Финансовые реформы в России XIX века

Как  известно,   в  ходе  развития   капитализма  развивается  кредитная  система, увеличивается  количество  товарных,  а  затем  и  фондовых  бирж.  В  России  в  это  время завершался переход от ростовщичества, которое отвлекало капиталы от промышленности, к созданию кредитной, банковской системы. Первая российская биржа, как известно, была основана Петром I в Санкт -Петербурге в 1703 г., затем в 1796 г. открылась биржа в Одессе и только в 1821 г. была открыта биржа в Москве, затем в Риге, Киеве, Харькове, Нижнем Новгороде. Всего в первой половине ХIХ века  в  России  действовали   21  биржа.  В  этот  период  российские биржи  были  в  основном товарными.  По  мере  развития  внутренней  и  внешней  торговли  на  Санкт-петербургской,  а затем  и  на  других  биржах  появились  «процентные»  бумаги. 

В  1809  г.  были  выпущены облигации семи процентного займа на 3 млн. рублей. В 1830 г. был разработан устав биржи, в котором предлагалось новое понятие биржи. Если раньше биржа определялась как место, где заключаются купеческие сделки и происходит обмен коммерческой информацией, то по новому  уставу  биржа  определялась,  как  сообщество  торговых  людей.  Право  участвовать  в сделках предоставлялось, не только русским, но и иностранным купцам.

Кредитная  система  в  России  в  первой половине  ХIХ  века  продолжала  оставаться  на уровне   государственного  учреждения,  подконтрольного  правительству.  Строгая регламентация  существовала   в  кредитно-денежной  сфере,  т.  к.  в  правительстве господствовало  мнение,  что  в  России,  характеризующейся  крайней  скудностью  своих денежных  ресурсов,  основным  источников  банковских  капиталов  могут  быть  только государственные  вклады.  Однако  практика  банковского  дела  доказала  ошибочность  этих выводов. Уже в начале XIX в. в Петербурге появились частные банки, самым известным из которых стал банкирский дом Штиглицов.

В  это  же  время   из-за  усилившейся  потребности  в  кредите   появляются  помещичьи банки  для  крепостных  крестьян.   Собственные  банки  были  в  поместьях   графа  А.  А. Аракчеева,   декабриста  и  известного  экономиста  Н.И.  Тургенева.  Эти  банки  были предназначены  для  выдачи  ссуд  крепостным  для  осуществления  необходимых сельскохозяйственных  работ,  а  также  обзаведения  хозяйством.  На  приращение  средств «кассы», помимо прочего, использовались штрафы с крестьян. Таким образом, до 1861 г. кредитная система страны была в основном представлена казенными дворянскими банками, предоставляющими кредит помещикам под залог имений, помещичьими  банками  для  крепостных  крестьян  и  частными  банкирскими  домами.

Ведущими  формами  кредитных учреждений  в  России  были   банкирские   (торговые)  дома. Они  предназначались  для  кредитного  обслуживания  торговых  и  промышленных предприятий  и  создавались,  как  правило,  крупными  промышленниками  и  торговцами.  По мере  упрочения  своего  положения  банкирские  дома  переходили  к  активным  денежным операциям  и  на  международном  финансовом  рынке.  Во  главе  их  стояли,  как  правило, иностранные финансисты. Наряду с банкирскими домами, принадлежавшими иностранным подданным, в России действовали крупные отечественные банковские конторы.

Для финансирования войн против Наполеона и поддержки дворянского землевладения русское  правительство  производило  крупные  выпуски  (эмиссии)  ассигнаций – бумажных

денег, впервые введенных в середине XVIII в. В первой четверти XIX в. эмиссия ассигнаций выросла  в  4  раза.  В  результате  они  резко  обесценились.  Попытки  Павла  I  и  Александра  I преодолеть инфляцию не удались. В  1839  г.  по  инициативе  министра  финансов  графа  Е.  Ф.  Канкрина  была  проведена денежная  реформа.  В  основу  денежного  обращения  был  положен  серебряный  рубль.  Было установлено,  что  350  руб.  бумажных  денег  равняются  100  руб.  серебром,  что  означало девальвацию ассигнаций. С  1843  г.  ассигнации  стали  постепенно  изыматься  у  населения  путем  обмена  по обязательному  курсу  (3,5  рубля  ассигнациями  приравнивались  к  1  рублю  серебром)  на кредитные билеты, которые, в свою очередь, свободно обменивались на серебро.

