Коллективизация и индустриализация советской экономики

1Во второй половине 1926 г. перед правительством встал вопрос, в каком направлении будет развиваться экономика страны дальше. На ХIV съезде РКП (б) был утвержден «курс на индустриализацию». В  последних  статьях  и  письмах  В.  Ленина,  рассматривая  перспективу  перехода  к социализму, он писал, что главное в строительстве социализма заключается в развитии крупной промышленности, особенно тяжелой –экономической базы социализма. «Без нее мы вообще погибнем, как самостоятельная страна».

В  то  же  время  индустриализация  страны  должна  была  проводится  по  решению  ХIV съезда  для  окончательной  победы  над  частным  капиталом,  укрепления  монополии государства  во  внешней  торговле,  роста  (госпромышленности)  для  обеспечения экономической независимости от капиталистического окружения.

Решение  задачи  социалистической  индустриализации  страны  было  связано  с техническим  и  экономическими  трудностями.  Необходимо  было  определить;  с  чего  начать индустриализацию, откуда брать средства для ее осуществления. Одним  из  источников  средств  для  индустриализации  было  усиленное налогообложение  частных  предпринимателей,  которые  еще  оставались.  В  итоге,  огромные налоги и прямое администрирование привели в 1933 году к полному свертыванию частного сектора в промышленности и торговле.

Индустриализация  советской   экономики   происходила  также   за  счет  всеобщего ограничения  потребления  и  снижения  жизненного  уровня  всех  слоев  общества,  т.е.  всего того,  что  пропагандировалось  как  потребительской  аскетизм.  Здесь  сыграли  свою  роль постоянный рост розничных цен, карточная система 1929 -1939 гг., массовое использование почти бесплатного труда заключенных, обязательная подписка на займы индустриализации.

Так,  в  1927  г.  среди  населения  был  размещен  государственный  заем  на  1млрд.  рублей,  а  в середине 1930 г. – уже на 17 млрд. рублей. Потребности  индустриализации  покрывались  также  за  счет  доходов  от  внешней торговли,  которая  функционировала  в  условиях  государственной  монополии.  За  границу вывозилось в огромных объемах продовольственное сырье: зерно, сахар, животные жиры и другие продукты питания, в то время как население страны находилось на грани голода. На экспорт  отправлялся  лес,  вывозились  нефть,  золото,  цветные  металлы,  пушнина, распродавались сокровища национальных музеев.

Рост  объема  экспортных  поставок  на  мировой  рынок  позволил  Советскому  Союзу заметно увеличить импортные закупки. До 85% всего установленного оборудования в этот период на предприятиях страны было закуплено за рубеж. Индустриализация  советской  экономики  потребовала  колоссального  напряжения  и мобилизации всех ресурсов страны. Если бы экономика работала на принципах хозрасчета, как  в  годы  НЭПа,  то  страна   могла  бы  решить  многие  проблемы  индустриализации  с меньшим  надрывом,  т.к.  рыночный  механизм  20-х  гг.  эффективно  использовал налоговое регулирование  в  интересах  промышленности  и  сельского  хозяйства.  Командная  экономика разрушила возможности налоговой политики.

В  целом,  индустриализация  экономики  СССР,  создание  крупной  промышленности произошло рекордно высокими темпами, но ценой снижения жизненного уровня населения всей страны. Снизились реальные доходы трудящихся, ухудшилось качество жизни. На  ХV  съезде  партии  (1927  г.)  был  утвержден  курс  на  коллективизацию  сельского хозяйства. Планировалось создание коллективных хозяйств исключительно на добровольной основе. Но уже летом 1929 коллективизация приняла насильственный характер. С июля по декабрь 1929 г. было объединено около 3,4 млн. крестьянских дворов или 14% от их общего числа.  К  концу  февраля  1930  г.  уже  насчитывалось  14  млн.  объединившихся  крестьянских хозяйств  или  60  %  их  общего  числа.

В  декабре  1929  г.  руководством  страны  были установлены жесткие сроки сплошной коллективизации. На Дону и на Северном Кавказе ее надо  было  завершить  к  осени  1930  г.,  в  Центрально — Черноземных  областях  и  в  степной Украине  к  осени  1931  г.,  Левобережной  Украине – к  весне  1932г,  в  остальных  районах страны – к 1933 г.

