Послевоенная экономика России

За  всю историю  человечества  ни  одна  страна  не  понесла  такой  урон  в  результате военных  действий.  СССР  потерял  около  30%  национального  богатства.  Число  погибших, составило  27  млн.  чел.,  число  раненных  и  искалеченных  не  поддается  сколько-нибудь точным подсчетам. В 1946 г. население СССР, составлявшие 172 млн. чел., едва превышало уровень 1933 г. Были разрушены полностью или частично 1710 городов и поселков (60% их общего числа), свыше 70 тыс. сел и деревень, около 32 тыс. промышленных предприятий, 65 тыс. километров железных дорог, 25 млн. человек лишились крова. Было разорено 100 тыс. колхозов и совхозов, зарезано или угнано в Германию 7 млн. голов рогатого скота, 20 млн. свиней, 27 млн. голов овец и коз. Сумма прямых потерь, нанесенных войной в 1945 г., была оценена  в  679  млрд.  руб.,  что  в  5,5  раза   превышала  национальный  доход  СССР  в  1940  г.

Правда, объем промышленного производства сократился немного –всего на 9%. Но нужно учитывать, что основную массу продукции составляло производство вооружений. А мирные отрасли   сильно  уменьшили   выпуск  продукции.  Предметов  потребления  к  концу  войны производилось в 2 раза меньше, чем до нее. В 1945 г. промышленность освобожденных от оккупации районов производила лишь 30% довоенной продукции. Наибольший ущерб был нанесен  черной  металлургии  (по  выпуску  металла  и  добыче  руды  страна  была  отброшена более  чем  на  10-12  лет),  нефтяной  (отставание  составило  15  лет),  угольной,  химической, энергетике, машиностроению.

Сравнительно  небольшое  (около  9%)  снижение  общего  уровня  промышленного производства  объясняется  невиданной  по  своим  масштабам  эвакуации.  Было  эвакуировано до 2,6 тыс. предприятий, из них более 1,5 тыс. крупных. Тем самым началось  ускоренное развитие  восточных  районов,  где  было  введено  в  строй  3,5  тыс.  крупных  предприятий, особенно  бурными  темпами  увеличивалось  военное  производство.  В  результате индустриальная мощь Урала выросла в 3,6 раза, Западной Сибири –в 2,8 раза, Поволжья – 2,4 раза. При общем сокращении промышленного потенциала тяжелая промышленность (так называемая  группа  «А» – производство  средств  производства) – на  12%  превысила довоенный уровень. Ее удельный вес в общем объеме промышленного производства возрос в 1945 г. до 74,9%.

Достигнуто это было во многом за счет резкого падения производства и без того слабо развитых отраслей и пищевой промышленности. В 1945 г. выпуск х/б тканей составил лишь 41% от уровня 1941 г., обуви –30%, сахара –21% и т.д. Таким образом, война нанесла не только колоссальный ущерб промышленности, но и изменила ее географическую и особенно отраслевую  структуру.  Поэтому  в  некотором  отношении  войну  можно  рассматривать  как очередной, весьма специфической этап дальнейшей индустриализации СССР.

С 1943 г., по мере изгнания оккупантов, в СССР началось восстановление экономики, разрушенной   войной.  Помимо этих  работ  предстояло  провести  конверсию промышленности,  поскольку  к  1945  г.  более  50%  объема  промышленного  производства приходилось  на  военную  продукцию.  Но  конверсия  носила  частичный  характер,  так  как одновременно  с  сокращением  удельного  веса  выпускаемой  боевой техники,  боеприпасов происходила  модернизация  военно-промышленного  комплекса  (ВПК),  разработка  новых видов вооружения. В  сентябре 1945 г. в печати появилось сообщение о том, что в СССР успешно прошло испытание первой атомной бомбы, а в августе 1953 г. – водородной. В эти же годы проходили массовая демобилизация. Личный состав вооруженных сил сократился с 11,4 млн. чел. в мае 1945 г. до 2,9 млн. в 1948 году. Правда, вскоре численность армии в связи с войной в Корее снова выросла: в начале 1950-х гг. она достигла почти 6 млн. чел. В 1952 г. прямые военные расходы составляли 25% государственного бюджета, т.е. всего в 2 раза меньше, чем в военном 1944 году.

В отличие от процесса восстановления после Гражданской войны, теперь не надо было восстанавливать  всю  промышленность.  Стоимость  основных  фондов  промышленности  в 1946  г.  была  равна  довоенной:  на  Востоке  страны  за  войну  было  построено  столько  же, сколько разрушено на Западе. Поэтому восстановление теперь сводилось к трем процессам: восстановление разрушенного в районах, подвергавшихся оккупации, демобилизации части промышленности  и  возвращению  на  старые  места  части  эвакуированных  предприятий. Многие предприятия, смонтированные на новых местах, там и оставались.

