Экономика СССР в довоенные и военные годы

Экономическое  развитие  страны  в  20-30-е  гг.  происходило  в  сложных,  чрезвычайных условиях,  которые  зависели  как  от  внутренних,  так  и  то  внешних   факторов.  Постоянно  в течение всего этого периода нагнеталась угроза войны со стороны западных стран. Поэтому цели  и  характер  довоенных  пятилеток  были  связаны  с  необходимостью  укрепления обороноспособности  страны.  Происходило  форсирование  развитие  промышленности  для модернизации и роста производства военной техники.

Милитаризация  экономики    была  характерным  моментом  экономического  развития CССР в 30-х гг. Наиболее четко это проявилось в составлении третьего пятилетнего плана (1938 – 1942).  Плановые  ориентиры  пятилетки  делали  акцент  на  рост  военного производства.  Так,  например,  темпы  производства  военной  техники  были  в  2 – 2,5  раза выше, чем в 1933 –1937 гг. Многие гражданские производства получали задания от военного ведомства. Это еще более сократило объем производства товаров народного потребления.

Новые предприятия строились в основном в районах Урала и Сибири как предприятия-дублеры тех, которые находились в европейской части России. В связи с этим происходило массовое  переселение специалистов, молодежи. Громадные материальные ресурсы страны (сырье,  топливо,  электроэнергия,   транспортные  средства)  направлялись  на  то,  чтобы наладить   производство техники.  В  связи  с  этим   нужно  было  наладить  новую  систему производственного кооперирования предприятий.

Германия  же  задолго  до  вторжения  на  территорию  СССР   мобилизовало  свою экономику, и всесторонне подготовилась к войне. Она имела огромную армию, оснащенную новейшими  вооружениями  и  к  тому  обладавшую  оптом  двухлетней  войны  с   достаточно развитыми странами. В СССР были совершенно другие  условия. Перевооружение Красной Армии и оснащение ее новой техникой к началу войны не было завершено, хотя руководство страны постоянно говорило об ее угрозе.

Серьезным  сигналом  к  усилению  обороноспособности  были  итоги   войны  с Финляндией:   целью  ее  было  отодвинуть  границы  подальше  от  Ленинграда. Эта  война продемонстрировала  недостаточную  выучку  Красной  Армии,  ее  слабое   материально-техническое оснащение. В конечном итоге сопротивление врага было сломлено. Но для этого потребовалось  мобилизовать  30  дивизий.  Результаты  финской  войны  заставили  советское руководство  уделить  большее  внимание   обороноспособности  страны.  Прямые  военные расходы на 1940-1941 гг. были увеличены на 60% по сравнению с 1938-1939 гг.

Но  главная  опасность  исходила,  конечно,  от  Германии.  Поэтому  СССР  пошел  на сближение с Германией, заключив в 1939 г. Пакт о ненападении. Более того, СССР пошел не только на  политическое,  но  и  на  экономическое   сближение  с  фашистской  Германией. Заключались  определенные   соглашения  на  взаимную  поставку  различной  продукции.  Из Германии  поступала  готовая  продукция,  станки,  оборудование,  даже  образцы  военной техники.  Это,  конечно,  сказалось  на  уверенности  руководства  СССР  о  возможно  большем запасе  у него мирного времени. Из СССР в Германию отправлялось, в основном, сырье и сельскохозяйственная  продукция:  нефть,  хлопок,  различные  виды  руд,  зерно  и  др.  Это,  в свою очередь,  укрепляло экономику Германии, а некоторые виды сырья, такие как нефть, были использованы против СССР в ходе первых месяцев войны.

Если  в  целом  оценивать  экономический  потенциал   СССР   перед  второй  мировой войной, то следует указать на его мощное количественное (ресурсное) обеспечение. За годы пятилеток  страна  сделала  качественный  скачок  от  аграрной  направленности  экономики  к индустриальной. В 1940 г. СССР производил около 10 % мирового объема промышленного производства. Германия –только 6 %. Упор делался на тяжелую промышленность, объем производства  который  в  1928-1940  гг.  возрос  в  6,1  раза.  По  объему  производства  многих видов  продукции  СССР  находился  на  первом-третьем  месте  в  мире.  По  сравнению  с Германией  СССР  производил  больше  угля,  чугуна,  немного  уступая  в  производстве  стали. Гораздо  больше  СССР  добывал  нефти  и  производил  нефтепродуктов,  алюминия,  сплавов цветных металлов, синтетического каучука.

