно,  а  с  1920  года  и картофель, овощи и другие сельскохозяйственные культуры.

Теоретики «военного коммунизма» считали что деньги при коммунизме исчезнут и их заменят карточки, по  которым  будут    распределяться  различные   блага.  Идею  о  скорой отмене   денег,  правительство   осуществляло  путем  неограниченной  эмиссии.  Денег  было напечатано так много, что они обесценивались в десятки тысяч раз, потеряли покупательную способность и превратились в «раскрашенные бумажки»

В результате безудержной эмиссии уровень цен достиг невиданных масштабов. Если уровень цен 1913 года принять за 1, то в 1918 он составил 102; в 1920-1920; в 1922-7343000, а  в  1923  648230000.  Как  отмечалось  на  Х  съезде  партии  (1921),  гиперинфляция   служила формой  косвенного  налогообложения  в  пользу  государства  при  изъятии  у  крестьян сельскохозяйственной продукции. В результате проведения такой денежной политики была полностью  разрушена  финансовая  система  страны  и  экономика  перешла  к  натуральному обмену.

В  соответствии  с  продразверсткой,  все  продовольствие,  промышленные  товары повседневного  спроса  распределялись  строго  по  карточкам.  Заработная  плата  рабочим  и служащим  на  70 – 90  %  выдавалась  в  виде  продовольствия  и  промтоварных  пайков  или производимой продукции. В  это  же  время  была  введена  трудовая  повинность.  Каждый  взрослый  человек  был обязан заниматься трудом и работать там, где ему прикажут. Эта обязанность была включена в Конституцию РСФСР 1918 года.

К  концу  1918  года  стали  объявлять  о  призыве  рабочих  и  специалистов  на государственную  службу  точно  так  же,  как  набирали  солдат  в  Красную  армию. Уклоняющихся от работы объявляли «дезертирами трудового фронта» и их судьбу решали военные трибуналы. Политику  «военного  коммунизма»  можно  объяснить  чрезвычайными  условиями военного  времени.  В  ходе  гражданской   войны  экономика  России  находилась  в  глубоком кризисе.  Продукция  промышленности  сократилась  в  семь  раз  по сравнению  с  довоенным уровнем,  выплавка  чугуна  уменьшилась  в  33  раза,  стали  в  22  раза.  Грузооборот  железных дорог  сократился  более  чем  в  четыре  раза.  Велики  были  людские  потери.  В  боях,  от  ран, голода, болезней, красного и белого террора погибло не менее 10 млн. человек.

Вскоре  после  гражданской  войны  на  Россию  обрушился  небывалый  голод  1921-1922 годов.   В  1921  оду  голодало  не  менее  20  %  населения.  Одной  из  причин  была  засуха  в Поволжье.  Но  основная  причина  заключалась  в  продразверстке,  т.к.  у  крестьян  было конфисковано  все,  что  можно,  а  в  стране  не  было  продовольственных  резервов.  Начались крестьянские  восстания,  выступления  рабочих  в  городах.  Крупнейший  военный  мятеж матросов  и  красноармейцев  в  Кронштадте    был  подавлен  с  большой  жестокостью.

Правительство большевиков  почувствовало  опасность  своего  положения  и  стало пересматривать экономическую политику. В  марте  1921  года  правительство  начало  вводить  новую  экономическую  политику (НЭП). Первоначально НЭП рассматривался как военное и короткое отступление, вызванное тяжелым  экономическим  положением  страны  и  задержкой  мировой  революции. Х  съезд партии в марте 1921 года принял решение о переходе от продразверстки к продналогу. Суть этого решения заключалась в установлении до весеннего сева фиксированного продналога на крестьян,  величина  которого  определялась  в  зависимости  от  категории  хозяйства:  бедное, среднее,  зажиточное  (кулацкое).  Все  что  у  крестьянина  оставалось  после  сдачи  налога государству, находилось в его распоряжении. В среднем размер продналога был в два раза меньше, чем размер продразверстки. Первоначально величина продналога была на уровне 20% от чистого продукта крестьянского хозяйства, а затем он был снижен до 10 % урожая.

