Развитие предпринимательства в России в XIX веке

Развитие капиталистического способа производства в России создало новую классовую структуру общества, новый, свойствен­ный капитализму, закон народонаселения. Движение населения оп­ределяется способом производства, а не наоборот, как утверждал, например, русский академик М. М. Ковалевский. По его мнению, «большая или меньшая густота населения… определяет и самый характер общественных отношений».1 По своему классовому поло­жению в общественном производстве население распределялось в конце эпохи промышленного капитализма так: из 125,6 млн. насе­ления около половины было пролетариев и полупролетариев, жи­вущих преимущественно или наполовину продажей рабочей силы; 35,8 млн. человек беднейших хозяев; 23,1 млн. зажиточных мелких хозяев; 3 млн. человек крупной буржуазии, помещиков, военных чинов и т. д.

В конце XIX в. сельскохозяйственного населения насчитывалось 97 млн. человек, торгово-промышленного—21,7 млн. и непроизво­дительного—6,9 млн.

Приведенные данные дают четкую картину разделения общест­венного труда как основы всего товарного производства и капита­лизма в России. Непроизводительное население составляло 5,5% всего населения Российской империи, производительное и полупроизводительное население— 94,5%.

Капитализм, развивая производительные силы, калечит рабо­чего, обрекает на односторонность развития главную производи­тельную силу—человека, поскольку развитие производительных сил происходит в громадной мере за счет усиления эксплуатации живого труда.

С развитием капитализма растет доля избыточного насе­ления и повышается удельный вес непроизводительного населения. Развитие техники и общий рост производительных сил ведут к вы­талкиванию рабочих из процесса производства, образованию отно­сительного перенаселения в различных формах (текучее, скрытое, застойное). Перед экономической наукой встала задача объяснить это явление—образование избыточного населения по мере раз­вития капитализма. Мальтус, английский экономист, основоположник теории «мальтузианства», пытался пояснить его естественно-историческими причинами. Сисмонди, швейцарский экономист, критиковавший капитализм с мелкобуржуазных позиций, указывал на вытеснение на­селения машинами и негодовал по этому поводу.

В пореформенной экономике России также образовалось избыточное население,природу которого и хотели понять народники. В силу циклического характера развития капитализма спрос на рабочую силу подвер­гается резким колебаниям. Русские народники не понимали вопро­са о потребностях капиталистического хозяйства в резервной ар­мии рабочих.

По мере развития капиталистической промышленности росло промышленное население страны за счет земледельческого. Одним из основных показателей этого процесса является быстрый рост городов в пореформенной России. Удельный вес городского насе­ления систематически возрастал, поскольку его число росло почти в 2 раза быстрее, чем остальное население страны. Особенно быст­ро возрастала численность населения в городах, являвшихся про­мышленными или торговыми центрами. Городское население в ев­ропейских губерниях России составляло в 1863 г. 9,94%, в 1897 г. — 12,76. Следует учесть, что промышленное население стра­ны превышало численность городского населения, поскольку зна­чительная часть фабрично-заводских рабочих и в особенности ра­бочих горных отраслей промышленности была размещена вне го­родов. Численность рабочего класса резко возрастала.

Многие фабрики возникали в деревнях, фабричных селах и т.д. Крестьянская община с ее замкнутостью тормозила отход рабочей силы в города, но растущий капитализм преодолевал эти затруд­нения. Устройство фабрик в деревнях представляло немало не­удобств, но зато оно обеспечивало дешевого рабочего. В период ка­питализма резко возросла подвижность населения в противовес оседлости, свойственной дореформенной России. Уничтожение кре­постничества, тормозившего свободное расселение по стране, создало условия для хозяйственного использования многочисленных земель на окраинах России.

