Неудачи перестройки и дезинтеграция экономики СССР

К началу 1990-х годов экономика СССР вошла в полосу экономического и политического кризиса. Это  был  не обычный  для  стран  Запада  кризис  перепроизводства  товаров,  а,  скорее,  кризис недопроизводства,  типичный  для  докапиталистических  обществ.  Он  был  вызван непосредственно не экономическими, а политическими причинами: противоречиями между центральной  и  республиканскими  властями,  несогласованностью  в  принятии  плана  и бюджета страны на 1991 г., разным пониманием как тактических, так и стратегических задач, которые предстояло решать стране.

Политическая неопределенность нетерпима в планово-директивной экономике, так как противоречит  самой  его  сути.  Вообще  плановая  система  работает  только  тогда,  когда  все точно  и  заранее  известно,  ресурсы  распределены  и  стоит  задача  по  их  полноценному использованию.  А  если,  эти  ресурсы  растаскиваются по  сторонам,  когда  они  не сосредоточены  в  единый  кулак,  тогда  у  центра  (союзной  власти)  нет  возможности обеспечить  бескризисное  развитие  всей  экономики.

1990  г.  показал  довольно  тяжелую картину.  Экономический  спад  в  стране  продолжался  на  протяжении  всего года  и  привел  к падению  валового  внутреннего  продукта  на  2  %,  а  национального  дохода — на  4%.  Резко упали объемы производства многих видов продукции в натуральном измерении. При росте производства  электроэнергии  на  6  млрд. кв./ч  в  1990  г.,  добыча  нефти  сократилась  уже  в 1989  г.  на  17  млн.  т.,  а  в  1990 — еще  на  37  млн.  т.,  такая  же  тенденция  была  отмечена  и  в отношении угля (32 и 37),стали (3 и 6) и цемента — 3,4 млн. т. в 1990 г.

Валовой  объем  сельхозпродукции  сократился  на  2,3  %.  В  государственные  ресурсы зерна поступило 68 млн. т., что на 18 млн. т. меньше госзаказа. Закупка картофеля по сравнению с 1989 г. сократилась на 25 %, овощей — на 13 %. Закупка сахарной свеклы (в зачетном  весе)  упала  с  91,9  млн. т.  до  73,9  млн.  т.  Сократились  посевы  озимых культур, в больших  или  меньших  масштабах  произошло  уменьшение  поголовья  скота  по  всем  его видам.

При  рассмотрении  итогов  развития  народного  хозяйства  в  1989-1990  гг.  наибольшую тревогу  вызывает  ухудшение  всех  важнейших  показателей,  определяющих  эффективность общественного производства.

Но  наиболее  полно  комплекс  экономических  и  социальных  проблем  отразился  в некоторых  сводных  показателях.  Одним  из  самых  тонких и  надежных  является  показатель средней  продолжительности  жизни.  Он  меняется  очень  медленно,  но  чутко  улавливает перемены,  происходящие  в  обществе.  Некоторое  увеличение  продолжительности жизни, наметившееся в начале перестройки, сменилось его медленным, но неуклонным снижением. Если в 1985-1987 гг. средняя продолжительность жизни в СССР составляла, соответственно, 68,4; 69,6; 69,8 лет, то, начиная с 1988 г. динамика меняется: 69,5; 1989 -69,5; 1990 г. -69,3 лет.

Ухудшение экономической ситуации, обострение социально-политической обстановки во  многих регионах,  растущая  неуверенность  в  завтрашнем  дне  отразилась  и  на  динамике рождаемости в СССР. Так, если в 1985 и в 1986 гг. происходил рост этого показателя с 19,4 до 20,0 (число родившихся на 1000 чел. населения), то с 1987 г. идет его снижение до 19,8, 1988 — 18,9, 1989 -17,6 и в 1990 г. -до 16,8 чел.