На  первых  порах  предполагалось,  что  государство  обменяет  промышленную продукцию  на  оставшееся  у  крестьян  продовольствие  путем  прямого  продуктообмена. Правительство  хотело  сохранить  жесткий  государственный  контроль.  Но  этого  не получилось. Голод, недостаток продовольствия заставили отказаться от прямого продуктообмена и частично  восстановить  рыночные  отношения.  Была  разрешена  частичная  торговля, денационализированы  мелкие  и  часть  средних  предприятий,  многие  предприятия иностранного  капитала  в  виде  концессий.  В  некоторых  отраслях  удельный  вес концессионных  предприятий  и  смешанных  акционерных  обществ  был  весьма  заметным.

В середине  1920  годов  они  давали  более  60  %  добытого  свинца  и  серебра,  почти  85  % марганцевой руды, 30 % золота, 22 % производимой одежда и галантереи. Однако в целом роль  концессий  была  невелика:  в  1926/1927  хозяйственном  году  насчитывалось  всего  117 действующих  соглашений,  на  которых  работало  всего  18  тыс.  человек  и  выпускалось немногим больше 1 % промышленной продукции.

Государство  поощряло  развитие  разнообразных  форм  простой  кооперации: потребительской, снабженческой, кредитной, промысловой. Так, в сельском хозяйстве этими формами  кооперации к  концу  1920-х  годов  было  охвачено  больше половины  крестьянских дворов.  Кооперативное  движение  развивалось  в  торговле  и  промышленности.  В  1928  году 60-80 % товарооборота в розничной торговле приходилось на кооперативную. До 13 % всего объема промышленной продукции давали кооперативные предприятия.

Одновременно   с  этими  большие  изменения  происходили  в  системе  управления экономикой. Появились  тресты,  т.е.  объединения  однородных  или взаимосвязанных  между  собой предприятий.  К  концу  1922  года  около  90  %  промышленных  предприятий  объединились в тресты.  Тресты  наделялись  широкими  полномочиями,  они  самостоятельно  решали  что производить,  где  реализовать  продукцию,  несли  материальную  ответственность  за организацию  производства,  качество  выпускаемой  продукции,  сохранность государственного имущества. Предприятия, входящие в трест получали полную финансовую независимость, даже право выпускать долгосрочные займы в виде облигаций. В промышленности и других отраслях экономики была восстановлена денежная оплата труда, введена тарифная система, таким образом, отменялась  уравниловка в оплате труда, применяемая в годы «военного коммунизма».

Таким образом, новая экономическая политика позволила стабилизировать ситуацию политически  и  экономически.  Прекратились  мятежи  и  восстания,  произошел  переход  от гражданской войны к мирной жизни. Был остановлен катастрофический спад производства, и началось восстановление и рост экономики. Удалось  стабилизировать  финансовую  систему,  путем  введения  новой  советской валюты – червонца,  приравненного  к  7,74  г  чистого  золота.  Постепенно  возрождалось кредитная  система,  в  1921  году  возобновил  свою  работу  Госбанк.  Создавалась  сеть акционерных  банков,  большое  внимание  уделялось  внешней  торговле.

Возрождение рыночной экономики способствовало достижению высоких экономических показателей. С 1921  по  1926  год  объем  промышленного  производства  возрос  в  три раза  и  приблизился  к уровню 1913 года. Производство сельскохозяйственной продукции выросло в два раза и на 18  %  превысило  уровень  1913  года.  Среднегодовой  темп  и  роста национального  дохода  за 1921 – 1928 годы составил 18 %. В  результате  этого  потребительский  рынок  наполнился  товарами,  улучшилась  жизнь людей,  голод  отступил.  Изменение   жизни  на  базе  нэпа  было  столь  поразительно,  что казалось  открылся  путь  к  формированию  многоукладной  экономики  с  участием  частного капитала,  к  созданию  плюралистической  политической   модели  общества.

Однако  нельзя преувеличивать реальные результаты и возможности нэпа. НЭП –это лишь временное отступление власти в социально-экономической области под  напором сопротивления людей.  НЭПа  как  системы  фактически  не  было.  Замена продразверстки  продналогом  привела  к  оживлению   частного  предпринимательства, торговли,  позволила   в  короткий  срок  оздоровить  экономику  и  накормить  людей.  Однако частника  душили  в  городе  и  в  деревне.  В   общественном  сознании   формировался  образ нэпмана   как  классового  врага.  Нэповская  экономика  двигалась  от  кризиса  к  кризису.