Вместе  с  тем  данные  выполнения  заданий  третьего  пятилетнего  плана  показали,  что предвоенные темпы экономического развития страны значительно снизились, качественные характеристики производства, и уровень его эффективности были невысокими. Это не могло не  сказаться  на  общем   состоянии  готовности  к  войне – она  была  недостаточной.  В определенной  степени  можно  провести  аналогию  между  готовностью  к  первой  и  второй мировым  войнам.  Тогда  также  война  застала  российскую  экономику  врасплох,  и  в  первые месяцы не хватало вооружений и боеприпасов. Но затем, опираясь на мощный ресурсный и производственный  потенциал,  Россия уже  в  годы  войны  сумела  наладить  производство необходимого количества вооружений, снаряжений и боеприпасов.

Нечто подобное было накануне и в период второй мировой войны. СССР запаздывал с введением в серийное производство многих новых видов вооружений. Стране необходимо было попасть в экстремальные условия внезапного военного нападения, чтобы существенно ускорить перевооружение  армии.  Для  этого  были  все  необходимые  условия:  мощный ресурсный  потенциал,  которого  не  было  у  Германии,  неплохая  индустриальная  база; высокий  моральный  дух  советских  людей,  их  склонность   работать  с  большой  отдачей именно в экстремальных условиях, заставляя и принуждая людей действовать по приказу из центра, подчиняя всех единой воле.

Отношение  западных   стран  к  СССР  в  1920 – 1930 – е  гг.  оставалось достаточно противоречивым.  С  одной  стороны,  память  о  неудачной  для  них  военной  интервенции, мировой  экономический  кризис  1929 – 1933  гг.  сдерживали  создание  новой  антисоветской коалиции. Но с другой стороны, огромные природные ресурсы и емкий внутренний рынок СССР притягивали к себе внимание многих западных стран, хотя настороженность и даже враждебность  долгие  годы  сохранялись  в  этих  отношениях.

Советский   Союз,  с  другой стороны, придерживался также двойственной политики по отношению к западным странам. Прежде всего, СССР был заинтересован в налаживании с ними деловых связей, но в то время он открыто провозглашал принцип пролетарского интернационализма и поддерживал через структуру  Коминтерна  (золотом,  валютой,  оружием)  те  силы,  которые  стремились  к дестабилизации  внутренней  обстановки  в  своих  странах  и  становлению   там прокоммунистических режимов.

Коминтерн  требовал  от  европейских  коммунистических  партий   вести  беспощадную борьбу против социал-демократии, обвиняемой им в пособничестве фашизму. В результате произошел глубокий раскол в рабочем движении, и в условиях экономического кризиса в Германии  к  власти  пришли  фашисты.  В  Европе   возник   очаг  военной  напряженности, поскольку  Германия   сразу  же  заявила  о  своих  территориальных  претензиях  к  соседним странам,   претензиях  на  мировое  господство.  Чтобы  умиротворить  агрессора,  западные страны   согласились   на  Мюнхенский  сговор  между   Германией,  Италией,  Англией  и Францией,  направленный   на  территориальное  расчленение   Чехословакии   и насильственное присоединение (аншлюс) Австрии к Германии (1938 г.). В августе 1939 г. СССР  подписал   с  Германией   секретный   пакт  о  ненападении  (пакт  Молотова -Риббентропа),  в  соответствии  с   которым  были  разделены  сферы  влияния  в  Восточной Европе.