Реформа на некоторое время укрепила финансовую систему России. Однако Крымская война  1853 – 1856  гг.  вызвала  новые  финансовые  трудности.  Внутренний  и  внешний  долг государства  увеличился в несколько раз. В конце 50-х годов Россия оказалась в состоянии фактически неплатежеспособного должника. Государственный долг достиг 1 млрд. рублей, а бюджетный  дефицит  возрос  в  шесть  раз.  Дефицит  бюджета  за  годы  Крымской  войны составил  797  млн.  рублей.  В  сложном  состоянии  находилась  и  кредитная  система,  в  ходе Крымской  войны  правительство  не  раз  прибегало  к  денежной  эмиссии,  курс  кредитного рубля постоянно снижался, поэтому свободный обмен был отменен.

В  1860  г.  был  учрежден  Государственный  банк,  взамен  существовавших разнотипных казенных кредитных учреждений. Государственный банк вплоть до конца века не  обладал  правом  самостоятельной  эмиссии  банкнот,  он  мог  только  заменять  ветхие купюры  на  новые,  принимать  вклады  и  выдавать  ссуды,  осуществлять  куплю-продажу золота,  серебра,  иностранной  валюты  и  ценных  бумаг.  Госбанк  России  сочетал  в  своей деятельности  выполнение  эмиссионных  и  различных  торговых  операций,  особенно  в торговле  хлебом,  экспорт  которого  был  главным  источником  получения  иностранной валюты. Госбанк имел собственные крупные элеваторы и зернохранилища, расположенные в районах,  где  отсутствовали  банковские  учреждения.

Кроме  хлебной  торговли  госбанк посредством кредитов участвовал в торговле лесом, сахаром, текстилем и другими товарами русского  экспорта.  Госбанк  России  являлся  «банком  банков».  В  нем  держали  счета  и хранили свои резервы коммерческие банки. Наряду с этим госбанк управлял деятельностью системы сберегательных касс России и занимался упрочением денежной кредитной системы России.  В  итоге  Министерство  финансов  стало  единственным  распорядителем государственных средств. После реформы 1861 г. произошло объединение казенных банков с Госбанком. В этот период начинается активная деятельность коммерческих банков. Первый акционерный коммерческий банк (Санкт-Петербургский) открылся 1 ноября 1864 г., затем в столице  возник  целый  ряд  коммерческих  банковских  контор,  в  1870  г.  был  образован Волжско-Камский, а потом Азово-Донской банки.

Во второй половине Х1Х века  сложилась новая государственная и частная кредитная система.  Она  способствовала  развитию  важнейших  отраслей  промышленности  и,  главным образом,  железнодорожного  строительства.  Появились  первые  акционерные  коммерческие банки  в  Петербурге,  Москве,  Киеве  и  Харькове.  К  концу  века  их  было  более  40.  Следует отметить, что в конце 50-х –начале 60-х годов XIX в., когда в Министерство финансов стали поступать  первые  предложения  об  учреждении  акционерных  банков,  его  руководители отдавали предпочтение иностранным учредителям, полагая, что в России будет трудно найти капиталы.  Однако  многие  предложения  иностранцев  оказались  несостоятельными,  а российская  банковская  система  была  создана  в  60 – 80-е  годы  усилиями  отечественных капиталистов,  частных  банкиров,  купцов,  железнодорожных  дельцов.  Именно  они возглавили первые русские банки. Однако некоторые из них оказались несостоятельными и обанкротились во время финансовых кризисов 1873 и 1882 гг.

