Провалы государства как регулятора экономической системы

Рассматривая дефекты рынка и его неспособность решить некоторые вопросы, выходящие за рамки интересов отдельных индивидов, мы указывали на проблемы экстерналий и общественных благ, которые проистекают из человеческого эгоизма.

Эгоизм и связанные с ним действия, направленные на обеспечение персонального благополучия и максимизацию собственного дохода, в экономической теории также называют законом личного интереса, который, чаще всего, противоречит интересу общественному. Это противоречие между личным и общественным порождает фундаментальную проблему и для государства, которую принято называть провалами или фиаско государства.

Суть проблемы проста и сложна одновременно. Люди, входящие в аппарат государства (избранные политики, чиновники, депутаты, министры, судьи, прокуроры и проч.) призваны исполнять определенные функции, входящие в компетенцию законодательной, исполнительной и судебной власти.

Но человек не всегда морально устойчив к разного рода соблазнам. Закон личного интереса подталкивает должностных лиц на совершение действий, наносящих ущерб работодателю (т.е. государству), но приносящих госслужащим определенные дивиденды в любом виде – денег, подарков, власти, статуса.

Недобросовестные слуги государства и закона начинают подтачивать устои власти изнутри, делая это латентно и скрытно, подобно тому, как муравьи незаметно поедают сердцевину большого дерева, которое на деле оказывается колоссом на глиняных ногах.

Практически полные провалы государства мы наблюдаем в таких странах мира, как Сомали и Афганистан. Центральные правительства в этих странах контролируют только незначительную часть территории. Экономическая база государства такова, что не позволяет в полном объеме финансировать армию, полицию, аппарат госслужащих. Место государства занимают криминальные группировки или преступные кланы, основанные на этнических, идеологических или иных принципах. Нормальная экономическая деятельность подменяется производством и сбытом наркотиков, пиратским промыслом, торговлей людьми и оружием.

Частичные провалы государства наиболее часто и рельефно проявляются в управлении социально-экономическими процессами и системе принятия решений. Коротко остановимся на этих двух моментах.

Известно, что приоритетными целями практически любого государства является повышение благосостояния своих граждан и обеспечение комфортных условий для жизни и бизнеса собственных юридических и физических лиц, а также нерезидентов. С виду простая задача на деле оказывается необычайно трудным делом с точки зрения управления государством и регулирования социально-экономических процессов. Отметим ряд феноменов, свойственных в той или иной степени всем современным государствам.

Коррупция. Люди, входящие во властные структуры, нередко отдают приоритет личному эгоистическому интересу в ущерб интересу общественному. Проявляется это в торговле должностными полномочиями и создании искусственных барьеров для лиц, обращающихся в госорганы за получением лицензий, разрешительных документов, согласований и т.п. За каждое свое действие, законное или противозаконное, недобросовестный госчиновник требует мзду, которую вынуждены платить предприниматели и обычные граждане.

Нередко мы встречаем подобные явления в силовых структурах, в судопроизводстве, в военкоматах, на таможне, в системе исполнения наказаний и других государственных органах. Система поборов и мздоимства чиновников ослабляет государство, подрывает веру граждан в его эффективность и справедливость, ведет к социальным протестам и революциям.

Некомпетентность. Еще одним значимым провалом государства является проблема подбора и расстановки кадров на руководящие должности в госаппарате. Чего, казалось бы, проще – следует организовать конкурс и тестирование при приеме на работу наиболее знающих и компетентных лиц с хорошей репутацией и достаточным опытом работы.

Однако в реальной практике управления государством все не так просто и однозначно. Отметим несколько факторов:

аффилированность. На управленческие посты в госаппарате нередко назначаются люди, имеющие с вышестоящим начальством родственные, деловые и дружеские связи, т.е. то, что называют аффилированностью. Таким образом в самой системе государственного управления формируется приватный характер отношений и семейственность, которая препятствует вытеснению некомпетентных сотрудников компетентными.

