Формирование крупного российского бизнеса в конце XIX – начале ХХ вв.

В  последней  трети  XIX  в.  в  передовых  странах  на  смену  мелким  промышленным предприятиям  приходят  крупные.  Это  связано  с  новым  этапом  НТП,  когда  современное производство  могло  эффективно  развиваться  только  в  рамках  крупных  предприятий.  В первую очередь это касалось таких отраслей, как металлургия, машиностроение, химическая, электротехническая отрасль и т.д. Крупные предприятия начинают быстро доминировать в производстве и продажах. Это можно проиллюстрировать на примере развития передового юга.  Если  в  общем  объеме  производства  железа  и  стали  в  1870  г.  доли  юга   России  была равна нулю, то в 1900 г. уже 57,2 %, по добыче железной руды в 1870 г. 2,8 %, а в 1900г. – 57,2 %. Доля юга в добыче угля выросла с 32,8 % в 1860 г. до 69,5 % в 1900г.

В России процессы концентрации капитала и производства в рамках крупной компании были  особенно  впечатляющими, по  этим показателям  она  обгоняла  большинство  развитых стран.  Так,  в  1895  г.  в  России  на  крупные  предприятия  с  занятостью  более  500  чел. приходилось 45,2 % всех рабочих, тогда как в Германии –15,3 %. В 1901 г. на предприятиях с занятостью свыше 500 человек в России сконцентрировано 46,7 %, в 1910 г. –53,4 %,в 1916 – 56,6  %,  а  на  предприятия  с  занятостью  свыше  1000  человек  приходилось  перед началом Первой мировой войны 33% всех рабочих промышленности России. В это же время в  США  на  мелких  и  средних   предприятиях  с  занятость  до  500  человек – лишь  33  %.

Конкретные цифры по отдельным отраслям выглядят еще более впечатляюще. В 1912 г. 9 крупнейших металлургических заводов юга России занимали там 80 % всех металлургов, на них приходилось также 80 % мощностей двигателей и75 % чугуна юга или 50 % чугуна всей страны.  6  нефтеперерабатывающих  заводов  давали  65  %  нефтепродуктов  России,  все паровозы в стране производились только на 6 заводах, вагоны на 16 заводах. Причин такой высокой концентрации производства и капитала в России несколько:

1. Россия   была  страной  относительно  молодого  капитализма  и  при  создании  новых предприятий  в  конце  19  в. – начале  20  в.  учитывался  опыт  других  стран  и  новейшая технология.

2.  Относительная  дешевизна  рабочей  силы  и  ее  низкая  квалификация, вследствие  быстрого  разорения  в  деревне  и  прихода  в  город  масс  бывших  крестьян  на заработки.  Поэтому  в  1900  г.  из  10  млн.  занятых  в  промышленности  по  настоящему индустриальных  рабочих  с  необходимой  квалификацией  насчитывалось  менее  2  млн.  В результате  предприятиям  было  выгодно  концентрировать  дешевую  рабочую  силу,  иногда даже  в  ущерб  технологическому  развитию.

3.  Концентрации  капитала  и  производство способствовало государство, поскольку выполнять огромные казенные заказы могло обычно очень крупное предприятие или их объединение, а размещение этих заказов по завышенным ценам  ускоряло  рост  производства  и  капитала.  Государство  предполагало  избранным компаниям  выгодные  ссуды  и  субсидии  и  оказывало  им  всяческое  покровительство. Подобное  же  влияние  оказывала  и  покровительственная  протекционистская  политика.

4. Еще одной причиной быстрорастущей концентрации капитала и производства стал большой приток  иностранного  капитала,  а  поскольку  за  границу,  как  правило,  шел  самый  крупный капитал,  поскольку  создаваемые  им  предприятия  и  компании  были  также  очень значительными. Например, только за 1890-ые гг. инвестиции за счет иностранного капитала увеличились  в  4,2  раза  с  214,7  млн.  руб.  до  911  млн.  руб.,  и  к  1900  г.   уже  26  %  всего основного капитала России, помещенного в промышленность, принадлежало иностранцам.

Дальнейшее развитие  экономики,  как  и  концентрация  капитала,  производства  в условиях рынка, а особенно господства финансового и фондового рынка. Особая роль здесь принадлежит акционерным обществом, например, с помощью акции можно быстро собрать огромные капиталы для организации крупного дела. Первое акционерное общество в России «Русско-американская  компания» было  учреждено  в  1799  г.  За  последующие  37  лет  было создано  еще  9  компаний.  Первую  биржу  открыл  ещ`  Петр  I  в  Петербурге.