Довоенный уровень промышленного производства был восстановлен в 1948 г., а в 1950 г. промышленность произвела продукцию на 70% больше, чем в 1940 г. Довоенный уровень национального дохода был восстановлен только в 1950 г., но официальные цифры динамики промышленного  производства  за  это  время  нуждаются  в  уточнении.  Восстановление экономики  сопровождалось  некоторым  повышением  уровня  жизни  людей  по  сравнению  с довоенным  временем.  В  1947  г.  были  отменены  карточки  на  продовольствие,  а  затем  в течение  нескольких  лет  понижались цены.  В  1947  г.  средний  уровень  цен  был  в  три  раза выше, чем в 1940 г., а снижение цен позволило понизить их уровень в 2,2 раза, так что все-таки и после снижения они оставались несколько выше довоенных. К тому же снижение цен сопровождалось  изъятием  у  населения  части  заработанных  денег  в  виде  обязательных займов. Таким образом, уровень жизни в 1946 – 1950 гг. не повысился, но лишь приблизился к уровню 1940 г., не достигнув его.

Послевоенный  экономический  рост  СССР имел  несколько  источников.  Прежде всего, плановая экономика все еще сохраняла тот мобилизационный характер, присущий ей в годы первых  пятилеток  и  в  годы   войны.  Миллионы  людей  организованно  направлялись  на восстановление Днепрогэса, металлургических заводов Криворожья, шахт Донбасса, а также на строительство  новых  заводов,  гидроэлектростанций  и  т.д.  СССР  получил  с  Германии репарации  на  сумму  4,3  млрд.  долларов.  В  счет  репараций  из  Германии  и  других побежденных  стран  в  СССР  ввозилось  промышленное  оборудование,  включая  заводские комплексы.  В  СССР  трудилось  1,5  млн.  немецких  и  0,5  млн.  японских  военнопленных. Кроме того, в системе ГУЛАГа в этот период содержались примерно 8-9 млн. заключенных, чей труд практически не оплачивался.

К числу источников экономического роста можно отнести продолжавшуюся политику перераспределения  средств  из  социальной  сферы  в  пользу  тяжелой  промышленности. Ежегодно  население  страны  должно  было  подписываться  на  государственные  займы  в среднем  на  1-1,5  месячную  заработную  плату.  Всего  за  1946-1956  гг.  было  размещено  11 займов. По-прежнему основное бремя по формированию средств для тяжелой промышленности несло  сельское  хозяйство,  которое  вышло  из  войны  ослабленным.  В  ходе  войны  было разрушено более 40% всех колхозов и совхозов. Трудоспособное население сократилось с 34,4  млн. чел.  до  23,9  млн.  Численность  тракторов  составила  59%  довоенного  уровня,  а количество лошадей снизилось с 14,5 до 6,5 млн. голов. В целом объем валовой продукции уменьшился  на  40%.  После   войны  уровень  сельскохозяйственного  производства  по сравнению с довоенным оказался ниже, чем уровень после первой мировой и Гражданской войн. Жестокая засуха (самая сильная за предыдущие 50 лет) в очередной раз значительно подорвала  экономический  потенциал  сельскохозяйственные  районы:  Молдавию,  Нижнее Поволжье, Центрально-Черноземные области, Крым.

Довоенный  уровень  сельскохозяйственного  производства  был  восстановлен  в  первой половине 50-х гг., т.е. значительно позже, чем в промышленности. Но этот восстановленный уровень  был  в  то  же  время  уровнем  сельского  хозяйства  царской  России  накануне  первой мировой войны. Зерна теперь собирали 88 млн.т. в год (в России накануне войны 86 млн. т.). Крупного  рогатого  скота  в  первой  половине  50-х  гг.  было  56-57  млн.  голов  (в1916  г.–58,4 млн.). Мяса производилось 5 млн.т. (столько же в 1913г.)

Правда,  в  это  время  были  достигнуты  успехи  в  механизации  сельскохозяйственного производства.  К  началу  50-х  гг.  число  тракторов  выросло  по  сравнению  с  довоенным  в  2 раза,  а  зерновых  комбайнов – 2,5  раза.  Но  и  сам  процесс  повышения  технического  уровня сельского  хозяйства  бы  однобоким.  Механизировались  так  называемое  «основные  полевые работы»:  вспышка,  сев,  уборка  урожая  и  молотьба  зерновых,  а  животноводство, производство  технических  культур,  картофеля  и  овощей  были  почти  не  затронуты процессами  механизации.  Если  перечисленные  «основные  полевые  работы»  теперь  были механизированы уже на 80-90%, а не на 50-60%, как перед войной, то уборка льна – только на 30%, а картофеля –на 10%. При этом под техническим прогрессом понимались именно механизация,  а  производство  удобрений,  мелиорация  оставались  в  стороне  от  этого процесса.

