Политическое лидерство: природа, функции, типы и стили

Наряду с элитами важнейшими субъектами политического процесса являются политические лидеры. Лидер – это личность, способная оказывать постоянное и решающее влияние на государство, общество, организацию, большую или малую группу. Лидерство проявляется во всех сферах общественной жизни, включая политику. Поскольку политический лидер это всегда живой человек со своими чувствами и эмоциями, при объяснении феномена политического лидерства обязательно учитываются психологические факторы.

В политической науке существует несколько теоретических концепций, объясняющих этот феномен. Исторически первой была теория черт. Суть ее заключается в предположении о том, что лидер обязательно обладает качествами, отличающими его от других людей, причем эти качества могут передаваться по наследству. В русле этой концепции проводились исследования различных правящих династий, анализировались браки в среде правителей. Но никаких значимых результатов эти исследования не принесли. Это привело к разочарованию в теории черт и появлению новой, ситуативной концепции лидерства, сторонники которой полагали, что появление лидера возможно при совпадении места, времени и обстоятельств.

Противоречия между двумя вышеназванными подходами попыталась устранить личностно-ситуационная теория. Представители этой теории Г. Герт и С. Милз выделили четыре фактора, которые необходимо учитывать при анализе феномена лидерства: 1) черты и мотивы лидера как человека; 2) образы лидера и мотивы следовать за ним, существующие у его последователей; 3) характеристики роли лидера; 4) институциональный контекст, т. е. те официальные рамки и правовые поля, в которых функционирует лидер и в которых он взаимодействует со своими сторонниками.

Р. Стогдилл и К. Шатл предложили изучать лидерство с точки зрения статуса, взаимодействия, восприятия и поведения индивидов по отношению к другим членам группы. Следовательно, лидерство рассматривалось теперь не как характеристика отдельного индивида, а как отношения между людьми.

Еще одной психологической концепцией лидерства стала теория «ожидания – взаимодействия». В ней внимание сконцентрировано на создании операциональной модели лидера. Представитель этого направления Ф. Фидлер предложил модель эффективного лидерства, определяющую желательный для каждой ситуации стиль лидерства. По мнению исследователя, это может быть либо ориентация на задачу (инструментальное лидерство), либо ориентация на межличностные отношения (эмоциональное лидерство).

Широкое распространение в политологии и политической психологии получила мотивационная теория лидерства. Среди ее представителей можно назвать С. Митчела и С. Эванса. Данная теория связывает эффективность лидерства с воздействием лидера на мотивацию его последователей. Поведение лидера можно считать мотивирующим в той степени, в которой он увеличивает вероятность достижения сторонниками их целей и разъясняет способы достижения целей. Мотивационная теория предлагает следующие основные типы поведения лидера: 1) поддерживающее лидерство (отличающееся дружеским отношением к последователям, проявлением интереса к их потребностям); 2) директивное лидерство (регламентирующее и контролирующее действия последователей); 3) разделенное лидерство (консультирование с последователями); 4) лидерство, ориентированное на достижение качественного результата.

Дж. Хоманс, Дж. Марч, Г. Саймон и другие ученые, разрабатывающие теории обмена и транзактного анализа, рассматривают лидера как человека, чувствующего потребности и желания своих сторонников и предлагающего им способы их осуществления. При этом важнейшее значение имеет сам процесс взаимодействия между лидером и его окружением.

Различные атрибутивные концепции лидерства видят в лидере скорее человека, зависящего от своих последователей. Лидером становится тот, кто лучше понимает чаяния и надежды возможных сторонников и действует в соответствии с их представлениями о тех чертах и качествах, которыми он должен обладать. К подобного рода концепциям относится так называемая концепция конституентов. Суть ее заключается в том, что взгляды, поведение, подходы к принятию решений политического лидера в значительной степени определяются внешним влиянием. Под конституентами и понимают всех тех, кто так или иначе оказывает воздействие на лидера. Круг конституентов предельно широк, но внутри него особую роль играет ближайшее окружение лидера, а также политические активисты из числа его последователей. Концепция конституентов рассматривает влияние господствующей в обществе политической культуры, прежде всего, ценностных ориентаций, и массового политического сознания на формирование характера и стиля политического лидерства. И наличие такого влияния не может вызывать никаких сомнений. Но одновременно данная концепция принижает роль политического лидера, низводя ее едва ли ни до роли простого исполнителя воли своих последователей. С этим вряд ли можно согласиться.