В  1827  г.  в свободной продаже появились  акции. В дальнейшем мобилизация крупного капитала через создание акционерных обществ шло гораздо быстрее особенно после реформы 1861 г. Так, к 1889  г.  имелось  уже  504  акционерных  общества  с  капиталом  в  911,8  млн.  руб.,  а  к  1899 – 1181  с  капиталом  1736,8  млн.  руб.,  т.е.  только  за  десятилетие  вложения  капитала  в акционерные  общества  и  экономику  увеличилось  почти  в  2  раза.  Больше  всего  на  рубеже XIX и XX вв. акционерного капитала вкладывалось в тяжелую промышленность, туда, где создавались наиболее крупные предприятия, а в легкую гораздо меньше.

Быстро шло и создание новых банков, особенно акционерных. Например, за 1864 -1875 гг.  России  было  учреждено  около  40  акционерных  банков.  Среди  них  наиболее  крупные «Петербургский частный коммерческий» 1864 г., «Московский купеческий банк» 1865 г. С самого начала отмечался высокий уровень концентрации в банковском деле. 5 крупнейших банков охватывали в 1875 –1881 гг. около 50 % всего банковского капитала, а 12 банков до 75  %.  В  1883  г.  было  создано  первое  предпринимательское  объединение  в  области банковского  дела – «Комитет  представителей  акционерных  коммерческих  банков».  В дальнейшем  число  акционерных  банков  выросло  незначительно  и  перед  войной  их насчитывалось  около  50  %  при  огромном  росте  капиталов,  что  говорит  о нарастании концентрации капиталов в банковском деле.

О величине финансового рынка свидетельствует такие  факты – в  1912  г.  Россия  вышла  на  5-е  место  в  мире  по  объему  мобилизованных финансовых  ресурсов  посредством  ценных  бумаг  и  в  1914  г.  стоимость  ценных  бумаг  в стране  составила  около  19  млрд.  руб.,  тогда  как  в  1861  г.  всего  1083  млн.   Российская кредитно-банковская  система  имела  свои  особенности.  Существовали  банки  земельного кредита,  в  том  числе  «Казенный  дворянский  земельный  банк»,  созданный  в  1886  г., они отвлекали  денежные  средства  от  производительного  использования  на  потребительные нужды  дворян.  Возникший  позже  «Крестьянский  банк»  также  выдавал  кредиты  на потребительские  цели,  занимаясь  неуставной  деятельностью.  Неразвитость  банковско-кредитной  сферы  выражалась  в  чрезмерной  роли  в  экономике  «Государственного  банка».

Так,  в  1914  г.  на  него  приходилось  16,4  %  всех  активов  в  18,5  %  всех  пассивов  сводного баланса всех банков, а на коммерческие банки –68 % и 66,9 % соответственно. Неразвитость фондового рынка проявлялась в очень низкой скорости поглощения новых эмиссий ценных бумаг.  Русские  держатели  предпочитали  закладные  листы  земельных  банков,  имеющие большой процент. Эти закладные составляли четверть стоимости всех русских бумаг. Акции же долго сохранялись на счетах банков –эмитентов. Крупные эмиссии государственных и частных ценных бумаг пока легче размещались за границей из-за общей бедности населения страны.

Еще один недостаток фондового рынка России состоял в том, что, например, в 1900 г.  из  всех  ценных  бумаг  60  %  были  непосредственными  обязательствами  государства  или имели его гарантию. Хотя правда, к 1914 г. эта доля снизилась до 54 %. Высокая  концентрация  промышленного  и  банковского  капитала  неизбежно  вела  к смене  свободной,  совершенной  конкуренции  несовершенной  с  большими  элементами монополии. В России период свободной конкуренции был очень кратким, что сказалось на всем  последующем  развитии  экономики,  например,  на  неумении  и  нежелании  честно конкурировать.

Конкуренция была непривычным, сложным и опасным делом для русского бизнеса, легче было договориться, подкупить или каким-нибудь способом ликвидировать конкурента.  Всевозможные  привилегии,  монополии  и  ограничения,  доставшиеся  от прошлого, постепенно отменялись в 1860 –1870-ые гг., например, отработочная рента была отменена  только  в  1881  г.,  а  уже  в  1880-ых  гг.  появились  первые  монополистические объединения.  Заметим,  что  даже  в  этом  Россия  запоздала – в  Западной  Европе  подобные процессы начались еще в 1870-ые гг.