Как и в предвоенные годы, продолжался неэквивалентный товарообмен между городом и деревней при помощи ценовой политики. Государственные закупочные цены на основные виды  продукции  менялись  очень  медленно  и  не  отражали  изменения  производственных затрат.  Так,  закупочные  цены  на  молоко  возмещали   лишь  пятую  часть  затрат  на  его производство;  на  зерно – десятую  часть;  на  мясо – двадцатую.  Все  убытки  покрывались дотациями или за счет государственных кредитов, которые, как правило, не возвращались, а списывались.  Крестьяне,  не  получая  почти  ничего  на  трудодни,  жили  за  счет  личного подсобного  хозяйство.  На   приусадебных  участках,  занимавших  несколько  процентов посевных  площадей  страны,  выращивались  овощи,  картофель,  содержался  домашний  скот.

Но начиная с 1946 г. государство стало урезать приусадебные участки и облагать хозяйства значительными  денежными  налогами.  Кроме  того,  каждый  крестьянский  двор  должен  был сдавать и натуральный налог мясом, молоком и другой продукцией. Подобная практика по отношению с сельскому населению продолжала ужесточаться. В 1948 г. было настоятельно «рекомендовано»  колхозникам  «продавать»  государству  имеющийся  мелкий  скот,  хотя колхозный  Устав  позволял  его  держать.  В  ответ  на  эту  «рекомендацию»  крестьяне  начали резать скот, в результате чего за полугодие было забито более 2-х млн. свиней, коз, овец и пр. живности.

Колхозникам все труднее становилось продавать продукцию на рынке, поскольку резко повысились  сборы  и  налоги  с дохода  от  продажи.  Помимо  этого,  на  рынке  можно  было продавать  продукцию  только  при  наличии  справки  о  том,  что  соответствующее  хозяйство выполнило свои обязательства перед государством. Если же документа не было, продукция конфисковывалось,  а  сами  крестьяне  подвергались  штрафам.  В  1947  г.  была  подтверждена обязательная выработка минимума трудодней для колхозников. В случае его невыполнения по  отношению к  ним могло  быть  применено  уголовное  наказание.  Таким  образом,  как  и в годы первых пятилеток, послевоенная деревня выживала на грани голодной смерти.

Вновь усилился контроль над хозяйствами со стороны МТС и их политотделов. МТС опять  получили  право  распределять  плановые  задания  между  колхозами.  Вышестоящие организации  через  систему  МТС  определяли  хозяйствам  сроки  посева,  уборки  и  других агротехнических  работ.  МТС  также  производили  обязательные  заготовки сельскохозяйственной  продукции,  взимали  с  колхозов  натуральную  плату  за  выполнение механизированных работ и т.д. Более того, в начале 1950-х гг. было проведено укрупнение колхозов  под  тем  же  предлогом  усиления  процессов  механизации  сельскохозяйственного производства.  В  действительности,  укрупнение  колхозов  упрощало  государственный контроль за хозяйствами через МТС. Количество колхозов сократилось с 237 тыс. в 1950 г. до 93 тыс. в 1953 г.

Несмотря на эти меры, сельское хозяйство развивалось медленно. Даже в относительно благоприятном 1952г. году, валовый сбор зерна не достиг уровня 1940 г., а урожайность в 1949 – 1953  гг.  составляла  всего  7,7  центнеров  с  гектара.  (В  1913  г. – 8,2  центнеров  с гектара).  В  1953  г.  поголовье  крупного  рогатого  скота  было  меньше,  чем  в  1916  г.,  а население  за  эти  годы  выросло  на  30 – 40  млн.  чел.,  т.е.  продовольственная  проблема оставалась очень острой. Население крупных городов снабжалось с перебоями.

В  1952  г.  И. Сталин  опубликовал  работу  «Экономические  проблемы  социализма  в СССР»,   в  которой  продолжал  настаивать  на   преимущественном  развитии  тяжелой промышленности  и  ускорении  процесса  преобразования  колхозно-кооперативной собственности в общенародную (государственную). Особенно подчеркивалось, что колхозы номинально  еще  остававшиеся  собственниками  произведенной  продукции,  являются временной, переходной структурой. В целях повышения эффективности сельского хозяйства в  1948  г.  был  принят  грандиозный  «Сталинский  план  преобразования  природы»  в соответствии  с  которым  предусматривалось  создание  в  южных  и  юго-восточных  районах европейской  части  СССР  полезащитных лесных  полос  для  задержания  влаги  на  полях  и уменьшения  пагубного  воздействия  суховеев  на  сельскохозяйственные  угодья.  По  этому плану  предусматривалось   также  строительство  оросительной  системы  в  Средней  Азии – Большого Каракумского канала, по которому вода из Амударьи должна была поступать на орошение  полей  в  Туркмении.  Полезащитные лесные  полосы  сохраняют  поля  от  суховеев, улучшают   водный  режим  почвы,  увлажняют  воздух  благоприятный  микроклимат  для посевов, предотвращают выдувание верхнего плодородного слоя и эрозию почвы. Для того чтобы придать лесоразведению в степных и лесостепных районах организованный характер и  государственный  размах   был  принят  «План  полезащитных  насаждений,  внедрения травопольных  севооборотов,  строительства  прудов  и  водоемов  для  обеспечения  высоких  и устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах Европейской части СССР».