независимость знающих специалистов. Чаще всего хорошие управленцы и компетентные сотрудники госаппарата проявляют определенную независимость и несговорчивость по вопросам нецелевого использования государственного имущества и средств госбюджета. Поэтому система государственного управления зачастую отторгает таких специалистов, с которыми «сложно договориться».

купля-продажа статусных и доходных мест в госаппарате и депутатском корпусе. Торговля должностями на государственной службе и в церкви (т.н. симония) имеет очень давнюю историю. Покупатели высоких и доходных должностей со времен античности и раннего средневековья действовали по одной и той же схеме, пытаясь окупить сделанные инвестиции путем использования тех возможностей, которые предоставляет им новая должность.

Не претерпели сколько-нибудь серьезных изменений мотивы покупатели должностей и в настоящее время. Покупка мест депутатов, сенаторов, мэров и губернаторов создает определенные возможности как для лиц, занимающих соответствующие кресла, так и для родственников таких госслужащих. Российская политическая практика богата самыми разнообразными примерами;  следует также подчеркнуть широкую распространенность данного явления по всему миру.

Остановимся теперь на системе принятия политических решений, которую часто анализируют американские и европейские макроэкономисты. Отметим, прежде всего, логроллинг и парламентский лоббизм.

В российской и советской традиции политической экономии данный раздел макроэкономики практически полностью отсутствовал и десятилетиями не развивался по идеологическим соображениям. И лишь с переходом к рыночной экономике тема принятия решений актуализировалась и сейчас интенсивно развивается.

Приоритет в разработке тематики логроллинга и парламентского лоббизма в связи с формированием «правил игры» для рынка и отражения проблемы фиаско государства, принадлежит американским экономистам.

Сущность парламентского лоббизма заключается в том, что заинтересованные «группы давления» (или, по-другому, «лобби») в лице представителей торговли, промышленности, военно-промышленного комплекса, банковского сообщества, профессиональных союзов и объединений, оказывают влияние на процесс принятия законодательной базы, напрямую затрагивающей их коммерческие интересы. Действуя непублично, лоббистские группы через своих доверенных лиц «работают» с парламентариями, предлагая им деньги, подарки или синекуры (т.е. хорошо оплачиваемые должности с минимальным кругом обязанностей) за определенные политико-экономические решения – например, за голосование «за» или «против» какого-либо законопроекта. С точки зрения провалов государства здесь обнажается такой явный дефект, как принятие «правил игры» под интересы определенной экономической или политической группы, что идет вразрез с интересами большинства населения страны.

Логроллинг (от англ. log – бревно и rolling – перекатывать) как явление в макроэкономике также тесно связано с формированием адекватной правовой базы для экономических субъектов. Жаргонный термин «перекатывание бревен» в научном плане означает нахождение компромисса в среде многовекторных интересов законодательной и исполнительной власти. Например, при обсуждении и принятии Трудового кодекса в Госдуме заинтересованными сторонами выступают работодатели в лице бизнеса, государственных и некоммерческих структур, отраслевые профсоюзы, инвалидные и общественные организации. Каждая из сторон жестко отстаивает свою позицию, отвергая всякие попытки урезать ее права. После фазы первичного противостояния и обозначения своих интересов, участники правового процесса начинают поиск взаимоприемлемых подходов, так как безапелляционное блокирование всех предложений препятствует принятию Трудового кодекса.

Выясняется, что стороны готовы поддержать тот или иной текст закона, но на определенных условиях – скажем, при уступках по совершенно другому законопроекту – например, о банковской деятельности. Таким образом, нахождение компромисса между парламентариями, политическими партиями, общественными и предпринимательскими организациями, профсоюзами и госструктурами уподобляется процессу «перекатывания бревен», в результате которого на свет появляется сильно деформированный этими бревнами закон, в целом не устраивающий ни одну из сторон. Однако такая искаженная правовая база действует во многих странах мира, вызывая неудовлетворенность большинства граждан и профессиональных групп.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*