В 1882 г. в России был создан Союз рельсовых фабрикатов, в 1884 г. Союз фабрикатов рельсовых  скреплений.  В  1887  г.  возник  синдикат  мирового  уровня  русских

сахарозаводчиков,  в  нем  преобладали  крупные  помещики  с  участием  самого  царя.  Под  их давлением в 1896 г. правительство приняло закон об ограничении продаж сахара в стране и вывозе  сверхнормативного  сахара  за  границу,  за  что  производителям  выдавались  большие премии,  т.е.  происходило  субсидирование  экспорта  за  счет  внутреннего  потребления,  в результате русский сахар в Лондоне стоил в 3 раза дешевле, чем в России. В 1891 г. создан нефтяной  синдикат  с  участием  крупнейших  фирм  в  отрасли – треста  братьев  Нобелей  и компании Ротшильда, в этом же году они стали участниками международного объединения.

Однако  это  были  лишь  первые  попытки. Толчок  же  к  массовому  созданию монополистических объединений дал кризис 1900 –1903 гг., когда одни фирмы разорялись и их  поглощали  более  сильные,  другие  же  предпочитали  договариваться  между  собой, образовавшись в единую компанию. В разных отраслях промышленники стали собираться на  съезды  для  обсуждения  вопросов  борьбы  с  кризисом.  Среди  множества  предложений наибольший  отклик  получило  предложение  об  объединении  сбыта  продукции  путем создания  общих  торговых  организаций,  т.е.  синдикатов.  Это  позволяло  контролировать рынок и регулировать цены, не допуская переполнения рынка товарами и падения цен, если не  было  перепроизводства  товаров,  то  цены  можно  было  даже  повысить.

Картели  и синдикаты –это наиболее простые формы монополистических объединений. В России они получили распространение по разным причинам. Во-первых, синдикат образовывался легче, чем трест или концерн, производителям было достаточно собраться и договориться о сбыте, а  внутри  синдиката  они  оставались  хозяевами  собственных  фирм,  тогда  как  тресты  и концерны возникают после длительного процесса острой конкурентной борьбы, когда одни фирмы  разоряются  и  поглощаются  другими.

Во-вторых,   образованию  синдикатов способствовали  и  массовые  казенные  заказы.  Правительство  устраивало  конкурсы  среди возможных производителей и передавало заказ тем, кто предлагал наиболее низкую цену. Чтобы не сбивать друг другу цену, промышленники стали договариваться между собой, и конкурс становился фиктивным. Поэтому не зря первые синдикаты возникли в производстве продукции  для  железной  дороги.

В-третьих,  широкому  распространению  синдикатов  в России  способствовала  внешняя  экономическая  политика  государства,  установившего высокие  таможенные  пошлины.  В  результате  цены  на импортные  товары  повышались,  что позволяло  повысить  цены и  на  отечественные.  В  Англии  же,  например,  где  доминировала свободная  торговля,  синдикаты  практически  не  возникли,  т.к.,  если   бы  английские производители, создав синдикат, попытались повысить цены, то их покупатели перешли на более дешевую импортную продукцию.

В 1902 г. на юге России возник Продамет, который вскоре захватил здесь 90 % всего металлургического  производства,  в  1901г. – Продпаровоз,  в  1903 – Продгвоздь,  в  1904 – Продвагон, на который приходилось 90 % заказов на вагоны, в 1904 –Продуголь, на долю которого в 1904 г. приходилось 40 % добычи донецкого угля, а уже к 1906 г. –60 %. В 1909 г.  синдикаты  объединили  подавляющую  часть  производства  почти  во  всех  отраслях промышленности.

Рассмотрим  подробнее  работу  синдикатов  на  примере  наиболее  известного  из  них – Продамета.  Он  возник  в  результате  многих  соглашений  и  договоров  между металлургическими заводами юга страны. Вначале в этом соглашении участвовало 14 заводов, затем почти  все.  Формально  Продамет  считался  торговым  акционерным   обществом  по  продаже металлов,  но  его  акции  не  продались  на  бирже,  а  распределялись  между  участниками объединения, и дивидендов не приносил. Выгода была в другом – возможность продавать продукцию  по  монопольным  ценам.  Синдикат  старался  захватить  все  заказы  на  металл  и затем распределял их между своими членами.

Продамет контролировал франко-бельгийский капитал,  и  даже  во  главе  его  стоял  представитель  французских  банков.  С  самого  начала своей работы Продамет стал сокращать производство, чтобы повысить цены на металл. Ряд заводов вообще закрылись, а другие стали использовать лишь часть своих мощностей, тем не менее хозяева даже закрытых заводов получали нормальную прибыль за счет общих продаж металла. Для победы над конкурентами и захвата их рынка Продамет принял так называемые «боевые цены». Так, например, на Урале действовал другой синдикат «Кровля», и везде, где «Кровля» продавала свои металлы, Продамет продавал свои, но на 20 %-25 % дешевле. В итоге, за 10 лет Продамет фактически вытеснил «Кровлю» с рынка.