С развитием капитализма подвижность населения возросла. Ее рост в пореформенной России проявлял­ся также в усилении отхожих неземледельческих промыслов. Чис­ло рабочих, занятых различными отхожими промыслами, равня­лось 5—6 млн. человек. Капитализм, превратив рабочую силу в товар, резко увеличил потребление наемного труда, образовав внутренний рынок рабочей силы.2

Главнейшие передвижения земледельческих рабочих—следую­щие: «I) Из центральных земледельческих губерний на южные и восточные окраины. 2) Из северных черноземных губерний в юж­ные черноземные губернии, из которых, в свою очередь, уходят рабочие на окраины… 3) Из центральных земледельческих губер­ний в промышленные губернии… 4) Из центральных и юго-запад­ных земледельческих губерний в район свекловичных плантаций (сюда идут даже отчасти рабочие из Галиции)»3, по формулировке Ленина в работе «Развитие капитализма в России». Не менее ин­тенсивное передвижение имело место среди неземледельческих ра­бочих, которое шло по следующим направлениям:

1) В столицы и в большие города главным образом из неземледельческих, но в значительной степени и из земледельческих гу­берний. 2) В промышленный район на фабрики Владимирской, Ярославской и других губерний из тех же местностей. 3) Пере­движение к новым центрам промышленности или к новым отрас­лям ее, к центрам промышленности нефабричной и пр. (на свеклосахарные заводы, в южный горный район, на портовые ра­боты, разработку торфа, в Уральский горнопромышленный район, на рыбные промыслы, судовые, судоходные работы, вырубку и сплав леса и т.д.).

Население восточных губерний: нижневолжских, новороссий­ских росло значительно быстрее, чем по Европейской России в це­лом. Выталкиваемое из земледелия население высокозаселенных районов направлялось в города — в промышленность, а часть пере­езжала в незаселенные части территории и принималась за обра­ботку новых земель. Россия имела огромные незаселенные терри­тории, что создавало возможность развития капитализма и «вширь». В. И. Ленин в работе «Аграрная программа с.-д. в пер­вой русской революции» писал: «Россия обладает гигантским ко­лонизационным фондом, который будет становиться доступным населению и доступным культуре не только с каждым шагом вперед земледельческой техники вообще, но и с каждым шагом вперед в деле освобождения русского крестьянства от крепостни­ческого гнета.

Это обстоятельство представляет из себя экономическую осно­ву буржуазной эволюции российского земледелия по американско­му образцу»4.

Конечно, различные крепостнические пережитки и в порефор­менное время тормозили расселение населения по территории страны, тем самым задерживая хозяйственное использование зе­мель. Однако пореформенная Россия в этом отношении сильно от­личается от дореформенной.

Возросла эмиграция населения из России. До крестьянской реформы она была очень незначительной, По числу эмигрантов Россия в XIX в. занимала третье место вслед за Великобританией и Германией. Среди причин, вызывающих эмиграцию, значительную роль играли политические факторы, вместе с тем большое значение имели и экономические причины. Рост производительных сил в России проходил сравнительно с ростом населения все же медленно.

Население страны возросло за счет естественного прироста, а также за счет увеличения территории в течение XIX в. свыше чем в 3,5 раза, в результате чего удельный вес России в общей числен­ности населения Европы значительно увеличился. В год всеобщей переписи (1897) население России достигло 126 млн. человек. Не­которое увеличение населения за период капитализма объясняет­ся присоединением к Российской империи колонизуемых террито­рий, в основном рост населения страны обязан естественному при­росту, обусловленному исключительно высокой рождаемостью. Быстрый рост населения страны при наличии других благоприят­ных условий—один из важнейших факторов в экономическом раз­витии страны.

Быстрорастущая численность населения страны увеличивала массу труда, но при этом очень важен достигнутый уровень произ­водительности труда. Последний был весьма низок, в особенности в сельском хозяйстве. В этих условиях быстрый рост населения усиливал, в частности, остроту многочисленных голодных лет, по­стигавших весьма часто нашу страну. Среди развитых крупных европейских стран Россия занимала одно из первых мест по коэф­фициенту смертности и одно из последних по уровню жизни широ­ких масс народа, размеру национального дохода на душу населения, уровню производительности труда.