Можно констатировать, что для более правильного понимания такого сложного феномена, как политическое лидерство, необходимо учитывать различные подходы к его исследованию, имеющиеся не только в политической науке, но и в смежных научных дисциплинах – политической социологии и политической психологии. Особо следует выделять такие параметры: личность самого лидера; характеристики его сторонников; отношения между лидером и его окружением; социальный контекст политического лидерства; результаты взаимодействия между лидером и сторонниками в определенных ситуациях.

Современная политическая наука предполагает наличие таких основных мотивов, детерминирующих поведение политических лидеров: а) потребность во власти; б) потребность в контроле над событиями и людьми; в) потребность в достижениях; г) потребность в аффилиации, то есть в принадлежности к какой-либо группе и получении одобрения. Потребность во власти, как отмечалось, находилась в центре внимания политической психологии с момента зарождения этой научной дисциплины. В частности, ее изучали исследователи психоаналитического направления, например, Г. Лассуэлл, и другие политические психологи. Эта потребность может носить инструментальный характер, являться средством для удовлетворения иных потребностей личности, но может представлять собой и некий компенсаторный механизм. Человек, озабоченный своими недостатками физического, психологического или интеллектуального характера, и поэтому страдающий от низкой самооценки, стремится найти такую сферу деятельности, где он смог бы показать свою компетенцию и утвердить собственное достоинство. Очень часто такой сферой оказывается политика, а главной целью участия в ней – продвижение к вершинам власти как к средству преодоления комплекса неполноценности. Потребность во власти может носить и ярко выраженный социальный характер – как осознанное стремление к контролю над распределением важнейших экономических, социальных и иных ресурсов.

С потребностью во власти тесным образом связана и переплетена потребность политического лидера в личном контроле над событиями и людьми. По своей природе данная потребность не что иное, как проявление в политической сфере базовой человеческой потребности в контроле над внешними силами и обстоятельствами, влияющими на повседневную жизнь людей. Потребность в контроле может быть развита у разных лидеров неодинаково, ее характеристики сугубо индивидуальны. Степень контроля над событиями и людьми, в целом, обратно пропорциональна сфере его распространения. Чем больше политических событий лидер хочет контролировать, тем меньше его возможности сделать такой контроль достаточно эффективным. И наоборот, уменьшение количества объектов контроля повышает его эффективность.

Потребность политического лидера в достижении мотивирует его деятельность примерно также, как поведение бизнесмена – стремление к получению прибыли. Потребность в достижении вызвала особый интерес у психологов после того, как стали известны результаты исследований американских ученых Д. Маккелланда и Дж. Аткинсона. По их мнению, вышеуказанная потребность не может быть сведена только к достижению какой-либо цели, но и связана с мастерством, манипулированием, организацией физического и социального окружения, преодолением препятствий, установлением высоких стандартов работы, соревнованием, победой над кем-либо. Для политических лидеров, у которых преобладает данная мотивация, характерна ориентация на экспертов, а не на друзей. Вместе с тем, нередко в их среде попадаются нечестные люди, некоторые из них могут не остановиться даже перед прямым нарушением закона. Политические психологи Д. Винтер и А. Стюарт отмечают, что президенты с высокой потребностью в достижении быстро и часто меняют составы кабинетов.

Потребность в достижении остается мотивом поведения политического лидера на всем протяжении его карьеры, даже и после достижения вершины власти. В этом случае руководитель государства может, например, ставить перед собой различные внешне и внутриполитические цели, достижение которых доставляет ему психологическое удовлетворение. Гипертрофированное действие этого мотива может привести к тому, что политический лидер становится способным на слишком рискованные решения и поступки.

Потребность политического лидера в аффилиации, чаще всего, проявляется в его заботе о близких отношениях с друзьями. С непохожими на себя и представляющими какую-либо опасность людьми политические лидеры, обладающие подобной потребностью, неустойчивы и склонны к самозащите. Вероятно, поэтому эти лидеры предпочитают обращаться за помощью при принятии решений скорее к близким друзьям, вне зависимости от их компетенции, чем к экспертам. Президенты с высокой потребностью в аффилиации в условиях риска и конкуренции занимают оборонительную позицию и демонстрируют сверхчувствительность, поэтому их популярность оказывается ниже, чем у тех президентов, обладающих этой потребностью в меньшей степени. В целом, президенты и другие государственные деятели, весьма подверженные воздействию этого мотива, пассивны и поддаются чужому влиянию.