Кроме  синдикатов  в России  были  и  другие  монополистические  объединения.  В нефтяной отрасли, компании рождались сразу в форме международных трестов. Поскольку это  было  совершенно  новое  производство,  существующее  лишь  в  некоторых  странах, поэтому  возникающие  компании  сразу  делили  международные  банки.  В  России  вначале действовали два треста: англо-голландский «Ройял Датч шелл» (Ротшильда) и «Товарищество Нобелей»  с  преобладанием  немецких  капиталов.  Эти  тресты  объединяли  процессы производства,  перегонки,  транспортировки  и  продажи нефти  и  нефтепродуктов.  В  1912  г. возник  новый  трест – «Русская  нефтяная  генеральная  корпорация»  во  главе  с  Русско-Азовскими  и  Международными  коммерческими  банками,  где  господствовали  англо-французские капиталы. На нее проходилось 27 % добычи нефти страны.

Тресты  и  концерны  возникли  и  в  других  отраслях,  например,  в  хлопчатобумажной промышленности  возникли  корпорации  (по  сути,  концерны)  Рябушинского,  Второва  и Стахеева,  в  1913  г.  возник  табачный  трест.  Фирма  Рябушинского  уже  в  конце  19 в. объединяла  ряд  хлопчатобумажных  фабрик.  В  конце  20  в.  Рябушинские  основали Московский  банк,  который  возглавил  многочисленные  предприятия  группы.  К  основному ядру  объединенных  хлопчатобумажных  фабрик  они  присоединили  фирмы  по  заготовке хлопка  в  Средней  Азии,  по  заготовке  и  торговле  льном,  целлюлозно-бумажные  и  другие предприятия.  В  годы  мировой  войны  в  составе  группы  Рябушинских  начало  действовать общество «Русский Север» по освоению и разработке богатств севера России. Было создана крупная  военная  компания  «Московское  военное промышленное  товарищество»,  потом  и автомобильный  завод.  Рябушинские  начали  вкладывать  капиталы  в  металлургию  юга  и нефть Кавказа. Группа Второва возникла накануне Первой мировой войны как объединение нескольких  фирм  по  производству  ситца.

В  годы  войны  был  создан  «Московский промышленный  банк»,  под  руководством  которого  началась  экспансия  в  другие  отрасли: химическую,  металлургическую,  военную,  цементную  и  вагоностроительную промышленность. Банк овладел металлургической фирмой юга, организовал три снарядных завода,  завод  «Электросталь»,  фабрику  фотопринадлежностей,  вагоностроительный  завод, общество «Коксобензол» и др.

Одновременно  с  образованием  промышленных  монополий  шло  формирование финансовых  групп.  Это  происходило  на  базе  высококонцентрированного  банковского капитала.  К  сказанному  ране  можно  добавить,  что  из  примерно  50  акционерных  банков России  в  начале  20  в.  на  долю  18  крупнейших  приходилось  около  80  %  всех  банковских капиталов. Следует отметить, что большинство крупнейших банков находилось под сильным влиянием  иностранного  капитала,  иногда  говорят  даже,  что  в  полной  зависимости, поскольку  до  40  %  и  более  банковских  акций  принадлежало  иностранцам.  Считалось,  что только Волжско-Камский банк не был посредником иностранным банком. Тем не менее, не стоит делать  вывод  о  полном  подчинении  банковской  системы  России  иностранным интересам,  т.к.  во  главе  российской  банковской  системы  стоял  Государственный  банк, который  проводил  эмиссию  денег,  опирался  на  золотой  запас  страны  и  довольно  успешно контролировал коммерческие банки в интересах страны.

Накануне мировой войны первое место  среди  акционерных  банков  занимал  Русско-Азиатский  банк,  который  был  связан преимущественно  с  французским  капиталом,  на  втором  месте  по  размеру  капитала  стоял Международный коммерческий банк, первоначально он находился под влиянием немецкого капитала, затем усилилась связь с французскими банками и, лавируя между теми и другими, банк сохранял известную самостоятельность. Третье место занимал Азовско-Донской банк, крупнейшими акционерами которого также были французские и немецкие банки. Этот банк возник  в  1904  г.,  поглотив  Петербургско-Азовский,  Минский   и  Киевский  коммерческий банки.