При изучении экономической истории России необходимо уде­лять серьезное внимание быстрому росту населения, поскольку он бесспорно влияет на развитие общества, облегчая или замедляя это развитие; однако главной силой, определяющей развитие общест­ва, он быть не может. Преувеличение значения роста населения в развитии производительных сил наблюдаем мы в работах академи­ка М. М. Ковалевского. Он говорил: «…среди производительных сил России быстрый рост ее населения кажется мне важнейшею из всех. Природные богатства страны оставались бы частью не утилизированными, не увеличивайся число производителей, и про­мышленность не находила бы сбыта для всех своих произведений, не увеличивайся из года в год число потребителей. Поэтому, что­бы судить с знанием дела о нашей экономической политике, сле­дует всегда отправляться от того факта, что на пространстве в 5 млн. и несколько сот тысяч квадратных километров мы имеем на­селение в 63 млн. человек, плотность которого увеличивается, в особенности в земледельческой зоне, зоне чернозема. Нет лучшего доказательства того, что Россия самою природой своей почвы и характером занятий массы своего населения призвана быть преж­де всего и преимущественно крупным производителем сырья»5. М. М. Ковалевский ошибся не только в оценке значения населения в экономическом развитии России, но и в характеристике перспек­тив развития нашей страны, предназначая ей незавидную роль производителя сырья.

Быстрый рост народонаселения России имел в своей основе вы­сокий коэффициент рождаемости. Так, за период с 1861 по 1870 г. он равнялся на 1 тыс. душ населения 51,9; с 1871 —по 1880 г.— 49,1; с 1881 по 1890 г. — 48,7; с 1891 по 1900 г. — 48,7.

За время капиталистического развития России рождаемость не­сколько снизилась. Эта тенденция наблюдалась и в годы монополистической стадии капитализма: в 1901—1905 гг. коэффи­циент рождаемости составил 47,7, в 1906—1910 гг.—45,3 и в 1911—1913 гг.—44,1. Падение рождаемости наблюдалось и в дру­гих капиталистических странах. Длительное сокращение рождае­мости впервые было констатировано в конце первой четверти XIX в. во Франции, затем с 70-х годов XIX столетия понижение коэффициента рождаемости наблюдалось и в других западноевро­пейских странах. В конце XIX в. коэффициент рождаемости в Рос­сии был выше, чем во Франции в 2 с лишним раза выше, чем в Англии, почти на 70% и выше, чем в Германии, на 35%.

Дореволюционная Россия была вместе с тем и страной с весьма высокой смертности населения, особенно в детском возрасте. По тем же данным, коэффициент смертности в России хотя и снижал­ся, но тем не менее сильно превышал смертность в Германии, во Франции и в Англии. В России он составлял (на 1 тыс. человек): в 1861—1870 гг.—38,7; в 1871—1880 гг.—35,5; в 1881—1890 гг.— 34,2; в 1891 — 1900 гг.—32,8. За 1901—1905 гг. коэффициент смерт­ности приблизительно равнялся 31, за 1906—1910 гг.—29,2 и за 1911—1913 гг.—27,2. Особенно возрастала смертность населения в неурожайные годы, как, например, в 1892 г.

Характерно, что в России, в противоположность многим другим странам, смертность в сельских местностях была выше, чем в го­родских, что отражало особенно низкий уровень жизни русского крестьянина.6 Подъем экономики в конце 19 века «способствовал накоплению капиталов, но одновременно с этим и появлению новых социальных прослоек… Он породил серьезный дестабилизирующий фактор в жесткой и неподвижной политической системе, не пострадавшей от политических бурь, разразившихся над Европой в 1789 – 1848 гг.».7

В рассматриваемый период шел процесс бурного развития российского предпринимательства, что дало основание далее назвать его «золотым веком российского предпринимательства». Начинается этот «золотой век» еще в пореформенные годы. Развитию предпринимательства в этот период способствовали вышеперечисленные причины. Процесс развития российского предпринимательства имел ряд особенностей:

-процесс первоначального накопления продолжался и в пореформенные годы;

-существовал традиционно мощный казенный сектор;

-крайне сжатый (в отличии от Западной Европы) период «свободной конкуренции»;

-незащищенность российского предпринимательства в правовом отношении (отсутствие политической стабильности);

-уход членов предпринимательских семей в интеллигенцию.

Вопрос развития российского предпринимательства тесно связан с проблемой проникновения иностранного капитала в Россию и с дискуссией в современной исторической науке об их соотношении и взаимодействии. Долгое время в советской историографии безраздельно господствовал тезис о засилье в России иностранного капитала. Однако анализ некоторых данных, статистических и фактических, показывает, что это утверждение может быть подвергнуто сомнению.