Основными функциями, которые выполняет лидер в политическом процессе, могут быть следующие:

  1. интегративная – интеграция групп или общества в целом;
  2. инструментальная – функция принятия решений;
  3. коммуникативная – передача информации и поддержание связи между народом и властью;
  4. мобилизационная – мобилизация масс на реализацию задач, стоящих перед группой или обществом;
  5. функции социального арбитража и патронажа – разрешение споров между группами и отдельными индивидами, а также защита интересов своих сторонников;
  6. функции легитимации политической системы и отдельных институтов.

В политологии существует несколько подходов типологии политического лидерства. Пожалуй, наиболее известен подход Макса Вебера, о котором уже шла речь при анализе проблем власти. В соответствии с ним лидеров делят на традиционных (вожди племен, монархи), поскольку основой их авторитета является традиция, обычай, рутинных, пришедших к власти демократическим путем на основе формально-правовых процедур и харизматических, в той или иной степени обладающих харизмой, особыми личными качествами.

Широко распространено деление лидеров на демократических и авторитарных. Для первых характерен учет интересов и мнений широкого круга своих последователей, вторые отличаются единоличным направляющим воздействием под угрозой санкций и применения силы. Психологическая природа авторитарного лидерства стала известна благодаря работам Т. Адорно и его коллег.

Современный американский политолог М. Херманн предложила свою типологию политических лидеров, в основу которой положено такое понятие, как имидж. Первый собирательный образ лидера – лидер-знаменосец, его отличает собственный взгляд на мир, наличие привлекательного для масс идеала. Второй собирательный образ лидера – лидер-служитель. Такой лидер стремится выступать в роли выразителя интересов своих сторонников и избирателей в целом, ориентируется на их мнение и действует от их имени. Третий образ – лидер-торговец, его задача – наиболее привлекательно преподнести свои идеи и планы, убедить граждан в их преимуществе и в итоге заставить избирателей их «купить», то есть поверить в данного лидера и оказать ему поддержку. И, наконец, четвертый тип – лидер-пожарный. Лидер такого типа старается откликнуться на все происходящие события. Он способен эффективно действовать в экстремальных условиях, быстро принимать решения, адекватно реагировать на складывающуюся ситуацию.

Наряду с понятием «тип», при изучении феномена политического лидерства широко используется категория «стиль». Политический стиль включает в себя совокупность процедур выработки и принятия решений, формирования и осуществления политического курса, способы взаимодействия политического лидера с электоратом и своими сторонниками, характерные подходы к решению возникающих проблем. Стили лидерства могут быть эффективными и неэффективными в зависимости от степени достижения поставленных целей, а также демократическими или авторитарными. Экспрессивный стиль лидерства связан с эмоциональным воздействием лидера на группу. Такое воздействие побуждает всех членов группы стараться достичь самых высоких целей и результатов даже тогда, когда сам лидер не имеет никакого официального статуса. Выделяют также директивный и поддерживающий стили политического лидерства. Для директивного стиля характерно стремление лидера жестко указывать своим сторонникам пути и способы достижения поставленных им целей. Поддерживающий стиль нацелен на сохранение стабильного поведения сторонников политического лидера.

В последние годы в политико-психологических исследованиях получает распространение классификация лидеров по стилю поведения. Выделяют пять таких стилей: параноидальный, демонстративный, компульсивный, депрессивный, шизоидальный. Параноидальному стилю поведения соответствует тип политического лидера, которому свойственны недоверие к окружающим, подозрительность, сверхчувствительность к скрытым угрозам и мотивам, постоянная жажда власти и контроля над другими людьми. Такой лидер видит мир в черно-белых тонах, а людей подразделяет на «друзей» и «врагов».

Демонстративный стиль характерен для политических лидеров, которых условно можно назвать «артистами». Они любят внешние эффекты, хотят нравиться публике, привлекать к себе внимание.

Компульсивный стиль поведения политического лидера отличается стремлением делать все наилучшим образом независимо от обстоятельств. Такой лидер постоянно озабочен, мелочен, чересчур пунктуален, педантично соблюдает все инструкции и правила. Лидер такого типа в чем-то похож на школьного отличника.

Политический лидер, для которого свойственен депрессивный тип поведения, не способен самостоятельно играть ведущую роль и поэтому пытается примкнуть к тому, кто реально может «делать политику».