После  этого  1- го  сентября  1939  г.  Германия  напала  на  Польшу  и  началась  Вторая мировая  война.  СССР  считал  эту  войну  сугубо  империалистической,  в  которой  его классовые   противники   взаимно  истощают   свои  силы,  поэтому   предпочитал  не вмешиваться в военное действия. Тем не менее СССР получил возможность передвинуть на запад собственные границы в соответствии с советско-германским соглашением. В 1939 г.  СССР  присоединил  к  себе  территории  Западной   Украины  и  Западной  Белоруссии, которые   ранее  входили  в  состав  Российской   империи,  но  были  утеряны   в  1921  г.  в результате советско-польской войны.

В  1940  г.  прибалтийским  государствам – Эстонии,  Латвии и  Литве  было  предложено добровольное вхождение в Советский Союз. В том же году СССР потребовал от Румынии вернуть Бессарабию, которая входила в состав России с начала 19 века до 1918 г., а также аннексировал  Северную  Буковину,  никогда  ранее  не  принадлежащую  России.  Такие  же планы  имелись  и  в  отношении  Финляндии.  В  ноябре  1939  г.  Советским  Союзом  был спровоцирован  военный  конфликт  с  этой  страной,  в  результате   которого  Красная  Армия понесла  крупные  потери.  План  советизации  этой  страны  сорвался  и  СССР  пошел  на подписание мирного договора в марте 1940 г.

На  всех  новых  территориях,  где  прожило  около  23  млн.  человек,  были  начаты преобразования,  которые  уже  были  проведены  в  СССР  в  1920-1930-е  гг.:  национализация крупных  промышленных  предприятий,  коллективизация.  Они  сопровождались крупномасштабными репрессиями: было депортировано свыше 1 млн. поляков из Западных областей Украины и Белоруссии, Буковины. СССР  стремился  как  можно   дольше  сохранять  нейтралитет  и  поддерживать уверенность Германии в том, что Советский Союз не нарушит Пакт о ненападении.

Этому должен  был  служить  и  советско-германский  договор  о дружбе  границе  (1939  г.),  в соответствии,  с  которым  СССР  подписал  ряд  соглашений  об  огромных  поставках продовольствия  и  сырья  в  Германию.  С  сентября  1939  г.  до  июня  1941  г.  из  СССР  было отправлено не менее 2,2 млн. т. кукурузы, бобовых культур и зерна, 1 млн.т. нефти, 101 тыс. т. хлопка –сырца, более 1 млн. лесоматериалов, а также большое количество стратегически важного сырья: 140 тыс.т. марганцевой руды, 26 тыс. т. хромовой руды, 14 тыс. т. меди, 3 тыс. т. никеля, 500 т. молибдена, 500 т. вольфрама и многое другое.

Наряду с поставками товаров,  СССР  предоставил  возможность  Германии  осуществлять  транзитные  перевозки через свою территорию с использованием железных дорог, морских и речных путей, портов. Это  позволило  разрушить  торговую  и  транспортную  блокаду,  которую  установили   для Германии Англия и ее союзники. Из Германии, в свою очередь, поступала готовая продукция: станки, образцы боевых самолетов  с  комплектами  вооружения,  образцы  артиллерийской  техники.

Но  германские поставки в СССР не были столь точными, сроки часто срывались, а с начала 1941 г. попросту саботировались,  хотя   именно   на  этот  период  намечались  наиболее  крупнее  из  них.  Так, Советским  Союзом  в  Германии  был  закуплен  тяжелый   крейсер,  но  весной   1940  г.  в Ленинград  был  доставлен  только корпус  корабля.  При  заключении  экономических соглашений в 1939 –1940 гг. предусматривалось, что СССР выполнит свои обязательства за 18 мес. –к середине 1941 г., а Германия –за 27 мес., к концу 1941 –началу 1942 г., хотя в то время   уже  было  совершенно  ясно,  что  германская   сторона   не  будет  выполнять  эти соглашения.

По  торгово-кредитному  соглашению  от  19  августа  1939  г.  Германия  должна  была предоставить СССР кредит в размере 200 млн. марок на 7 лет для закупки немецких товаров в течение двух лет. Но поскольку импорт Германии из СССР составил 536 млн. марок, а ее экспорт в СССР –всего 318,7 млн. марок, то в действительности товарный кредит на эту же  сумму  фактически  получила  Германия.  Если   же  учесть   и  недостроенный  крейсер,  и различное некомплектное оборудование, то можно  утверждать, что германские поставки покрыли   соответственно   советские  на  57 – 67%.