Финансовое состояние империи –в отличие от большинства западноевропейских стран с  их  твердым  обеспечением  денежных  единиц  драгоценными  металлами – на  протяжении нескольких  последующих  десятилетий  характеризовалось  крайним  расстройством  и запутанностью  денежной  системы.  Ассигнационный,  затем  кредитный  р убль,  вексельный курс,  отдельные  курсы  для  бумажных  денег,  для  серебряных,  золотых  и  медных  монет, регулярная  их  «порча»  и  инфляция – весь  этот  разнобой  в  денежном  обраще нии тормозил экономический  прогресс,  отрицательно  сказывался  на  развитии  капиталистических отношений в стране. Поэтому  в  области  денежного  обращения  правительство  провело  ряд  мероприятий, направленных  на  укрепление  рубля.

В  России  со  времени  финансовой  реформы  Е. Ф. Канкрина  (1839 – 1843)  действовала  система  серебряного  монометаллизма  и бумажноденежного обращения с неразменными банкнотами. Однако эта система не отвечала нуждам  пореформенного  народного  хозяйства  России,  тормозила  развитие  внешних экономических связей, в частности, затрудняла помещение в Россию иностранных капиталов и удорожала международный кредит (т.к. при существовавшей денежной системе возникал большой риск колебания курса рубля). Особое  значение  имела  денежная  реформа  С.  Ю.  Витте  1897  г.,  приведшая  рубль  к золотому эквиваленту, после чего российские деньги стали высоко котироваться на мировом финансовом  рынке  и  поставили  ее  в  финансовом  отношении  в  один  ряд  с  ведущими державами мира.

Как  известно,  С.Ю.  Витте  разработал  общую  программу  экономического  развития России.  Эта  программа  состояла  из:  денежной  реформы,   таможенной  политики, зарубежных  займов,  промышленного  и  железнодорожного  строительства  с  привлечением иностранных инвестиций, совершенствования транспорта и связи, правовое регулирование в сфере  экономики,  совершенствование   системы  коммерческого  образования,  развитие экономических связей со странами Запада и Востока.

В условиях обесценения серебра на мировом рынке Витте предложил самый дорогой, но  и  самый  перспективный  с  точки  зрения  международных  экономических  связей  золотой монометаллизм. 2 января 1897 г. было решено ввести в Российской империи металлическое обращение, основанное на золоте. Первый закон «О чеканке и выпуске в обращение золотых монет» был подписан  Николаем  II  на  следующий  день  после  совещания – 3  января  1897  г.  Были выпущены  золотые  монеты  достоинством  5  рублей,  10  рублей – червонец,  15  рублей – империал, 7,5 рубля –полуимпериал. Следующим актом стал указ от 29 августа 1897 г. об основах  эмиссии  кредитных  билетов.  Наконец,  27  августа  1898  г.  был  подписан  указ  об основах обращения серебряной монеты. Ей была отведена роль вспомогательных денег, что явилось определенной уступкой сторонникам биметаллизма. Денежная реформа завершилась в  1899  г.  перечислением  таможенных  пошлин  на  новую  валюту  и  изданием  нового монетного устава.

Механизм проведения денежной реформы и ее результаты получили высокую оценку, как в России, так и среди ведущих финансистов мира. Переход от неустойчивой бумажной валюты  к  твердой  обратимой  валюте  обеспечивал  возможности  интенсивного   развития промышленности и привлечения иностранного капитала. Внешняя торговля приобрела еще большее значение как источник финансовых поступлений в государственную казну. Таким  образом, денежная  реформа  Витте  заменила  серебряный  монометаллизм золотой валютой, рубль стал конвертируемым и в России, и в других государствах мира.