Все  эти  процессы,  вместе  с  негативными  явлениями,  требовали  разработки специальной  программы  мер  по  стабилизации  экономики.  Предполагалось  внесение уточнения  в  ранее  разработанный  план,  создание  специальных  стабилизационных  фондов материальных и финансовых ресурсов, с тем  чтобы смягчить возможную глубину кризиса, обезопасить наиболее уязвимые сектора экономики и, прежде всего, защитить население, его малообеспеченные семьи от возможных потрясений.

Необходимо было заключить временное соглашение между союзным правительством и республиками.  При  этом  центр  возьмет  на  себя  минимальные  обязательства,  не  пытаясь присваивать не свойственные ему функции или ограничивать суверенные права республик. На  встрече в  правительстве  с  представителями  республик  7  декабря  1990  г.  были разработаны  данные  по  расчетам  тех  ресурсов,  которые  предполагалось  распределить  по централизованным  программам – 52  млрд.  бюджетных  инвестиций.  Это  тот  минимум, который,  по  мнению союзного правительства,  требовался  для  поддержания  экономики  и решения ряда социальных проблем. Соглашение было ориентировано на тот или иной раздел ресурсов, надежный критерий для которых было найти далеко не всегда.

Параллельно  с  подготовкой  экономического  соглашения, исходя  из  концепции стабилизации экономики, завершалась работа над планом и бюджетом 1991 г. На заседании правительства было предложено сделать три доклада: самостоятельные доклады о проектах плана  и  бюджета  и отдельный  доклад  о  практических  шагах  по  переходу  к  рыночной экономике.  В  докладе  по  переходу  к  рыночной  экономике  было  выдвинуто  три  ключевых проблемы:  1)  наполнение  рынка  товарами;  2)  регулирование  денежных  доходов  и  3) политика  ценообразования,  в  частности,  в  соответствии  с  намеченными  планами производство товаров народного потребления должно было возрасти в 1991 г. –на 5,9 %, а по непродовольственным товарам — на 10 – 15 %. С точки зрения регулирования денежных доходов, правительством было предложено перейти к установлению соотношения 1:1 между ростом продукции и фондом оплаты труда. При установлении цен, правительство исходило из  поэтапного  решения  проблемы,  предусматривавшее  изменения  уровня  розничных  цен, установление  жесткого  контроля  над  ценами  на  товары  массового  спроса  и  постепенную, поэтапную либерализацию цен по мере подготовки соответствующих условий.

Для  перехода  к  рынку  правительство  СССР  намечало  ряд  организационных  условий. Сюда  относилась,  принятие  соответствующих  законодательных  актов,  формирование структур  управления,  необходимых  для  функционирования  рыночной  экономики,  включая создание  Фонда  государственного  имущества.  Антимонопольного  комитета,  реорганизация системы  товародвижения  продуктов.  Предполагалось  так  же  формирование  Комитета, содействия  малым  предприятиям  и  предпринимательству,  Государственной  налоговой инспекции,  Пенсионного  фонда, Фонда  стабилизации  экономики,  Фонда  содействия занятости населения и некоторые другие структуры.

В  конце  декабря  1990  г.  открылся  4-й  Съезд  народных  депутатов  СССР,  который принял  постановление «О  положении  страны  и  первоочередных  мерах  по  преодолению сложившейся кризисной социально-экономической и политической ситуации». В нем было рекомендовано  Президенту  СССР  совместно  с  высшими  должностными  лицами  республик разработать и подписать до конца текущего года временное соглашение по экономическим проблемам  на  1991  г.,  обсудить  вопрос  о  концепции  нового  Союзного  договора  и рассмотреть  изменения  и  поправки  к  Конституции  СССР.