Особенно  большую  роль   в  экономике Германии  сыграли советские  поставки  в  период  ее  интенсивной  подготовки  к  войне   с СССР,  причем  они  шли туда  с  исключительной  точностью.  Так,  последние  эшелоны  с нефтью,  затем  и  другими  грузами  последовали  на  запад  всего  за  несколько  часов  до нападения Германии на СССР.

К  осени  1940  г.  Германия  оккупировала  почти  всю  Западную  Европу,  кроме  Англии, которая  продолжала  сопротивляться.  Тогда  Германия  решила  начать  войну  против  СССР, чтобы потом сломить сопротивление и Англии. В то время как германские лидеры уверяли советских руководителей, что они твердо придерживаются Пакта о ненападении, Германия тайно  разрабатывала  план  войны  (план  «Барбаросса»),  начало  которой  было  намечено  на июнь 1941 г. Советские лидеры продолжали верить германским заявлениям о ненападении и считали, что СССР надолго гарантирует неучастие в войне, хотя она уже стояла на пороге страны.

Каково  же  было  состояние  советской  экономики  накануне  войны?  В  результате ускоренной  индустриализации  в  стране  было  создано  мощное   угольно-металлургическое производство  на  Урале  и  в  Кузбассе,  начал  осваиваться   новый  нефтедобывающий  район между Волгой и Уралом («Второе Баку»), проложены новые железнодорожные магистрали.

Появлялись  совершенно  новые  для  страны  отрасли – автомобильная,  авиационная, подшипниковая и многие другие, без которых невозможно было оснащать Красную Армию военной  техникой.  Создавались   мощные  мобилизационные  запасы  и  государственные ресурсы.  В  1940  г.  была  организованна  государственная  система   профессиональной подготовки  молодежи  (трудовые  резервы):  школы  фабрично-заводского  обучения, ремесленные и железнодорожные училища. Эта система была рассчитана на обучение до 1 млн. рабочих в год.

Однако общие показатели еще не дают полного представления о состоянии экономики накануне войны. Даже по официальным данным, начиная с 1937 г. и до первой половины 1940  г.,  черная  металлургия  систематически  не  выполняла  план.  За  этот  период  снизилось производство  в  автомобильной,  электротехнической  промышленности,  сократилось производство тракторов, дорожной техники и другой продукции. Причинами этого не только заведомо  невыполнимые  планы  на  третью  пятилетку,  но  и  продолжающиеся   репрессии среди директоров промышленных предприятий, инженерно-технических и технологических работников.  Атмосфера  неуверенности  и  подозрительности  приводила  к  тому,  что руководители   предприятий  опасались  внедрять  в  производство  новые  технические  и технологические  разработки,  результаты  которых  проявлялись  не  сразу,  дабы  не  быть обвиненными  во  вредительстве.  На  предприятиях  процветала  штурмовщина,  когда  план месяца  выполнялся  в  последние  10-12   дней,  поскольку  впервые  две  декады  месяца  не хватало сырья и полуфабрикатов для нормальной работы.

Начавшаяся  война  в  Европе   заставила  советское  руководство  уделять   больше внимания проблемам  вооруженных  сил.  В  1940  г.  ассигнования  на   военные  нужды составили 32,6 % расходной части госбюджета. С 1-го сентября 1939 г. по 22.06.1941 г. численность   Красной  Армии  увеличилась   более  чем  в  2,8  раза  и  достигла  5  млн.  374 тыс.чел.  Перед  самой  войной  завершился  переход к единой  кадровой  системе комплектования войск. Это был большой шаг вперед, поскольку после гражданской войны в стране существовали еще и территориальные воинские формирования, в которых рядовые военнослужащие получали подготовку во время краткосрочных сборов.