Особое внимание  было  уделено  лесоразведению.  В  течение   1950-1965  гг.   предусматривалось создание в 16 областях 8-ми крупных лесных полос общей протяженностью 5320 км. Кроме того, намечалось насаждение защитных лесных полос на полях совхозов и колхозов общей площадью  5  млн.  709  тыс.  гектаров.  Работы  начались  весной   1949  г.  До   1951  г.  были заложены  полосы  на  площади  1   млн.  852  тыс.  га.  Их  протяженность  более   6  тыс.  км. Созданные  более  40  лет  назад  лесонасаждение  и  сегодня   защищают 25  млн.  га.  угодий  и являются  примером  мирного  приложения  человеческих  сил  и  заботливого  отношения  к земле и природе.

В  соответствии  с  планом  преобразования  природы  началось  также  сооружение огромных ГЭС на Волге, Днепре, и других реках (горьковской, Каховской, Куйбышевской, Саратовской, Сталинградской). Все эти станции были введены в действие в 1950-1960-е гг. В 1952  г.  был  построен  Волго-Донской  канал,  соединивший  в  единую  систему  пять  морей: Белое, Балтийское, Каспийское, Азовское, Черное.

Как  указывалось  выше,  в  1947  г.  была  отменена  карточная  система.  Ее  отмена планировалась  на  конец  1946  г.,  но  из-за  засухи  и  неурожая  этого  не  произошло.  Отмену удалось  провести  только  в  конце  1947  г.  СССР  был  одной  из  первых  европейских  стран, отменивших  карточное  распределение.  Но  прежде  чем  отменить  карточки,  правительство установило  единые  цены  на продукты  питания  взамен  существовавших  ранее  карточных и коммерческих цен. Вследствие этого стоимость основных продовольственных продуктов для городского населения выросла. Так, цена 1 кг. черного хлеба была 1 руб., а стала 3 руб. 40 коп., цена 1 кг. мяса выросла с 14 до 30 руб., сахара — с 5,5 до 15 руб., сливочного масла – с 28 до 66 руб., молока – с 2,5 до 8 руб. При этом минимальная заработная плата составила 300 руб. в  мес.  Правда,  для  низко – и  среднеоплачиваемых  категорий  рабочих  и  служащих одновременно  с  едиными  ценами, устанавливались  «хлебные  надбавки»  в  среднем  около 110 руб. в мес., но эти надбавки не решали общую проблему доходов.

В это же время была проведена и денежная реформа. Ее необходимость определялась разбалансированностью  денежной   системы  в  год  войны,  поскольку  резкий  рост  военных расходов  требовал  выпуска  в  обращение  огромного  количества  денег,  не  обеспеченных потребительскими товарами и услугами. Вследствие значительного сокращения розничного товарооборота  на  руках  у  населения  оказалось  денег  больше,  чем  требовалось  для нормального  функционирования  экономики,  а  потому  покупательская  способность  денег упала. Кроме того, в стране было много фальшивых денег, выпущенных фашистами во время войны.

14  декабря  1947  г.  было  издано  постановление  Правительства  «О  проведении денежной   реформы  и  отмене  карточек  на  продовольственные  и  промышленные  товары». Старые деньги в течение недели обменивались на новые из расчета 10:1. Для тех, кто держал деньги  на  счетах  в  сберегательных  кассах,  обмен  был  более  льготным.  Так,  вклады  до  3 -х тыс. руб. оставались без изменения и не подлежали переоценке. Вклады на сумму от 3 до 10 тыс. руб. обменивались из расчета 3:2, а вклады сверх 19 тыс. – 2:1.

Одновременно  проводилось  объединение  всех  ранее  выпущенных  государственных займов в единой новой 2-х процентный заем, а старые облигации обменивались на новые в соотношении  3:1,  облигации  свободно  реализуемого  займа  1930  г. – в  соотношении  5:1.  С помощью  таких  методов  произошло  изъятие  излишней  денежной  массы,  а  сама  реформа приобрела  в  основном  конфискационный  характер.  В  ходе  реформы  пострадали  главным образом  сельские  жители,  которые,  как  правило,  хранили  свои  накопления  дома,  да спекулянты,  нажившиеся  во  время  войны  и  не   успевшие  реализовать  большие  наличные суммы  денег.