Эта мера обеспечила мощный приток иностранных вложений (около 3 млрд. рублей) в русские государственные  облигации  и  ценные  бумаги.  Строгие  правила  выпуска  банкнот  и добросовестное отношение к долговым обязательствам снискали России высокое доверие в финансовом мире, что позволило заключить внешние займы на выгодных условиях. Русские государственные  займы  размещались  главным  образом  во  Франции  (до  80  %),  на гарантированные  правительством  облигации  имелся  спрос  также  в  Германии,  Бельгии  и несколько позднее появился в Англии.

Возглавив  Министерство  финансов,  С.  Ю.  Витте  стал  проводить  новую  политику получения займов за границей –в интересах увеличения национального богатства на основе индустриализации  России.  Задача  состояла  в  том,  чтобы  добиться  оптимальных  условий финансовых  заимствований.  В  бюджетном  докладе  1895  г.,  посвященном  состоянию кредитно-финансовой  системы  России,  Витте  настаивал  на  использовании  иностранного денежного рынка при соблюдении соразмерности заемных сумм с возможностями страны. Доходы государственной казны при Витте только за 90-е годы увеличились почти в 1,6 раза, с 1168,8 млн. рублей в 1892 г. до 1857,2 млн. в 1899 г. Внешнеэкономические  контакты  и  операции  по  займам,  проведенные  Витте, подготовляли почву будущего сотрудничества государств Антанты в годы мировой войны. Они  должны  были  также  побудить  английских,  французских  и  американских  политиков  и финансистов,  не  желавших  терять  русский  рынок,  к  большей  гибкости  в  сфере экономических отношений с нашей страной.

Крупные иностранные займы, главным образом французские, в конце XIX –начале XX в.  обеспечивали  русскому  правительству  проведение  внутренней  политики  (борьбу  с оппозиционным  и  революционным  движениями)  и  использовались  на  военные  цели  (на русско-японскую войну), на развитие военной промышленности накануне Первой мировой войны. Министр  финансов  С.  Ю.  Витте  проводил  также   инвестиционную  политику,  цели  и задачи  которой  унаследовал   от  своих  предшественников  Н.  X.  Бунге  и  И.  А. Вышнеградского,  которые  выступали  активными  сторонниками  привлечения  иностранных капиталов в российскую экономику.

К  концу  XIX  в.  стали  очевидны  успехи  денежной  реформы  Витте,  политики стабилизации  бюджетной  системы  России,  направленной  на  поощрение  прямых  внешних инвестиций в промышленность страны. Во второй половине 1890-х годов противники Витте выступили с резкой критикой его курса  на  привлечение  иностранного  капитала  и  зарубежных  предпринимателей  в  Россию. Возникший  в  этот  период  частный  вопрос  о  допуске  чужеземных  капиталов  в  быстро развивающуюся  нефтедобывающую  промышленность  на  Кавказе  перерос  в  обсуждение общей  политики  по  отношению  к  иностранному  предпринимательству.   Противники иностранных  инвестиций,  в  первую  очередь  помещики,  не  принимавшие  курса  на капиталистическое развитие России, и владельцы предприятий тех отраслей, которым больше всего угрожала конкуренция зарубежного капитала, исходя из узкокорыстных интересов, стремились не допустить иностранных предпринимателей в российскую экономику.

В феврале 1899 г. Витте представил Николаю II доклад. В нем он выдвинул в качестве коренной – как экономической, так и политической задачи создание «вполне независимой национальной  промышленности».  До  сих  пор,  отмечал  Витте  в  докладе,  экономические отношения России с Западной Европой были «вполне сходны с отношениями колониальных стран  к  своим  метрополиям».  Но  «Россия, – подчеркивал  он, – политически  независимая, могущественная  держава;  она  имеет  и  право,  и  силу  не  хотеть  быть  вечной  данницей экономически более развитых государств…». По  мнению  Витте,  промышленное  производство  России  не  достигло  необходимого уровня  для  удовлетворения  внутренних  потребностей  страны.  «Выжидать  медленно продолжения  этого  роста  невозможно», – заявлял  Витте;  чтобы  дать  стране  «такое  же промышленное  совершеннолетие,  в  какое  уже  вступают  Соединенные  Штаты  Северной Америки», необходимо, прежде всего, обилие  капиталов.  В  России  же  и  капиталов,  и предприимчивости еще слишком мало, утверждал министр финансов.

