Проблемы совершенствования технического регулирования в рамках Таможенного союза и ЕАЭС

Закономерным результатом роста международного движения товаров и факторов их производства стало развитие интеграционных процессов. Данное обстоятельство потребовало формирования более надежных производственно-сбытовых связей между странами и устранения многочисленных препятствий на пути международной торговли, что оказалось возможным только в условиях межгосударственных интеграционных объединений на основе многосторонних политических соглашений.

Российская Федерация является активным членом интеграционных группировок, объединяющих страны постсоветского пространства. Это, прежде всего, страны- участницы Таможенного союза (ТС) и Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Деятельность обеих организаций ориентирована на участие входящих в их состав стран в работе ВТО.

Рассматривая вопросы, касающиеся организации товарного обмена между странами Таможенного союза и Евразийского экономического союза и формирования единой системы технического регулирования, в частности, следует отметить, что последнее приобретает трёхуровневую структуру. Высший уровень образует система технического регулирования ЕАЭС, второй уровень – система технического регулирования Таможенного союза и третий (низовой) уровень – национальные системы технического регулирования. Если принят технический регламент на вышестоящем уровне, регламент нижестоящего уровня утрачивает свою силу.

На всех трех уровнях система технического регулирования формировалась в соответствии с Соглашением по техническим барьерам в торговле ВТО, согласно которому технические регламенты, стандарты и процедуры оценки соответствия, разрабатываемые государствами, не должны создавать препятствий для международной торговли [1].

На сегодняшний день в рамках ЕАЭС приняты за основу действующие технические регламенты Таможенного союза. Процедура реализации каждого регламента обеспечивается Решением Комиссии Таможенного союза, перечнем стандартов к техническому регламенту Таможенного союза и планом мероприятий, необходимых для реализации технического регламента. Базовые принципы технического регулирования закладываются на наднациональном уровне, а механизм реализации каждая страна разрабатывает и реализует самостоятельно.

В Российской Федерации с 1 июля 2003 года вступил в силу Федеральный закон №184 «О техническом регулировании». Необходимость принятия этого Закона была обусловлена обязательностью выполнения в полном объеме требований по техническим барьерам в торговле в ВТО и обязательностью снятия этих барьеров. Цели принятия технических регламентов прописаны во 2 гл. 6 ст. данного закона [2]: — защита жизни или здоровья граждан, имущества физических или юридических лиц, государственного или муниципального имущества; — охрана окружающей среды, жизни или здоровья животных и растений; 217 — предупреждения действий, вводящих в заблуждение приобретателей.

С одной стороны, данный Закон должен защищать интересы общественности и предохранять от потребления некачественной и фальсифицированной продукции. С другой стороны, за десять лет его существования не отлажен механизм его реализации. Анализ законодательств в сфере технического регулирования Республики Казахстан, Республики Беларусь и Российской Федерации позволяет сделать вывод, что во всех случаях оно ориентировано на гармонизацию с международной практикой.

Общим признаком казахстанской, белорусской и российской систем технического регулирования является их двухуровневая структура. Верхний нормативно-правовой уровень образуют технические регламенты, контроль и надзор за соблюдением которых осуществляют центральные государственные органы. Нижний нормативно-технический уровень включает комплекс стандартов, технических условий, методической и справочной информации, разработкой и использованием которой в той или иной форме занимаются все без исключения участники хозяйственной деятельности. В сфере реализации механизма технического регулирования между системами трех государств нет принципиальной разницы в том, какую цель преследуют и какие функции выполняют государственные органы.

За государственными органами сохраняются рычаги принуждения (законотворчество, государственный контроль и надзор), позволяющие государству стоять на страже общественных интересов. Различия проявляются в том, какими путями достигается решение задач, поставленных перед органами исполнительной власти. Например, казахстанская модель тяготеет к американской, в то время как российская и белорусская модели – к европейской идеологии «Нового подхода». Разница между этими моделями прослеживается в полномочиях занятия законотворчеством в области технического регулирования (под законотворчеством, в данном случае, подразумевается создание подзаконных актов в виде технических регламентов).