С  1  января  1950  г.  правительство  признало   необходимым  повысить официальный  курс  рубля  по  отношению  к  иностранным  валютам  и  определило  его  в соответствии с золотым содержанием рубля (0,222168 г. чистого золота), хотя в те годы этот факт не имел никакого экономического значения, так как установленный официальный курс рубля ни в каких расчетах не использовался.

Все годы первых пятилеток, военные и послевоенные годы были для страны временем экстремального,  чрезвычайного  развития.  В  этот  период  насущие  потребности  населения откладывались на потом. Почти 25 лет экономика работала с величайшим напряжением. Все достигнутые  успехи  были  оплачены  сверхчеловеческой  ценой.  По  данным  официальной статистики, средняя номинальная заработная плата рабочих выросла за 1928 – 1954 гг. более чем  в  2  раз.  Согласно  другим  источникам,  в  этот  период  стоимость  жизни  в  СССР увеличилась  в  9 – 10  раз,  поскольку  розничные  цены  поднимались  постоянно.  Но  если общий индекс розничных цен в государственной и кооперативной торговле в 1928 г. принять за 1, то в 1932 г. он составил 2,6 , в 1940 г. – 6,4, в 1947 г. –20,1, в 1950 –11,9. Реальная же заработная плата за этот период, исключая налоги и подписку на заем, но включая надбавку к  заработной  плате  в  виде  бесплатного  медицинского  обслуживания,  образования  и  иных социальных услуг, изменилась следующим образом: если принять уровень заработной платы 1928 г. за 1, то в 1937 г. она равнялась 0, 86; в 1940 г. –0,78; в 1944 г. –0, 64; в 1948г. –0, 59; в 1952 г. –0,94; 1954 г. –2,19.

Между тем в памяти людей старшего поколения  укоренилась мнение о том, что при Сталине ежегодно цены снижались, а после него – только росли. Но секрет понижения цен следует  искать  в  том  огромном  их  скачке,  который  произошел  после  начала коллективизации. Так, розничные цены на ржаной хлеб выросли за 1928-1952 гг. почти в 19 раз, на говядину –в 17, на свинину –20,5; на сахар –в 15; на подсолнечное масло в 33; на яйца – в  19,3;  на  картофель – в  11  раз.  Поэтому  ежегодное  снижение  цен — на  несколько процентов –на основные продовольственные товары осуществить было несложно. К тому же данное  снижение  цен  осуществлялась  за  счет  фактического  снижения  уровня  жизни колхозников,  поскольку,  как  указывалось  выше,  темпы  роста  закупочных  цен  на сельскохозяйственную продукцию были гораздо выше, чем рост розничных цен. И, наконец, большинство  сельского  населения  почти  не  ощущало  этого  снижения  цен,  так  как государственное снабжение в сельской местности было очень плохим.

По-прежнему чрезвычайно остро стоял жилищный вопрос. Многие рабочие с семьями в городах жили в общежитиях, в коммунальных квартирах, бараках и подвалах В эти годы строительство  жилья  велось  в  очень   ограниченных  размерах.  Основные  ассигнования  из бюджета  расходовались  на  военно-промышленный  комплекс,  тяжелую  промышленность, энергетическую систему. Дальнейшее  развитие  экономики  СССР  упиралось  в  ее  чрезмерную  централизацию. Все  экономические  вопросы  решались  только  в  центре,  а  местные  хозяйственные  органы были  строго  ограничены  в  решении  любых  дел.  Основные  материальные  и  денежные ресурсы,  необходимые  для  выполнения  плановых  заданий,  распределялись  через значительное  количество  инстанций.  Ведомственная  разобщенность,  бесхозяйственность приводили к  постоянным  простоям  на  производстве,  большим  материальным  потерям.

Выросла  армия  специальных  уполномоченных,  или  «толкачей»,  которые  занимались добыванием  сырья,  дефицитных   материалов  на  заводах,  в  министерствах.  Отчеты руководителей  предприятий,  министров  обрастали  приписками  в   выполнении  и перевыполнении планов, поэтому статистические данные следует воспринимать критически из-за их определенной недостоверности. В  качестве  примера  можно  привести  доклад  Г.М.  Маленкова  на  ХIХ  съезде  партии (1952), в котором было сказано, что зерновая проблема в СССР решена и что собран урожай в 8 млрд. пудов. И всего через два года было объявлено, что данные о развитии сельского хозяйства являются неточными.