Состоявшаяся  в  январе  1991  г. сессия ВС СССР приняла постановление «Об общесоюзном прогнозе правительства СССР о функционировании экономики  страны  в  1991  г.»  и  о  Государственном  плане  на  1991  г,  по сферам ведения Союза ССР. Был также принят закон «О Союзном бюджете на 1991 г.». Но ни  бюджет,  ни  план  уже  не  носили  директивного  характера  в  отношении  союзных республик.  Также  оставался  открытым  вопрос  о  бюджетном  дефиците,  поскольку республики могли утверждать свои бюджеты с расходами, превышающими их доходы. Государство, по сути дела, разваливалось, а правительство было одержимо планировать и  распределять  по-старому.  Устарело  все:  и  советская  модель  государственности,  и федеративная  форма  союза  независимых  республик,  и  правовая  основа  Союза  ССР,  и партийно-политические ориентиры и многое другое.

Акад. Л. Абалкин ставит себе в заслугу создание правовых условий для экономической реформы: принятие законодательных актов о собственности и земле, об аренде и акционерных обществах, о Госбанке СССР и банковской системе, о подоходном налоге и налоге на прибыль, о демонополизации экономики, развитии малых  предприятий  и  предпринимательской  деятельности.  Будто  начали  формироваться новые  структуры,  свойственные  современному  рынку, – регулируемому  и  социально ориентированному,  развивался  процесс  создания  смешанной  экономики,  за  сравнительно короткий срок были образованы и приступили к работе около 1,4 тыс. коммерческих банков, созданы товарные и фондовые биржи. Но почему-то весь этот процесс один автор называет «перестройкой» (М.Горбачев), а другой — «экономической реформой» (Л.Абалкин).

На самом деле это был процесс капитализации экономики, выходящей за пределы «социалистического выбора»  и  «рыночного  социализма»,  не  имеющий  ничего  общего  с  последовательными «этапами перехода к рынку» и подчиненный иной логике — логике разрушения тоталитарной империи и создания буржуазно-демократического общества. По сравнению с предыдущим, советско-социалистическим  этапом  развития,  это  был,  несомненно,  шаг  вперед  по  пути вхождения  в  семью  цивилизованных  народов  мира,  исповедующих  всеобщую  декларацию прав  человека.  Советское  правительство  воздержалось  при  голосовании  и  отказалось  на практике реализовывать этот международно-правовой документ.

Очевидно,  что  когда  М.  Горбачев  весной  1991  г.  взял  курс  на  подготовку государственно переворота, то все это дело он доверил компании своих политических друзей — будущим членам ГКЧП. Сам инициатор перестройки хотел войти в историю не как палач советского  народа,  а  как  спаситель,  или,  во  всяком  случае, — доброжелатель,  которого предали высокопоставленные чиновники.

Августовская  революция в  России  1991  г.  разбила  оковы  режима  коммунистических номенклатурщиков,  и  Съезд  народных  депутатов  СССР  принял  5  сентября  1991  г. Декларацию  прав  и  свобод  человека,  где  высшей  ценностью  общества  провозглашается свобода, честь и достоинство человеческой личности, а не интересы того или иного класса или нации. А  в  конце  1991  г.  Союз  ССР  прекратил  свое  существование.  Отдельные  республики превратились  в  подлинно  самостоятельные,  суверенные  государства.  Экономика  СССР как единый  народнохозяйственный  комплекс  раскололась  на  экономические  комплексы отдельных стран. Межреспубликанские кооперационные связи прервались, что еще больше усугубило  экономические  спад.  Объединение  бывших  республик  СССР  в  аморфное Содружество  Независимых  Государств  лишь  способствовало  цивилизованному  «разводу» отдельных  стран  по  своим  национальным  квартирам.  Таким  образом,  была  подтверждена тенденция к  усилению национальностей в связи с распадом империй и по мере развития в ставших независимыми странах капиталистических общественных порядков.

 

Источник: Краткая история российской экономики. Учебное пособие.2-е доп. изд. под ред. проф. Ю.П. Филякина — М.: Меридиан, 2007. —  320 с.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*