Роль С.Ю. Витте в модернизации России

В республиканских и союзных энциклопедических изданиях советского периода имя С.Витте упоминалось скупо, даже с явной неприязнью. Надо полагать, что авторы энциклопедий строго придерживались партийной дисциплины.

У этого человека и при жизни  врагов было более чем достаточно. Придворные чиновники всей душой ненавидели этого выскочку из Малороссии, которому суждено было стать «лучом света» в бесцветное и роковое царствование двух последних императоров из династии Романовых.

Доброжелатели же в свою очередь превозносили Витте до небес, ставили его в один ряд с Михаилом Сперанским — знаменитым советником Александра I или же с Бисмарком — выдающимся рейхсканцлером и объединителем Германии… Но Сергей Юльевич не вписывался в рамки второго Сперанского или российского Бисмарка. Он был первым и единственным в своей ипостаси С.Витте, вписавшим золотые страницы в историю царской России на рубеже ХIХ и ХХ веков.

Служить на Одесскую железную дорогу, в ту пору еще самостоятельную, С.Витте пришел 1 мая 1870 года. Определился поначалу конторщиком при весах. Конечно, человеку, только что с золотой медалью окончившему Новороссийский университет и имевшему все шансы сделать престижную ученую карьеру, такое начало могло показаться оскорбительным. Но только не Витте! Хотя и был он в ту пору годами зелен, тем не менее, хорошо понимал, что, не пройдя «Крым, Рим и медные трубы» сложного хозяйства, каким и является железная дорога, он, да к тому же еще и не имеющий диплома инженера путей сообщения, годами, а может и всегда будет выглядеть белой вороной среди сослуживцев. Как нигде, на транспорте процветала кастовость.

Вот почему первые месяцы службы в МПС Сергей Юльевич посвятил изучению всех профессиональных тонкостей железнодорожного дела: сидел в кассах грузовых и билетных, вникал в суть должностей помощника и начальника станции, контролера и ревизора движения… Одним словом, с полной выкладкой прошел «курс молодого бойца».

Витте объявился в Киеве в 1880 году, приехав сюда из Петербурга, где около двух лет в частной компании общества Юго-Западных железных дорог занимался проблемами этой наспех слепленной из трех дорог магистрали, которая влачила жалкое существование. Сергей Юльевич согласился на переезд, хотя и получил звонкую «пощечину». Дело в том, что чиновники Министерства путей сообщения, несмотря на громкие одесские успехи начинающего железнодорожника, не шибко жаловали Сергея Юльевича, который, видите ли, не только не был профессионалом-путейцем, но не имел даже инженерного образования (закончил математический факультет Новороссийского университета в Одессе). Поэтому в Киеве ему дали лишь должность начальника эксплуатации Юго-Западных железных дорог, тогда как правление общества видело его в должности управляющего этими дорогами.

Официально С.Витте занимал лишь посты министров путей сообщения и финансов, а также очень короткое время был первым в России премьером. Но неофициально его смело можно считать и министром народного просвещения, а также министром иностранных и внутренних дел, военным и морским и даже обер-прокурором Синода. И уже только за то, что его стараниями в стране были открыты три политехнических института — в Киеве, Варшаве и Петербурге, а также более 100 коммерческих и профессиональных училищ, Витте достоин памятника. Именно Витте принадлежит заслуга появления в стране нового типа средней школы — коммерческих училищ. Новая экономическая политика С.Витте дала весомые плоды — Юго-Западные железные дороги удалось, причем, за короткий срок, поднять с колен и превратить в образцово-показательные для всех стальных магистралей тогдашней России. Вот тому подтверждение: если в 1880 году дороги Юго-Западного края едва наскребли в доходную часть 470 тысяч рублей, то в 1889 году, когда Витте сменил Киев на Петербург, они имели в доходных «закромах» уже 13 миллионов. За время пребывания Витте на посту министра финансов бюджет страны вырос с 1.169 млн. до 2.108 млн. рублей, обороты  торговли увеличились с 1.049 млн. до 1.683 млн. рублей. В три раза выросла добыча угля, в два раза — нефти, а выплавка стали — в 2,5 раза. Этой реформой Витте, как никто до него, сумел поднять предприимчивость внутри страны и заинтересовал отечественной промышленностью иностранных инвесторов.

Но у Сергея Юльевича было и немало недостатков. Его неуклюжая и несколько грубоватая манера изъяснения, усыпанная к тому же, как сельская дорога, кочками, чисто одесскими оборотами речи, шокировала аристократический Петербург. Всегда небрежно одетый («вышел на арену русской государственности в косоворотке народника»), несдержанный в обращении он действовал на окружающих как раздражитель. Одна столичная газета писала о нем: «Витте ворвался в русскую жизнь, как умница, почти гениальный шалун, который, опрокидывая драгоценную вазу, роняет не менее драгоценную истину. От него постоянно ждали этих истин, и все время боялись за вазы».1

Витте писал, свои рукописные заметки за границей и закончил над ними работу в октябре 1912 г. Зимой 1910-1911 гг., находясь в Петербурге, он начал параллельно диктовать «стенографические рассказы», тематически самым тесным образом связанные с рукописными заметками и во многом их повторяющие. Эти рассказы начинаются воспоминаниями о детстве и доведены до 1911 г. Так появилась еще одна составная часть мемуаров.

Каждую из этих трех работ Витте и завещал после своей смерти опубликовать отдельно. Однако это завещание было нарушено, прежде всего, им самим. В течение последнего года своей жизни Витте под чужим именем опубликовал «Возникновение русско-японской войны». После его смерти завещание также не было исполнено в точности при издании рукописных заметок и стенографических рассказов. Как мы знаем из вступительных замечаний Гессена, на основании стенографических записей и заграничных заметок им были составлены три тома «Воспоминаний». Преследуя, очевидно, коммерческие цели, Гессен, вместо того чтобы в соответствии с завещанием издать каждую из рукописей отдельно, свел их в единый текст, разбил его на главы, а в случаях «параллельности изложения» установил «сводную редакцию», беря в таких случаях за основу «более «откровенный» рассказ рукописных заметок».2

А вот мнение о С.Витте видного экономиста и политического деятеля Петра Струве: «Его способность понимать самые трудные вопросы, находить самые разумные решения в запутанных областях управления, выбирать нужных людей — было выражением гениальной интуиции».3

В заключении приведем еще одну цитату. Она принадлежит императору Вильгельму II. Он сказал: «Если бы у меня был хоть один такой министр, я бы сделал в Германии чудеса».4 Российский царь Николай II этого не сказал, он просто прогнал С.Витте с работы. Такова, видимо, участь всех реформаторов.

 Авторы: Сафронов О.С., Пилипенко Д. В.

 Примечания:

Россия на рубеже веков: исторические портреты.- СПб., 1991.- С. 356-357.

С.Ю.Витте. Избранные воспоминания. -М., 1960.- С. 166.

Россия на рубеже веков: исторические портреты. С-Пб., 1991.- С. 158-159.

Там же.-  С. 171.

 Список литературы:

1. Россия на рубеже веков: исторические портреты. — С.Пб., 1991.

2. С. Ю. Витте. Избранные воспоминания. — М., 1960.

3. Материалы по денежной реформе 1895-1897 гг.-М., 1922.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*