В  конце  XIX  в.  появились  и  первые  признаки  сращивания  промышленного  и банковского  капитала.  Так,  Международный  коммерческий  банк  купил  акции  Никополь-Мариупольского  металлургического  общества,  Российского  золотопромышленного общества, крупного машиностроительного завода и других предприятий. К началу мировой войны  в  России  образовались  и  финансовые  группы. Практически  каждый  банк контролировал  ряд  промышленных  компаний  и  монополий,  а  с  другой  стороны,  почти каждая акционерная компания находилась в зависимости от одного или нескольких банков.

Мы  уже  рассматривали,  как  сложились  финансовые   группы  Рябушинского  и  Второва,  во главе  этих  групп  становился  собственный  банк.  Интересна  и  группа  Путилова,  который возглавлял  Русско-Азиатский  банк  и  одновременно  являлся  представителем  правления Путиловского  завода  (крупнейшего  машиностроительного  и  военного  завода  страны),  он возглавлял  также  «Общество  военных  заводов  Барановского»,  «Русскую  генеральную нефтяную  корпорацию»,  ряд  угольных  компаний  и  др.,   а  всего  занимал  25  директорских постов.  В  состав  другой  группы – Международного  коммерческого  банка,  кроме отмеченных, входили компании «Руссуд», «Коломна», «Сормово» и др.

Политика монополий и финансовых групп к началу Первой мировой войны уже начала приносить  ущерб  экономике  России  и  потребителям.  Мы  уже  говорили  о  пагубных последствиях  для  рынка  деятельности  синдиката русских  сахарозаводчиков,  немногим лучше  были  и  другие.  Результатом  действий  Продамета  стало  полное  прекращение строительства  в  стране  новых  металлургических  заводов.  Так  в  1911  г.  он  сократил производство  рельсов  на  20  %,  повысив  цены  на  них  на  40  %.  Хотя  говорить  о «металлическом  голоде»  перед  войной,  как  это  иногда  встречается  в  литературе,  не приходится, поскольку в целом в 1911 –1913 гг. темпы роста производства металла на юге России  были  наибольшие  и  цены  в  это  время  не  росли,  а  даже  падали.  А  вот топливные монополии,  в  самом  деле,  спровоцировали  перед  войной  топливный  голод.  Продуголь, например, специально ограничивал добычу угля для создания дефицита и повысил цены на

уголь  на  60  %.  Гораздо  более  эффективно  действовали  в  этом  направлении  нефтяные монополии,  поскольку  они  являлись  международными  трестами,  а  не  простыми синдикатами. Благодаря их монополистической деятельности доля России в мировой добыче сократилась с 51 % в 1900 г. до 16 % в 1913 г. В 1912 г. монополии вздули цены на нефть и ее продукты более чем в 6 раз по сравнению с 1902 г., с 6 копеек за пуд нефти до 38 коп. Последствия этого были печальны, кроме всего прочего это повлияло на то, что в России так и  не  возникло  собственного  автомобилестроения.  Производство  двигателей  внутреннего сгорания, которое только началось в стране , из-за нефтяного голода пришлось свернуть, и только в годы войны были созданы первые русские автомобильные заводы.

Под  давлением  общественного  мнения  в  России  в  1910  г.  правительство  было вынуждено  создать  комиссию  по  ограничению  монополий  и  разработке  соответствующих законов  по  примеру  закона  Шермана  в  США,  принятого  еще  за  20  лет  до  этого.  Но оказалось,  что  эта  комиссия  состоит  в  основном  из  председателей  тех  же  монополий,  и действенные меры по ограничению монополий разработаны не были. Монополии в России уже  настолько  усилились,  что  начали  существенно  влиять  на  власть,  подкупая государственных  чиновников.  Многие  государственные  чиновники  одновременно  имели теплые  местечки  в  правлениях  крупнейших компаний,  и государственные  дела  решали  в интересах  тех,  кто  больше  платил.  Особенно  тесные  связи  существовали  между государством  и  компаниями  военно-промышленного  комплекса  накануне  войны  из-за начавшейся  гонки  вооружений,  когда  на  вооружение  тратилось  треть  государственного бюджета.

Оказалось,  например,  что  все  руководители  военно-морского  министерства одновременно занимали высокооплачиваемые должности в судостроительных компаниях. В результате получилось и такое: судостроительная компания «Руссуд» для получения заказа на строительство линкора поручило разработку его проекта тем самым инженерам, которые одновременно  работали  и  в  министерстве  и  должны  принять  этот  проект.  От  такого сотрудничества   министерских  служащих  с  промышленными  компаниями  казна  несла огромные убытки, многие виды вооружений обходились России вдвое дороже, чем другим государствам.

 

 

Источник: Краткая история российской экономики. Учебное пособие.2-е доп. изд. под ред. проф. Ю.П. Филякина — М.: Меридиан, 2007. —  320 с.

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*