Большие проблемы имелись в техническом оснащении армии. До середины 1930-х гг. на  вооружении  было  много  дореволюционного   оружия,  а  также   оружия  иностранного производства. Начавшееся в годы первых пятилеток переоснащение армии шло медленно. Промышленность  запоздала  с  введением  в  серийное  производство  новых  типов  самолетов, танков,  артиллерии.  Тем  не  менее,  техническое  оснащение   Красной  Армии  постепенно повышалось. За три с половиной предвоенных года в СССР было выпущено около 23 тыс. боевых самолетов, в том числе 9690 бомбардировщиков и почти 13 тыс. истребителей, из них 2739 самолетов было новой конструкции. К середине 1941 г. у западных границ было сосредоточено  больше  половины  всей  авиации,  причем  здесь  размещались  наиболее боеспособные соединения. Авиационные силы СССР превосходили силы противника более чем в два раза.

Еще более заметная разница была в танковых силах. К июню 1941г. в Красной Армии насчитывалось   222  тыс.  танков,  из  которых  почти  2  тыс. – танки  новых  образцов  Т-34  и «КВ» , причем их основная часть была сосредоточена в западных округах. Германия же для нападения на СССР смогла выставить 3582 танка и штурмовых орудий. У советских танков были  более  мощные   пушки,  они  могли  развивать  более  высокую  скорость.  Большие преимущества  имела  и  советская  артиллерия.  Германские  войска  имели  заметное преимущество лишь в автоматическом оружии и оснащении автомашинами. К середине 1941 г.  в  западных  военных  округах  находилось  более  половины  всех  сил  и  средств  Красной Армии.  При  надлежащей  организации  и  подготовки  они  могли  бы  отразить  нападение,  но этого не произошло.

Огромный  ущерб  боевой  готовности  Красной  Армии  нанесли  сталинским  репрессии среди офицеров среднего и высшего командного состава. Всего за 1,5 года (с мая 1937 г. по сентябрь 1938 г.) было репрессировано свыше 40 тыс. командиров Красной Армии. До июня 1941  г.  эта  цифра  как  минимум   удвоилась.  Руководство  армии  состояло  либо  из военачальников, чьи представления о ведении боевых действий застыли на уровне Первой мировой   и  Гражданской  войн,  либо  из  малоопытных  командиров,  выдвинутых  на освободившиеся  должности  в  ходе  репрессии.  В  руководстве  вооруженных  сил  почти  не осталось людей, которые могли бы настаивать на применении передовых военных идей, на техническом перевооружении армии.

Со стороны Германии преследовалась цель не только захвата жизненного пространства – новых  территорий,  богатых  природными  ресурсами  и  плодородной  землей,  но  и уничтожение  существующего  строя  в  СССР,  истребления  значительной  части   населения.

Причины неудач  в  начале  войны  носили, прежде  всего,  объективный характер.  На  первое место  среди   них  необходимо  поставить   большое  превосходство  Германии  в  области материальных  средств  ведения  войны.  В  ее  руках  оказались  экономические   и  военные ресурсы  почти  всей  Западной   Европы,  огромные  запасы  металла,  стратегического  сырья, металлургические   и  военные   заводы.  Это  позволило  насытить   войска   не  только разнообразной  военной  техникой,  но  и  средствами   передвижения,  что  усилило  ударную силу, подвижность и маневренность. По этим показателям вермахт превосходил советские войска, находящиеся в стадии перевооружения и реорганизации.

СССР  был  еще  беден  для  того,  чтобы  своевременно  наладить  массовое  производство нового оружия и боевой техники, в должной мере оснастить армию всем необходимым. При его материальных возможностях для подготовки к отражению агрессии нужно было больше времени. Поэтому к началу войны Кранная Армия значительно уступала армии Германии по уровню  технической  оснащенности.  Недоставало  автотранспорта,  что  делало   войска малоподвижными и т. д. Немцы превосходили нашу армию и в людских ресурсах, Население покоренных  стран  Европы  вместе  с  Германией  составляло  400  млн.  чел.,  а  в  СССР – 197 млн. Германия поставила под ружье большую часть немецкого населения, использовав для работы  в  военной  промышленности  население  порабощенных  стран.  Германская  армия обладала  большим  опытом  ведения  современной  войны,  имела  возможность   быстрее совершенствовать  военную  технику,  отрабатывать  наиболее  оптимальные  приемы  ее применения  в  боевых  условиях.  В  итоге  к  моменту  нападения  на  СССР армия  Германии была  самой  сильной  и  подготовленной  в   капиталистическом  мире.  Особенно  быстро  ее мощь возросла с начала второй мировой войны.