В начале 20 века доля иностранного капитала в инвестициях в российскую экономику составляло 20%. Это достаточно высокий показатель, однако вряд ли достаточный для того, чтобы делать вывод о господстве иностранного капитала в российской экономике. По словам Н.Верта, «приток иностранного капитала сыграл значительную роль в промышленном развитии 1890-х гг. Однако он же наметил и его пределы: стоило в последние месяцы 1899 года произойти свертыванию европейского финансового рынка, вызванному общим подорожанием денег, как тут же наступил кризис в горнодобывающей, металлургической и машиностроительной промышленности…».8 Кроме этого, следует учесть, что иногда российские и иностранные капиталы настолько переплетались, что их трудно дифференцировать. В этом плане характерен пример с выходом на лидирующие позиции в добыче нефти лондонского «Генерального общества нефтедобычи в России». Этот факт рассматривался в качестве доказательства засилья иностранного капитала в нефтяном бизнесе. Однако анализ установленного капитала показывает, что он был сформирован тремя российскими банками: Российско-Азиатским, Международным Петербургским, Азовско-Донским. И Лондоне же это общество было создано чисто по налоговым соображениям торгового общества, считавшийся иностранным, капитал оказался русским. Кроме этого следует учесть, что иностранный капитал играет роль стимулятора развития российского капитала.

К сожалению, инициатива российского предпринимательства, как правило, не находила поддержки правительства. Например, талантливейший предприниматель Н. Путилов задумал грандиозный проект по созданию действующего современного суперпорта в Петербурге, для чего предполагалось прорыть глубоководный канал, провести железнодорожную ветку, использовать Мариинскую систему. Однако правительство С. Ю. Витте, одного из самых прогрессивных премьер-министров, его не поддержало, несмотря на огромное богатство Путилова (только доход составлял 5 млн. рублей в год). Он один не мог реализовать этот проект и едва не потерял своё состояние. Контрольный пакет акций был передан немцам, и лишь перед Первой Мировой Войной Путилову удалось вернуть часть акций, но завод остался в паритетном владении Путилова и немецких предпринимателей. Тем не менее предпринимателям в начале 20 века удалось добиться больших успехов.

Таким образом, за период с 1893 по 1899 год в стране удвоился объем промышленного производства. К 1913 году доля России в мировом производстве составляет 5,4%, она удерживает по этому показателю пятое место в мире. К 1917 году в России существует 4080 акционерных обществ, тогда как в 1880 году их было всего 170. Россия занимала первое место в Европе и второе место в мире (после США)  по концентрации производства. Наша страна занимала к 1913 году передовые позиции в ряде отраслей: например, российское самолетостроение сосредоточенное на Русско-Балтийском заводе, создает всемирно известные самолеты «Илья Муромец» и «Русский Витязь». Производство снарядов было поставлено на такой уровень, что удерживало конкуренцию крупповских снарядов. Вполне конкурентоспособны на мировом рынке также была и традиционная отрасль российской промышленности – текстильная. Это следует отметить особо, так как конкуренция в мировой текстильной промышленности была необыкновенно острой. Тем не менее, во всех конкурирующих европейских столицах были фирменные магазины российского производства текстиля (Морозовых, Рябушинских, Прохоровых).

 Авторы: Сафронов О.С., Баланин Р.А. 

Примечания:

  1. Ковалевский М.М. Экономический рост Европы до возникновения капиталистического хозяйства. — М., 1898. — С. 8.
  2. Хромов П.А. Экономическая история СССР. Период промышленного и монополистического капитализма в России. — М., 1982. — С. 119.
  3. Ленин В.И. Полн. собр. соч., Т.3. -М., 1980. -С.587.
  4. Там же. С.230.
  5. Ковалевский М.М. Экономический строй России. — СПб., 1900. — С.11-12.
  6. Хромов П.А. Экономическая история СССР. Период промышленного и монополистического капитализма в России. — М., 1982. — С. 120–122.
  7. Верт Н. История советского государства 1900-1991. (пер. с франц.). 2-е изд. — М., 1994. -С.13.
  8. Там же. С.12.

Список литературы:

  1. Верт Н. История советского государства 1900-1991. (пер. с франц.). 2-е изд. — М., 1994.
  2. Ковалевский М.М. Экономический строй России. — СПб., 1900.
  3. Ленин В.И.. Полн. собр. соч., Т.16. – М., 1984.
  4. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, Т.34. — М. 1985.
  5. Хромов П.А. Экономическая история СССР. Период промышленного и монополистического капитализма в России. — М., 1982.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*