С.  Ю.  Витте  предложил  выход  из  сложившейся  ситуации.  Если  правительство  не способно создать капиталы, полагал он, то оно располагает возможностью способствовать их привлечению из стран, где они имеются в избытке. Он считал опасения противников притока зарубежных  капиталов  сильно  преувеличенными.  В  этой  связи  Витте  сформулировал  еще одну задачу внешней экономической политики Российской империи –«установление таких отношений, чтобы процент за капиталы, полученные нами из Европы, мы выплачивали бы из нашей выручки от вывоза в Азию». В  докладе  констатировалось,  что  ввоз  иностранного  капитала  в  Россию  не  только  не является  свободным,  но,  напротив,  обставлен  целым  рядом  препятствий,  какие  не  принято чинить в развитых странах. Витте предложил цельную систему достижения экономической самостоятельности   России  на  основе   государственного  вмешательства,  таможенного покровительства  промышленности  и  широкого  ввоза  иностранного  капитала,  отток прибылей от которого за границу компенсировался бы выгодами русско-азиатской торговли.

С. Ю. Витте выдвинул программу пересмотра существующей практики использования иностранных  инвестиций.  Суть  ее  состояла  в  целенаправленной  политике  внедрения зарубежного  капитала  в  конкретные  отрасли  промышленности  и  региональные  банки (например,  в  Русско-Азиатский  на  Дальнем  Востоке).  Для  реализации  программы,  полагал он,  следовало  создать  необходимые  юридические  и  экономические  условия,  в  том  числе снизить  таможенные  пошлины  на  новейшие  иностранные  технологии,  урезать  права военного  ведомства  на  «закрытые  от  иностранцев  зоны»,  а  главное — разрешить зарубежным компаниям и банкам приобретать в частную собственность недвижимость, т.е. здания и землю, как гарантию на вложенные капиталы. Привлечение  иностранного  капитала,  по  мысли  Витте,  было  призвано  стимулировать золотое  денежное  обращение,  рынок  ценных  бумаг,  функционирование  фондовых  бирж  и частных банков.

Несмотря на  упорное  противодействие военно-бюрократического лобби, обвинявшего Витте  в  намерении  «распродать  Россию»,  иностранный  капитал  в  последнем  десятилетии XIX в. динамично внедрялся в промышленность страны. Индустриализация России являлась составной частью европейского процесса, в который англичане, французы, немцы, датчане, голландцы, итальянцы привнесли не только свой опыт и новые технологии, но и инвестиции. Если в 1890 г. иностранцам принадлежала треть акционерных капиталов в России, то в 1900 г. около половины.

Принято  считать,  что  все  акции  иностранных  компаний,  учрежденных  для деятельности  в  России,  принадлежали  заграничным  акционерам. На  самом  деле  такое положение  было  скорее  исключением,  нежели  правилом.  Покупая  в  России, земельные участки для сооружения промышленных предприятий или приобретая действующие заводы, рудники,  шахты,  иностранные  компании  обычно  рассчитывались  с  прежними владельцами соответствующими  их  стоимости  пакетами  акций.  Главными  действующими  лицами инвестиционного бума 90-х годов являлись крупные банки и промышленные компании.

В  начале  1890  годов   наиболее  высокий  удельный  вес  инвестированного  капитала наблюдался в горной и нефтяной отраслях, металлургии и металлообработке (до трех пятых всех  капиталовложений).  Однако  подобное  положение  не  привело  к  образованию иностранных  анклавов  в  российской  промышленности.  Приток  заграничного  капитала  в производственную  сферу  сопровождался  процессом  его  сращивания  с  отечественным капиталом.  Этот  процесс  происходил  при  активном  участии  российских  банков,  игравших роль  посредников  иностранных  финансовых  групп  при  учреждении  ими  предприятий  в России.  Иностранный  капитал  большей  частью  концентрировался  в  ведущих  отраслях российской экономики.