Но нельзя сбрасывать со счета и субъективность фактор. Сталин слишком уверовал о незыблемости пакта о ненападении с Германией и не верил донесениям военной разведки о развертывании  германских  войск  вдоль  советских  границ.  Он  считал,  что  авантюристом может быть только тот, кто подготовился к войне на все 100%. А так как страна еще не была непосредственно  подготовлена   к  ведению  боевых  действий,  то  он  считал  многочисленные сообщения  о  начале  войны  в  июле  1941  дезинформационный  или   сознательный провокацией.  И  созданная  им  перед  войной  система  страха  работала,  в  данном  случае,  на сталинскую версию развития событий.

В  первые  же  часы   и  дни  противник  нанес  мощные  удар  по  западным  военным соединениям, уничтожив огромное количество живой силы и техники. До декабря 1941 г. СССР потерял убитыми, без вести пропавшими и пленными 7 млн. человек, около 22 тыс. танков, до 25 тыс. самолетов. По плану «Барбаросса» Германия предполагала стремительно захватить   важные  центры  страны  и  до  наступления  зимы  выйти  на  линию   Архангельск -Волга-Астрахань,  но  потерпев  первое   поражение  под  Москвой,  немецкая  армия  была вынуждена изменить тактику ведения войны.

Советская экономика в годы войны развивалась по восходящей линии. Великая победа Советского  Союза  над  Германией  оказалась   возможной  благодаря  тому,  что  СССР превзошел  ее  не  только  в  военном,  но  и  в  экономическом  и  морально-психологическом противостоянии.  Германия,  оккупировав  к  1941  г.  большую  часть  европейских  стран, поставила  их  экономический  потенциал  под  свой  контроль.  Ее  совокупная  промышленная мощь в 1,5 раза превышала советскую. Если учесть, что к концу 1941 г. Германия захватила территорию, на которой до войны проживало около 40% населения СССР, находилось 47% посевных площадей, производилось более 30% всей промышленной продукции, свыше 40% электроэнергии, добывалось63 % угля, выплавлялось 68 чугуна, 58% стали, производилось 84%  сахара,   то  станет  ясно,  что  к  этому  времени  Германия  стала превосходить СССР по общему объему промышленного производства в 3 –4 раза. Немецкая экономика была  уже переведена на военные рельсы до нападения на СССР. Советский Союз начал такой переход лишь в ходе войны. А для такого перевода в условиях огромной страны требовалось около года. Иными словами, в экономических отношениях, страна стала готова к войне лишь через год после ее начала.

Следствием   неподготовленности  к  войне  стало  отступление  и  оккупация.  В  связи  с этим одной из главных хозяйственных задач первого года войны стала эвакуация на восток предприятий  из  западных  районов.  Как  уже  говорилось  выше,  на  оккупированной территории  находились  значительные  производственные  мощности  по  добыче  руды, выплавке  стали  и  алюминия.  Но  дело  было  не  только  в  количестве  продукции,  например, высококачественные марки стали, необходимые для военного производства, выплавлялись в основном  на  западе  страны,  а  на  востоке  металлургия  давала  «рядовой»  металл.  Поэтому оказалось,  что  в  1943  году  страна  получила  только  8  млн.  т.  стали,  а   Германия – 42 миллионов  т.  стали,  т.е.  в  4  раза  больше.  Но  эвакуировать  можно  было  не  все:  нельзя эвакуировать  штаты,  рудники,  доменные  и  мартеновские  печи,  электростанции  и  т.д.