Для  проведения  коллективизации  в  деревню  были  направлены  25  тыс.  рабочих-коммунистов, которым были даны большие полномочия по насильственному объединению крестьян.  Тех,  кто  не  хотел  идти  в  колхоз,  могли  объявить  врагами  Советской  власти.  В процессе коллективизации стали формироваться новые хозяйства. В некоторых районах это были коммуны –полностью объединившие и производство и сбыт, в других товарищества по  совместной  обработке  земли  (ТОЗ) – там  обобществление   было  не  полным,  с сохранением индивидуальных крестьянских наделов. Позже  появились  сельскохозяйственные  артели,  которые  называли  колхозами (коллективные  хозяйства),  затем – совхозы – т.е.  сельхозпредприятия,  принадлежащие государству.

Одновременно происходил процесс раскулачивания, к которому призывал И. Сталин в декабре 1929 г. У зажиточных крестьян изымали имущество, землю, а их самих высылали в дальние необжитые районы, на лесозаготовки. За 1929 –1930 гг. было раскулачено свыше 320 тыс. хозяйств, а их имущество передано в неделимые фонды колхозов. Эта мера привела к тому, что деревня лишила предприимчивых хозяев, которые крепко и независимо работали на земле.

Коллективизация  проводилась  методами  устранения,  репрессиями.  В  некоторые районы  для  усмирения  нежелающих  вступить   в  колхоз  направлялись  регулярные  части Красной  армии.  Многие  крестьяне, отказываясь  идти  в  колхоз,  сжигали  постройки, уничтожали скот и т.п. О размерах сокращения поголовья можно сулить по следующим цифрам: в 1928 г. было 33,5 млн. голов лошадей, в 1932 г. их осталось 19,6 млн.; коров соответственно 70,5 и 40,7 ; свиней  26,0  и  11,  6  ;  овец  и  коз  146,0  и  52,1  голов.  В  общей  сложности  за  1929 – 1934  г. погибло 150 млн. голов скота.

Основной  целью  коллективизации  было  решение  зерновой  проблемы,  т.к.  забирать сельскохозяйственную  продукцию  у  колхозов  было  гораздо  удобнее,  чем  у  миллионов разрозненных  крестьянских  хозяйств.  В  1933  г.  была  введена  система  обязательной  сдачи продукции  по  нормам  с  каждого  гектара  посевных  площадей  и  твердым  государственным ценам.  Таким  образом,  колхозы  постепенно  потеряли  свой  кооперативный  характер  и превратились  в  государственные  предприятия,  обязанные  по  государственному  плану производить и сдавать свою продукцию.

Особо трудные времена для колхозников наступили с введением в 1932 г. паспортной системы  в  СССР.  Паспорта   могли  получить  только  жители  городов,  рабочих  поселков, новостроек.  Колхозы  паспортов  не  получали.  При  желании  переехать  в  город,  сменить работу  и  т.п.  крестьяне  получали  справку  из  сельсовета,  но  это  было  не  просто,  т.к. ограничивалось  многими  обстоятельствами.  Таким  образом,  до  середины  1960-х  г. колхозники были принудительно прикреплены к земле, работали как на барщине, получая за свой труд мизерную плату.

Каковы  же  были  итоги  первых  лет  коллективного  ведения  сельского  хозяйства? Предполагалось, что валовой сбор зерна после объединения крестьян увеличиться вдвое, но в действительности он снизился в1928 –1934 г. почти на 8%. Средняя урожайность зерна в 1932  г  составила  5,7  ц.  с   га  против  8,2  ц.  в  1913  г.  Но  зато  заметно  возросли   объемы государственных заготовок зерна (см. табл.).

3

Насильственная  коллективизация  привела  к  снижению  эффективности сельскохозяйственного  производства,  поскольку  принудительный  труд  оказался   менее производителен, чем свободный труд в частных хозяйствах.

Об  уровне  эффективности  сельскохозяйственного  производства  в  конце  1930-х  г. можно судить по показателю, характеризующему долю единоличных и подсобных хозяйств в  производстве  основных  видов  продукции.  В  них  производилось  65%   картофеля,  48% овощей, основная масса фруктов и ягод, 12% зерна, кроме этого 72 % всего мяса в стране, 77% молока, 94% яиц. И это при том, что на долю таких хозяйств приходилось лишь 13% посевных  площадей  страны  и  там  не  было  никакой  техники,  по  сравнению  с  колхозами.

Таким  образом,  основная  часть  продовольствия,  как  и  до  коллективизации,  поступала  от единоличных хозяйств и приусадебных участков крестьян.

 

 

Источник: Краткая история российской экономики. Учебное пособие.2-е доп. изд. под ред. проф. Ю.П. Филякина — М.: Меридиан, 2007. —  320 с.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*