Предпринимательская модель корпоративного управления

Эта модель характерна для стран с так называемой переходной экономикой, где рынок должен быть построен практически «с нуля». Это требование ведет к естественному парадоксу, создающему серьезные системные препятствия преобразованию экономики стран с развивающейся экономикой: важнейшая составляющая процесса перехода к спонтанно функционирующему рынку не может быть создана самими рыночными силами. Единственная сила, которая имеет достаточно возможностей для запуска рыночных механизмов, — это государство, та самая властная структура, которую рыночные силы и призваны низложить.

Более того, в странах с переходной экономикой власть государства была серьезным образом подорвана процессом отторжения собственности от государства еще до начала приватизации. Экономические реформы позднекоммунистического периода послужили передаче значительного объема власти от государства различным промышленным инсайдерам, создав таким образом властные структуры в рамках промышленности.

Как отмечают эксперты, в рамках этой модели формально присутствуют все необходимые элементы, но в реальной действительности нарушается основополагающий принцип разделения прав собственности и контроля. Причем нарушения (а иногда можно сказать непризнание) основополагающего принципа происходят по-разному. Например, собственник управляет всеми процессами в корпорации, включая и оперативное управление. Либо наоборот, нет эффективного собственника, и менеджмент, пользуясь тем, что механизмы контроля не развиты, гипертрофированно узурпирует властные полномочия.

Между этими двумя крайностями существует широкий спектр неэффективных форм взаимодействия собственников и менеджмента. «В цепочке «собственники — совет директоров — менеджеры» формируется управленческое ядро, которое выполняет предпринимательскую функцию. Это ядро представляет собой сформировавшееся неформальным путем своего рода внутреннее закрытое акционерное общество, подменяющее собой формальные механизмы корпоративного управления. При этом идет непрерывная борьба за перехват предпринимательской функции со стороны других групп».

Ни в одной из стран с переходной экономикой модель корпоративного управления не имеет каких-либо устойчивых черт и нет пока в явном виде признаков формирования какой-либо классической модели, хотя в большинстве стран Центральной и Восточной Европы была изначально принята континентальная модель. Это объяснялось необходимостью привлекать стратегических иностранных инвесторов.

Отсутствие устойчивости объясняется прежде всего внешними факторами:

  • фондовые рынки в странах с переходной экономикой являются слаборазвитыми, рынок ценных бумаг не отражает реальной стоимости компаний;
  • отсутствие эффективного государственного регулирования и продуманной, согласованной с бизнесом экономической политики;
  • неразвитое коммерческое законодательство и неэффективное его применение (речь идет прежде всего о той части законодательства, которая определяет процедуру банкротства);
  • незначительная роль банков в обеспечении деятельности корпораций.

В результате наблюдается следующая, казалось бы, парадоксальная ситуация: вроде бы формально все механизмы корпоративного управления существуют, но они эффективно не работают в силу того, что внешние механизмы корпоративного управления не дисциплинируют поведение всех его участников (акционеров, менеджеров, работников), не стимулируют рост акционерного капитала.

Какая из двух систем управления корпорациями — система инсайдеров или аутсайдеров — окажется наиболее предпочтительной в странах с переходной экономикой? Если главной проблемой является поиск эффективного механизма реструктурирования корпораций, то наиболее приемлемой представляется система прямого участия инвесторов в корпоративном управлении и в преобразовании предприятий. Эти же формы контроля в большей степени характерны для системы инсайдеров, а не аутсайдеров. Необходимость в жестком внутреннем надзоре за работой менеджмента возрастает еще и потому, что в странах с переходной экономикой в ближайшем будущем вряд ли возникнут рынки корпоративного контроля, а это значит, что один из важнейших механизмов внешнего контроля будет отсутствовать на протяжении долгого периода. В более долгосрочном плане по мере завершения процесса реструктурирования промышленности и корпораций, может оказаться предпочтительным постепенный переход в некоторых секторах экономики от систем инсайдеров к осуществляющим функции контроля системам аутсайдеров.