Перебазируясь  на  новое  место,  предприятия  теряли  прежние  хозяйственные  связи, источники сырья, топлива и энергии. А на новых местах металлургические заводы, шахты, электростанции  были  рассчитаны  только   на  обслуживание  местных  потребностей.  Это вызвало дополнительные трудности и вело к сокращению выпуска продукции. Эвакуация загрузила  железные  дороги,  а  это  на  время  прервало  экономические  связи  между различными районами страны.

Но что значит эвакуировать предприятия? Можно перенести станки и работников, но для  станков  на  новом  месте  необходимы  помещения,  для  работников — жилье.  Для размещения  эвакуированных  предприятий   уплотнялись  цехи  местных  заводов, использовались помещения складов и т.д. Но все это полумеры –приходилось строить новые цехи. Были и положительные стороны. Предприятия перебазировались в основном на Урал и в Западную Сибирь. Урал стал центром военной промышленности. Существенно было то, что  эти   районы  были  недосягаемыми  для  противника.  Здесь   была  металлургия  (еще  со времен  Демидова),  сырье,  топливо.  Были  незаконченные  стройки,  которые  спешно завершались, но уже по другому профилю.

В  стране  осуществлялась  мобилизация  промышленности,  перевод  ее  на  военные рельсы.  Тракторные  заводы  переводились  на  выпуск  танков  (их  мощности  уже  частично были переведены на выпуск танков еще до войны). Металлургия перешла на производство тех  марок  металла,  которые  требовались  для  производства  вооружения.  Текстильные  и обувные  фабрики  стали  выпускать  обмундирование  для  солдат,  пищевые  фабрики -концентратов.  Был использован  опыт  Первой  мировой  войны  для  выполнения  военных заказов.  В  это  тяжелое  время  достаточно  оперативно  и  энергично  проявила  себя сверхцентрализованная директивная система управления производством. Под чрезвычайно жестким  руководством  Государственного  Комитета   Обороны  (ГКО),  созданного  30  июня 1941  г.,  была  проведена  эвакуация  заводов,  фабрик  и  перевод  гражданского  сектора экономики на военные рельсы. Из прифронтовой зоны было вывезено в Поволжье, на Урал, в Сибирь,  Среднюю  Азию,  Казахстан  2593  предприятия,  которые  сначала  размещались  под открытым небом, в школах, театрах и т.д.

Результаты выполнения двух задач -эвакуация и мобилизация промышленности –эти два главных процесса (с начала войны и до середины 1942 г.) означали общее сокращение производства. При перестройке на военное производство предприятие сначала прекращает выпуск  прежней  продукции,  перестраиваться,  и  лишь  потом  начинает  осваивать  новую. Поэтому с начала войны и до 1942 г. германская тяжелая промышленность была в 3-4 раза сильнее советской. В 1942 г. чугуна в СССР было выплавлено в 3 раза меньше, чем в 1940 г., стали –в 2,2 раза. В СССР выпускалось в 5 раз меньше станков, чем в Германии, добывалось в 4 раза меньше угля, в 2,5 раза –электроэнергии. Но уже в том же 1942 г. в СССР было выпущено  25  тыс.  станков,  тогда  как  в  Германии – только  9  тыс.;  самолетов  25  тыс., немецких же –15 тыс.; орудий –29 тыс.; в Германии же –19 тыс.

В   крайне  тяжелом  положении  оказался  транспорт.  Железные  дороги  были  забиты военным  эшелонами.  На  это  накладывалась  эвакуация  промышленности,  когда  на  Восток двигались  одновременно  десятки  и  сотни  предприятий,  занимавших  много  подвижного состава.  Кроме  того,  в  связи  с  перебазированием  на  Восток  намного  увеличилась  длина перевозок – продукцию приходилось везти к фронту через всю страну. В 1942 г. перевозка грузов  железной  дороги  сократилась  в  2  раза,  по  сравнению  с  довоенной,  это  включая военные  и  эвакуационные  перевозки.  Во  столько  же  раз  сократилась  перевозка  невоенных грузов.  Лишь  после  1942  г.  железнодорожные  перевозки  стали  увеличиваться  и  к  концу войны железные дороги перевозили грузов уже на 40% больше чем в 1942 г. По сравнению же с довоенным периодом все же пропуская способность железных дорог, составляла лишь 76%.