После  войны  несколько  раз  проводились  различные   административные  реформы,  но они  не  вносили  коренных  изменений  в  сущность  плановой  системы.  В  марте  1946  г. наркоматы превратились в министерства, а наркомы – в министров, и это означало, что они уже больше не являются народными комиссарами. Были установлены гражданские звания-ранги, классы,  отдаленно  напоминающие  «табель  о  рангах»  Петра  I.  Ужесточение экономической  системы  накладывало  свой  отпечаток  на  всю  общественную  жизнь  страны.

После войны (1946) начались публичные гонения на писателей, композиторов, театральных деятелей  и  кинорежиссеров.  Целью  этих  компаний  было  заставить творческую интеллигенцию  работать  строго  в  духе  «партийности»,  и  «социалистического  реализма». Аналогическую  цель  преследовали  дискуссии  по  философии,  биологии,  языковедению, политической экономии, начавшейся в 1947 г. Поощрялась борьба с  «космополитизмом» и «низкопоклонством перед Западом».  усиливалось разжигание шовинизма и антисемитизма. С 1948 г. возобновляются репрессии.

Выбор  экономической  стратегии  СССР  определялся  политическим  курсом. В  данном случае  он  зависел  прежде  всего  от  воли  Сталина,  соотношения  сил  в  правящих  кругах,  а также от международной обстановки и особенно от ее понимания советским руководством. Внешнеэкономический  фактор  определял  как  степень  конверсии  и  объем  ресурсов, направлявшихся  на  развитие   военно-промышленного  комплекса  (ВПК),  так  и  уровень экономического  сотрудничества    с  западными  державами,  и  в  частности  возможности получения иностранных займов и инвестиции. Это были принципиальные обстоятельства, во многом  определившие  масштаб  накоплений,  их  структуру  (в  частности,  долю  внутренних накоплений  в  валовом  внутреннем  продукте)  и  степень  закрытости  советской  экономики.

Победа  в  войне  резко  изменила  международную  обстановку.  СССР  стал  не  только полноправным  членом, но  и  одним  из  лидеров  мирового  сообщества;  его  отношения  с западными державами приобрели партнерский, даже, казалось, дружественный характер. Тем  не  менее,  речь  шла  не  столько  о  более  широком  включении  СССР  в  мировой экономический  контекст,  сколько  о  выборе  экономической   модели  развития.  Война изменила  общественную  атмосферу  и  дала  импульс  демократическому обновлению  системы,  надеждам  на  перемены  к  лучшему.  В  общественном  сознании  стал понемногу  исчезать  страх.  Война  приучила  критически  мыслить.  Для  многих  она  являлась «открытием» Запада. Впервые побывали за границей миллионы граждан (более 6 млн. чел. в  составе  действующей  армии  и  еще  3,5  млн.  чел.  репатриантов).  Они   смогли   сами оценивать  достижения  западной  цивилизации  и  сопоставить их  с  советскими.

Беспрецедентно  широкое  сотрудничество  с  «империалистическими»  странами  в  борьбе  с общим  врагом  ослабление   идеологического   манипулирования  в  годы   войны  поколебали утвердившиеся   стереотипы  и  вызвали интерес, и   симпатии  к  Западу.  Реформистские настроения  проникли  и  в  большевистскую  элиту,  заметно  обновленную  в  годы   войны. Война приучила управленческие круги к инициативе и отодвинула на второй план борьбу с вредителями и врагами народа.

В  военные  годы  снизилась  степень  централизованного  государственного регулирования  некоторых  секторов  экономики.  В  результате  в  районах,  не  подвергшихся оккупации, несколько возросли доходы сельских жителей. Забота о выживании населения и выполнении государственных заданий побуждала местные власти поощрять мелкотоварное производство.  Возвращение  к  мирной  жизни  требовало:  или  узаконивания, институциализации  этих  новаций,  существенной  корректировки  довоенной  экономической политики,  или  возвращения  к  прежней  сверхцентрализованной   модели  экономики  с гипертрофированным  военным  сектором  (даже  гражданские предприятия  имели одновременно  и  военный  профиль,  мобилизационные   мощности  на  случай  войны), строжайшим административно-политическим контролем за деятельностью администрации предприятий  и  всех  работников.

Уже  в  1945 – 1946  гг.  при   рассмотрении  проекта  4-го пятилетнего плана возникла дискуссия о путях восстановления и развития экономики. В эти и последующие годы выявился целый ряд руководителей различных рангов, выступавших за смягчение  или  изменение  тех  или иных  аспектов  экономической  политики, сбалансированного  развития  народного  хозяйства,  некоторую  децентрализацию  его управления.  Подобные  предложения   высказывались   также  при  выработке  и  закрытом обсуждении новой Конституции и новой программы партии.