Если оптимальной формой контроля за деятельностью корпораций является система инсайдеров, то следующим станет вопрос о том, кто конкретно возьмет на себя контрольные функции.

В условиях рыночной экономики эта система часто ассоциируется с системой взаимной и перекрестной собственности на капитал предприятий. Такая структура собственности возможна только в том случае, если уже существует динамично действующий предпринимательский сектор, создание которого в странах с переходной экономикой является задачей будущего. Система инсайдеров также часто ассоциируется с практикой существования одного базового инвестора — инвестора, который является владельцем крупного пакета акций, что делает управление корпорацией одновременно выгодным и удобным.

Совершенно отлично от моделей других стран с переходной экономикой складывается китайская модель. Ее строительство практически началось с декабря 1978 г., когда Дэн Сяопин объявил программу «четырех модернизаций». Общеизвестно, что Китай добился колоссальных успехов и претендует на роль одного из мировых лидеров. Но с точки зрения устоявшихся общепринятых концепций развитие Китая выглядит парадоксально. В Китае осталась социалистическая плановая система экономики, только планирование стало не директивным, а индикативным. Внешне коммунистическая партия Китая (КПК) вроде бы отказалась от своей роли гегемона, но на самом деле продолжает руководить процессами. Все базовые отрасли (энергетика, тяжелая промышленность, ВПК), а также социальные программы остаются под контролем государства. Многие секторы экономики отданы на откуп рынку, но этот рынок обеспечивается со стороны государства дешевой электроэнергией, дешевым горючим, дешевыми кредитами. В Китае приняли на вооружение многие американские либеральные рецепты, которые помогают экономике эффективно функционировать. Существует шанхайская биржа с ценными бумагами, с акциями. Имеется учетная ставка кредитования — правда, чрезвычайно низкая. Есть огромные холдинги, являющиеся по форме акционерными компаниями. И многое другое. Но все это применяется очень дозированно и постепенно. Например, если оборот того или иного предпринимателя достигает уровня 10 млн. долларов, он фактически обязан вступить в ряды КПК и регулярно отчитываться перед ее органами о своей деятельности. Как отмечают эксперты, существуют четыре основных слагаемых китайского экономического чуда:

  • заниженный обменный курс юаня;
  • наличие специальных экономических зон;
  • стабильный политический климат;
  • дешевая энергетика.

В Китае работают пять крупнейших государственных банков, соизмеримых с финансовыми гигантами США, Японии и Европы. То есть можно констатировать, что в Китае функционирует некая социалистическая корпоративная модель с практически неразвитой корпоративной демократией и доминированием крупных собственников. Безусловно, она будет изменяться в сторону какой-либо классической корпоративной модели, но с китайским «колоритом». Но вот какой именно, в настоящее время сказать сложно.

Возникает законный вопрос — могла ли Россия взять на вооружение китайские рецепты? Для ответа надо выделить два обстоятельства.

  1. Китайская экономика в отличие от советской, направленной на полное самообеспечение, изначально создавалась как экспортная.
  2. Многие российские экономисты считают, что китайская модель имеет встроенные «пределы роста» и Китай в самое ближайшее время столкнется с теми же трудностями, что и СССР в 1980-е годы (конечно, с поправкой на время и местные условия).

Но изучение опыта Китая позволяет уже сейчас сделать один важнейший вывод — нет никаких антагонистических противоречий между рынком и планом.

Отношения между государством и бизнесом должны быть сбалансированными и постоянно корректироваться сообразно целям развития. Опыт наиболее успешно развивающихся стран во второй половине XX в. показывает, что быстрый экономический рост наблюдался в периоды, когда государственное вмешательство осуществлялось методами, сообразными задачам экономического развития, а частными предприятиями признавалось необходимость такого регулирования.

 

См.: Корпоративное управление. Учебное пособие /Под ред. В.Г. Антонова.

Читайте также:

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*