В российской и белорусской системах технического регулирования исполнительная ветвь власти не может сочетать в себе законодательные и надзорные функции. Поэтому закон запрещает отраслевым органам исполнительной власти (министерствам и ведомствам) заниматься техническим законотворчеством (за исключением Президента и Правительства России, которым дано ограниченное право в экстренных случаях выпускать технические регламенты). Таким образом, российский закон перекладывает функцию технического законотворчества на центральный орган законодательной власти, заставляя законодателей заниматься несвойственным им занятием (обсуждение и принятие подзаконных актов инженерно-технического содержания), в то время как власть исполнительных органов ограничивается надзором и контролем.

Еще одной отличительной чертой российской и белорусской моделей является положение о том, что «разработчиком технического регламента может быть любое лицо». С одной стороны, это требование можно рассматривать как большое достижение в деле демократизации законотворческого процесса. С другой стороны, это создает опасность злоупотребления в виде лоббирования частных интересов крупного бизнеса и монополий, использующих право законодательной инициативы для разработки выгодных им регламентов и блокирования невыгодных.

В казахстанской модели законодательная ветвь власти наделяет исполнительную ветвь ограниченными законодательными полномочиями. На основе законов, принимаемых законодательной властью, органы исполнительной власти формулируют, выпускают, изменяют и отменяют в пределах своей компетенции «обязательные правила и нормы» в виде нормативных правовых актов (технических регламентов). Отличительной чертой всех регламентов является то, что за исключением требований безопасности, они не содержат требований к конструктивным, технологическим, эксплуатационным и иным свойствам продукции или процесса, если эти свойства не связаны с обеспечением безопасности продукции или процесса. Активное участие государства в разработке технических регламентов обеспечивает возможность сохранения главенства общественных интересов (а именно, обеспечение безопасности и охрана здоровья людей и окружающей среды) над интересами частного бизнеса, которые зачастую могут идти вразрез с интересами общества [5, 146].

Анализ национального законодательства Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Казахстан в сфере технического регулирования позволил выявить отсутствие единого подхода к толкованию понятий «безопасность», «технический регламент», «стандарт» и к определению самого понятия «техническое нормирование /техническое регулирование». Некоторые понятия встречаются только в единичном случае – «технический кодекс установившейся практики (технический кодекс)» (Республика Беларусь) [4], «аудит в сфере подтверждения соответствия» (Республика Казахстан) [3]. В законодательстве Республики Беларусь отсутствуют понятия «сертификация» и «подтверждение соответствия» [4]. В связи с чем назрела необходимость использования доктринальных средств правовой интеграции, к которым можно отнести согласование научно-правовых концепций и составление единого глоссария юридических терминов.

Авторы: Мазилкина Е.И., Цыбулевская О.И.

Список использованной литературы:

1. О ратификации протокола о присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной Торговой Организации от 15 апреля 1994 года: Федеральный закон от 21 июля 2012 г. №126-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации.- 2012.- № 3 (ч.1).- ст.4177.

2. О техническом регулировании: Федеральный закон от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ (в ред. 01.09.2013)// Собр. законодательства Рос. Федерации.- 2003.- № 52 (ч.1).- ст.5140.

3. О техническом регулировании: Закон Республики Казахстан от 9 ноября 2004 г. №- 603-II (URL: htpp://online.zakon.kz)

4. О техническом нормировании и стандартизации: Закон Республики Беларусь от 5 января 2004 г. №262-З (URL: http://www.gosstandart.gov.by/)

5. Яковлев А.В., Цыбулевская О.И., Пожаров В.А., Мазилкина Е.И. Экономико-правовые аспекты интеграции в контексте российско-казахстанских торгово-экономических отношений. Саратов: Поволжский институт управления им. П.А. Столыпина, 2014. – 328 с.

Читайте также:

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*