Осенью  1923  г.  разразился  кризис  сбыта,  когда  был  собран  урожай,  но  крестьяне  не торопились  сдавать  хлеб.  Цены  были  такими  низкими,  что  они  не  могли  купить  себе необходимые  промышленные   товары,   которыми  были  забиты  все  склады  и  магазины. Начались хлебные стачки, которые правительство жестоко подавляло. Постоянно  государство  возрождало  чрезвычайные  меры  времен  «военного коммунизма». Уже в конце 1927 года началась конфискация хлебных излишков, незаконные обыски крестьянских амбаров, установление постов на дорогах, препятствующих привозу хлеба на городские рынки. Чрезвычайные меры применялись не только к кулакам, но и к середнякам.  Заготовительные  кризисы  1926-1928  годов  привели  к  полному  свертыванию новой  экономической  политике.  Этому  способствовал  рост  централизации  в  управлении  и концентрации экономики в руках государства.

С середины 1920х годов увеличивался государственный и политический аппарат, и уже к  1928  году  он  насчитывал  около  четырех  миллионов  членов.  Такой  аппарат  был неповоротлив в условиях рынка, а, следовательно, не мог эффективно управлять страной. По форме  власть  оставалась  советской,  по  существу  Советы  превратились  в  управляемый придаток партийного аппарата. В 1920 г. В. Ленин писал:  «Ни один важный политический или организационный вопрос не решается ни одним государственным учреждением в нашей республике без руководящих указаний ЦК партии».

Целенаправленное свертывание нэпа в стране шло по всем направлениям. Уже в 1927 г. для промышленных предприятий стал устанавливаться государственный производственный план.  В  конце  1929  г.  тресты  потеряли  хозяйственную  самостоятельность  и  вскоре прекратили  свое  существование.  Синдикаты  уже  больше  не  занимались  оптовой торговлей по фондам и нарядам. К концу 1930 г. прямые договорные поставки между производителями и  потребителями  составили  только  5%  от  общего  объема  реализуемой  промышленности продукции, тогда как в 1929 г. они составили 85%.

В начале 1930 г. происходит почти полное вытеснение частного капитала из различных секторов  экономики.  Так,  если  в  1928  г. доля  частных  предприятий  в  промышленности составляла 18 % , то в 1933 г. –всего 0,5 % . В сельском хозяйстве этот процесс имел такую динамику: с 97 % в 1928 г. до 20 % в 1933 г., в розничной торговле с 24 % до нуля. К этому времени были аннулированы все иностранные концессии.

В  1930  г.  прошла  налоговая  реформа.  В  место  63  различных  налогов  и  платежей  в бюджет, было введено два основных вида налога: с оборота и отчисления от прибыли (для колхозов –один подоходный налог). Налоги с крестьян играли регулирующую роль, т. к. предприятия работали по государственному плану, поэтому их просто ликвидировали. Банки  по  своей  сути  перестали  быть  кредитными  учреждениями.  На  их  счетах находились лишь собственные ресурсы государственных предприятий, которые можно было использовать строго по плану. К  концу  30х  г.  в  стране  осталась  всего  семь  банков:  Госбанк,  Внешторгбанк  и  пять банков долгосрочных вложений. (Все кооперативные банки были ликвидированы).

В 1925 г. в стране разразилась инфляция. Денежная масса  в обращении с февраля по октябрь  1925  г.  увеличилась  на  52  %,  что  привело  к  резкому  росту  цен.  В  1926  г. приостановился свободный размен червонцев на золото, наложен запрет на вывоз советской валюты  за  рубеж  и  ввоз  иностранной  валюты  в  СССР.  Госбанк  начал  выпускать  огромное количество денег. И сразу резко возросли цены в оптовой и розничной торговли.

Чтобы  удержать  цены  на  стабильном  уровне,  государство  вводит  карточную  систему распределения на основные продовольственные товары широкого потребления. Таким образом, в конце 1928-1929 г. в СССР окончательно были вытеснены рыночные отношения.  Сложилась  командно-административная  система  управления  экономикой  с жестоким  плановым  распределением  ресурсов  и  продукции.  НЭП  был  полностью ликвидирован.

 

Источник: Краткая история российской экономики. Учебное пособие.2-е доп. изд. под ред. проф. Ю.П. Филякина — М.: Меридиан, 2007. —  320 с.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*