Среди   них  были  секретарь  ЦК,  первый  секретарь  Ленинградского  обкома  КПСС  А. Жданов,  председатель Госплана  Н. Вознесенский,  председатель  Совета  Министров РСФСР Н. Родионов  и  др.  Первый  секретарь  Курского  обкома  КПСС  П. Дорошенко  предлагал реорганизовать  колхозы,  радикально  изменить  роль  крестьянских  семей  и  превратив  их  в основную  структурную  единицу  сельскохозяйственного  производства.  Свои  расчеты указанные  руководители  подкрепляли  анализом  международной  ситуации,  полагая,  что переход к мирной жизни вызовет острый экономический и политический кризис, который не только предотвратит всякую угрозу создания антисоветской коалиции западных держав, но  и,  напротив,  сулит  СССР  новые  возможности,  в  частности,  в  качестве  рынка  сбыта  для охваченных кризисом западных экономик.

Сторонники возврата к довоенной модели, среди которых  были  Г.Маленков,  Л. Берия  (возглавлявшие  важнейшие  военные  проекты), руководители тяжелой промышленности, напротив, аппелировали к работам экономиста Е. Варги,  который  опровергал  теорию  скорого  и неминуемого  кризиса   капитализма  и доказывал  его  способность  к  приспособлению.  Полагая,  что  это  делает   международную обстановку  потенциально  взрывоопасной,  Маленков  и  Берия  выступали  за  ускоренное развитие ВПК.

Первую  крупную  победу  им  удалось  одержать  при  утверждении  4-го  пятилетнего плана.  Принятый  в  мае  1946  г.  Закон  о  пятилетнем  плане    восстановления  и  развития народного хозяйства на 1946-1950 гг. содержал весьма напряженные задания и в качестве основной  задачи  провозглашал:  «Обеспечить  первоочередное  восстановление  и  развитие тяжелой промышленности и железнодорожного транспорта». Предполагалось уже в 1946 г. «завершить  послевоенную  перестройку  народного  хозяйства»  и  в  ближайшее  время   не только  догнать,  но  и  превзойти  «достижения  науки  за  пределами СССР».  Тем  не  менее многие  аспекты  экономической  стратегии  еще  не  вполне  были  определены.  Задания  4-ой пятилетки не исключали некоторой вариативности развития.

Однако  прогрессирующий  распад  антигитлеровской  коалиции,  борьба  с  западными державами  за  раздел Европы  и  начало  холодной  войны  способствовали  окончательной победе  сторонников  централизации  и  развития  ВПК,  за  спиной  которых  стоял  Сталин.  В отсутствие  сплачивающей  мир  угрозы  фашизма,  изначально  заложенные  противоречия внутри  антигитлеровской коалиции, геополитические  интересы  держав  неизбежно  вели  к новому расколу мира на враждующие блоки.

После  Потсдамской  конференции  (июль-август  1945  г.)  и  разгрома  Японии  (акт  о капитуляции которой был подписан 2 сентября 1945 г.), противоречия между союзниками резко  усилились.  Важнейшей  причиной  развала  антигитлеровской  коалиции  и  начала военно-политической  конфронтации  послужила  борьба  за  сферы  влияния.  Уже  в  1945  г. усилиями советских властей во всей Восточной Европе были созданы подконтрольные СССР народно-демократические  правительства.  Превращение  Восточной  Европы  фактически  в протекторат  СССР  стало  неожиданностью   для  многих   западных  политиков,  которые  все еще  рассматривали  коммунистическую  идеологию  в  качестве  основы  советской  внешней политики,  а  не  появившиеся  у  Сталина  имперские  амбиции  и  холодной  геополитический расчет.

Всем  этим   странам  оказывалась  интенсивная  материальная,  финансовая  и  военная помощь,  истинные  масштабы  которой  всегда  держались  в  секрете.  Известно  только,  что  в качестве льготных долгосрочных кредитов в 1945 – 1952 гг. им было предоставлено 15 млрд. руб. (3 млрд. долл.). Такие огромные по тем временам средства предоставлялись странам в ответ  на  проведение  в  них  социально-экономических  преобразований  по  советскому образцу.

США в свою очередь направили западноевропейским странам огромную материальную помощь в размере 12,4 млрд. долл. в рамках Плана Маршалла. Эти средства использовались не  только  для  послевоенного  восстановления  экономики,  но  и  для  укрепления  военно-политического  влияния   США  в  этом  регионе.  4  октября  1946  г.  У.  Черчилль  публично обвинил  СССР  в  том,  что  тот  отгородил  Восточную  Европу  «железным   занавесом»  и призвал  к  организации  давления  на  СССР.  По  существу,  это  был  призыв  к  открытой конфронтации с СССР. Тем не менее, инерция союзнических отношений некоторое время еще  сохранялась.  В   1949  г.  с  образованием   федеративной  Республики  Германии  и  блока НАТО  были  созданы  Совет  экономической  взаимопомощи  (СЭВ)  и  организация Варшавского  Договора – раскол  Европы  на  два  враждебных  лагеря  был  окончательно оформлен,  что  имело  самые  негативные  (прежде  всего  экономические)  последствия  для внутренней жизни СССР.