Удельный  вес  иностранного  капитала  в  акционерном  капитале  отдельных  отраслей народного хозяйства был следующим: в горной и металлургической промышленности –53%,  в  химической – свыше 40,  в  электропромышленности – 75,  в  промышленности  по благоустройству городов и банках –свыше 40 %. В  текстильной  промышленности,  которая  была  сосредоточена  в  Центре  России, значение  иностранного  капитала  было  невелико,  хотя  ряд  крупных  фабрик  и  принадлежал иностранным капиталистам.

Иностранные инвестиции в России различались по своим размерам, организационным формам и сферам приложения. По  размеру  ввозимого  капитала  в  конце  XIX  в.,  согласно  данным  отечественной  и зарубежной  статистики,  наибольший  удельный  вес  имели  французские  и  английские инвестиции.  Затем  шли  германские,  бельгийские  и  американские  вложения.  В  экономику России  инвестировали  капиталы  также  голландские,  швейцарские,  шведские,  датские, австрийские, итальянские, норвежские предприниматели. Основной  формой  иностранного  инвестирования  в  отечественную  промышленность являлась покупка акций акционерных обществ и товариществ на паях. Отраслевая  структура  иностранных  капиталовложений  соответствовала технологическому уровню аналогичных отраслей промышленности стран-инвесторов. Этим обстоятельством определялись сферы приложения зарубежного капитала в России.

Французские  инвестиции  направлялись  в  Россию  главным  образом  через  банки.  На долю Франции приходилось около трети иностранных капиталов, вложенных в акционерные предприятия  нашей  страны.  Всего  с  1888  по  1900  г.  открыли  свои  действия  33  из  43 французских компаний, числившихся в России на 1 января 1901 г. Их акционерный капитал составлял  к  этому  времени  110  млн.  рублей,  т.е.  более  четверти  всей  суммы  акционерного капитала иностранных компаний. Французские банки также стремились учредить отделения в России. Так, в 1890 – 1891 гг. русское правительство разрешило банку «Лионский кредит» открыть  два  отделения  в  Москве  и  Одессе,  наделив  их  правом  ведения  всех  операций, которые выполняли российские банки.

Отделениям  банков  было  разрешено  принимать  денежные  вклады  на  срок  и  до востребования, открывать текущие счета; учитывать векселя сроком до 9 месяцев, выдавать ссуды на тот же срок под залог ценных бумаг, драгоценных металлов, товаров и товарных документов; производить платежи за счет третьих лиц и перевод денег; покупать и продавать ценные бумаги, продавать по поручению частных лиц или торговых домов принадлежащие им  товары;  покупать  и  продавать  за  свой  счет  и  по  поручению  драгоценные  металлы, переводные  векселя  (внутренние  и  иностранные);  проводить  по  комиссии  подписку  на займы, а также на акции и облигации российских обществ; закладывать и перезакладывать в других  кредитных  учреждениях  ценные бумаги  и  многие  другие  банковские  операции. Руководители «Лионского кредита» требовали от отделений в России вести свои операции засчет привлечения вкладов местного населения.

Таким  образом,  иностранный  капитал  занял  господствующее  положение  в каменноугольной, металлургической, машиностроительной отраслях. На  протяжении  почти  всего  XIX  в.  внешние  заимствования  осуществлялись  при посредничестве  зарубежных  банкирских  домов,  имевших  свои  отделения  в  важнейших коммерческих центрах Европы: Лондоне, Париже, Вене, Гамбурге и др. Достижением этих международных  торговых  домов  стало  соединение  европейской  экономики  и  финансов  с необъятным российским рынком.

 

Источник: Краткая история российской экономики. Учебное пособие.2-е доп. изд. под ред. проф. Ю.П. Филякина — М.: Меридиан, 2007. —  320 с.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*