Шизоидальный стиль лидерства, напротив, предполагает лидера-одиночку. Он предпочитает не присоединяться ни к какому политическому движению и остается сторонним наблюдателем, не связанным с какой-либо политической ответственностью. Однако подобный стиль лидерства не может не носить временного характера, поскольку противоречит самой природе этого явления. Лидер-одиночка, если он действительно окажется вовлеченным в реальную политическую жизнь, будет вынужден трансформировать свой стиль в сторону одного из вышеперечисленных.

Существует в политической психологии и типология политических лидеров, разработанная Р. Зиллером на основе Я-концепции личности. Я-концепция, иными словами, осознание человеком самого себя, имеет несколько аспектов. Для политической психологии наиболее важным можно считать «образ-Я», самооценку и социальную ориентацию политических лидеров. Я-концепция имеет шесть тесно связанных аспектов: Я физическое, Я сексуальное, Я семейное, Я социальное, Я психологическое, Я преодолевающее конфликты. Сложность Я-концепции Р. Зиллер понимает как число аспектов Я, воспринимаемых политическим лидером.

Первый тип, выделяемый Р. Зиллером и его коллегами, получил название «аполитичный» политик. Это лидер с высокой самооценкой и высокой сложностью Я-концепции. Вследствие своих психологических особенностей он чувствует себя оторванным от окружающих и поэтому с трудом реагирует на действия своих сторонников, или, в случае с главами государств, населения страны в целом. Второй тип – прагматики с низкой самооценкой и высокой сложностью Я-концепции. Они наиболее удачливы в политике, поскольку прислушиваются к мнению других и модифицируют свое политическое поведение на основе обратной связи. Третий тип – идеологи. Это лидеры с высокой самооценкой и низкой сложностью Я-концепции, не обращающие внимание на мнение окружающих. Четвертый тип – недетерминированные политики, отличающиеся низкой самооценкой и низкой сложностью Я-концепции. Они склонны реагировать лишь на узкий круг социальных стимулов.

Для большинства развитых стран на протяжении XX столетия были характерны тенденции институализации и профессионализации политического лидерства. Институализация проявляется в том, что современные лидеры должны действовать в рамках политических институтов. При принятии решений они обязаны исходить из нормативных актов данных институтов. Эти нормативные акты – конституции, законы, программы, уставы политических партий – определяют порядок рекрутирования политических лидеров и их продвижение на вершины государственной или общественной власти. Современный политический лидер находится в центре внимания средств массовой информации, а также под постоянным контролем как со стороны оппозиции, так и со стороны собственных соратников. Эти обстоятельства ставят политических лидеров в жесткие рамки, ограничивают проявление индивидуальных черт, делают их во многом похожими друг на друга. В стабильных демократических странах лидеры, обладающие харизматическими качествами, часто занимают маргинальное положение, зато на вершинах власти оказываются внешне ничем не примечательные люди.

Еще М. Вебер отмечал, что политика во все большей степени будет сферой профессиональной деятельности. Это предвидение полностью подтверждается. Для того, чтобы сегодня быть успешным политиком, необходимо обладать разнообразными знаниями из области политологии, социологии, конфликтологии, экономики и юриспруденции, а также умениями и навыками в области общественных коммуникаций. Для людей, занимающихся политической деятельностью, она становится основным источником получения дохода независимо от их профессионального образования. При этом сферами приложения «политического труда» являются отнюдь не только структуры исполнительной власти, но и парламенты, политические партии и общественные движения, органы местного управления, средства массовой информации и т. д. Объективная тенденция профессионализации политического лидерства требует специальных усилий по отбору и подготовке политических кадров.

В начале 90-х годов XX столетия в России политический процесс был весьма персонифицирован. Заметную роль в политике играли лидеры харизматического типа (Б. Ельцин в начале своей карьеры, В. Жириновский, А. Лебедь и др.). Многие из тех, кто пришел в публичную политику в период «перестройки» и непосредственно после ее окончания, не обладали знаниями и опытом, которые необходимы политическому лидеру. По мере стабилизации экономической и политической ситуации в России начинает действовать общемировая закономерность институциализации и профессионализации политической деятельности. Можно надеяться, что в результате действия этой закономерности следующее поколение российских политических лидеров будет хотя и менее ярким, но зато более ответственным, профессиональным и компетентным.

 

См.: Политология. Учебник для вузов. Под ред. проф. В.А. Ачкасова и В.А. Гуторова. Читать полностью на: http:// all-politologija.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*