Дело в том, что на рубеже 1940-1950 –х гг. промышленно развитые страны приступили к  внедрению  в  производство  достижений  современной  научно-технической  революции (НТР),  и  это  привело  их  к  новому,  постиндустриальному  этапу  развития  экономики. Советская  экономика,  в  силу  ее  сверхцентрализованности,  недостаточной  инициативы  и предприимчивости  в  различных  хозяйственных  структурах,  оказалась  неспособной  к широкому внедрению научно-технических разработок в производство (кроме ВПК) и стала отставать от стран с развитой рыночной экономикой. К тому же эти страны стали заметно опережать СССР по уровню жизни населения, по обеспечению различных демократических прав  и  свобод.  СССР  стремился  не  допустить  «тлетворного  влияния»  Запада  на  советский народ, используя ресурсы репрессивного аппарата.

К ужесточению внутренней политики и развертыванию нового витка террора Сталина подталкивал и личный опыт, и некоторые внутренние факторы, в частности, голод 1946 г., способствовавший резкому ужесточению контроля государства над деревней и обострение социально-экономической ситуации в городах. В 1947 г. СССР отказался от участия в Плане Маршалла.  В 1947  г.  разразился  Берлинский  кризис,  едва  не  пришедший  к  военному конфликту  с  США.  Окончательная  победа  сторонников  жесткой  линии  была  закреплена разгромом их оппонентов. Были репрессированы Н. Вознесенский (обвиненный в занижении показателей  плана  4-ой  пятилетки),  П.  Родионов  и  многие  другие  хозяйственные руководители.  Задания  4-ой  пятилетки  были  пересмотрены  в  сторону  еще  большего повышения; новые, сверхнапряженные задания были даны военному производству.

Несмотря на относительную стабилизацию в Европе, стороны активно разрабатывали планы новой войны, причем США делали акцент на атомные бомбардировки. Но в СССР в 1949 г. впервые было взорвано ядерное устройство. В 1950 г. Северная Корея, при помощи Китая  и  СССР  попытались  вооруженным  путем  воссоединить  страну.  На  стороне  Южной Кореи  под  флагом  ООН  выступили  США  и  15  других  стран.  В  северо-восточных  районах СССР, вблизи Аляски, началось ускоренное строительство аэродромом и баз, резко возросли задания  по  производству  вооружений.  Эти  многие  другие  признаки  свидетельствовали  об ускоренной подготовке к вооруженному конфликту с США.

Это и определило экономическую политику последних лет сталинского СССР. Страна не  только  вернулась  к  прежней  модели  экономики,  но  и  жила  буквально  в  предвоенном режиме.  Форсированное развитие  тяжелой  промышленности  сопровождалось пропагандистскими кампаниями и развертыванием террора. Без него, без внеэкономического принуждения  проводить  подобную  экономическую  политику  было  невозможно.  Репрессии стали  нарастать  после  войны  в  западных  районах  СССР,  они  отразились  на  советских военнопленных, оказавшихся после возвращения в лагерях, а затем были использованы и против  различных  представителей  интеллигенции,  военнослужащих  и  т.д.  Последние надежды  окончательно  перечеркнула  кампания  по  борьбе  с  космополитизмом, развернувшаяся  с  конца  1948  г.  Играя  на  патриотических  настроениях  советских  людей, власти тем самым пытались вытравить из сознания людей возникший в годы войны интерес и симпатии к Западу, усилить идеологическую изоляцию страны, разжечь шовинистские и антисемитские чувства и срочно подновить пошатнувшийся в войну образ внешнего врага.

Развертывавшийся новый виток массового террора прервала смерть Сталина. Тем не менее и за 1945-1953 гг. число заключенных только в лагерях и колониях ГУЛАГА выросло с 1,5 до 2,5 млн. чел. В результате послевоенной волны репрессий в заключении и ссылке оказались 5,5 – 6,5 млн. чел. Руками заключенных сооружались многочисленные крупнейшие объекты четвертой   и  пятой  пятилеток  в  атомной,  металлургической,  энергетической промышленности, а также на транспорте.

 

Источник: Краткая история российской экономики. Учебное пособие.2-е доп. изд. под ред. проф. Ю.П. Филякина — М.: Меридиан, 2007. —  320 с.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*