Промышленные  предприятия,  вывезенные  на  Восток,  сравнительно  быстро  начали выпускать  продукцию  для  фронта.  В  условиях  суровой  зимы  1941 – 1942  гг.  вырастали новые заводы, многие из которых уже через 4-6 месяцев работали на полную мощность, а к середине 1942 г.  удалось полностью запустить эвакуированное оборудование и обеспечить рост  производства  в  отраслях  тяжелой  промышленности.  К  1945  г.  уже  около  половины металла выпускалось на уральских заводах, тогда как в 1940 г. –всего 20%.

Со  второй  половины  1942  г.  промышленное  производство  стало  расти.  К  1945  г. ведущие отрасли тяжелой промышленности увеличили производство по сравнению с 1942 г. (но не с 1940) в 1,5 –2 раза. В основном росла военная промышленность. Уже отмечалось, что даже в 1942 г. по производству танков, самолетов, орудий, СССР обогнал Германию. За годы войны выпуск военной продукции возрос в 2,5 раза (в том числе танков и самолетов – в 3 раза). Если в начале войны Советский Союз имел в 3 раза меньше танков и самолетов, чем Германия, то в начале 1945 г. танков в СССР было в 2,8 раза больше, чем в Германии, орудий –в 3,2 раза и самолетов –в 7,5 раза.

Немецкий генерал Типпельскирх в своей истории второй мировой войны писал, что к концу  войны  на  каждый  немецкий  танк  приходилось  7  советских  и  на  каждое  орудие – советских  было  20.  По  производству  оружия   к  концу  войны  Советский  Союз   обогнал  не только  Германию,  но  и  своих  союзников – Великобританию  и  Соединенные  Штаты Америки.  Рост  качества,  новые  марки  вооружения,  превосходящие  немецкую  технику (истребители  Лавочкина  и Яковлева,  реактивные  артиллерийские  установки,  танки  Т-34  и т.д.)  и  другие  новинки  появились  в  большом  количестве  и  определили  не  только количественное, но и качественнее превосходство советской военной техники.

Итак,  нарастание  производства  советского  вооружения  началось   с  1942  г.  ,  что  и определило  в  ходе  войны.  Но,  естественно,  поскольку  все  средства  были  брошены  на военное  производство,  то  товары  народного  потребления  даже  к  концу  войны, производились в 2 раза меньшем количестве, чем перед войной. Острый  дефицит  потребительских  товаров  вызвал  оживление  кустарно-ремесленного производства,  и  значительная  часть  потребностей  населения  в  военные  годы удовлетворялись кустарями и ремесленниками. Таким образом, военное производство росло в значительной степени за счет невоенного, и общий объем промышленного производства в 1945 г. составил 91% от довоенного уровня.

В  годы   войны  на  одного  солдата  работали  6-7  человек  в  тылу.  Они-то  и  составляли военно-промышленный  потенциал.  Война  требовала  увеличения  рабочих  в промышленности,  причем  рабочих  квалифицированных.  К  1943  г.  численность  рабочих  и служащих  сократилась  на  40%  по  сравнению  с  довоенной.  Как  разрешилось  это противоречие?  В  СССР  оно  преодолевалось  в  основном  мерами  военной  дисциплины,  т.е. административным принуждением. Рабочий  день возрос до 11 часов, были ликвидированы отпуска.  Была  проведена  мобилизация  всего  трудоспособного  населения,  т.е.  женщин подростков  и  лиц  пожилого  возраста.  Женщины  составили   в  промышленности  более половины всех занятых, а в сельском хозяйстве –даже 80%.

Но эти меры не воспринимались тогда  как  принуждение.  По  закону  рабочий  день  продлевался  до  11  часов,  но  люди добровольно не уходили из цехов сутками, соревновались за выполнение 2-3 норм. Подвиг в тылу был реальностью народа. Сельское  хозяйство  страдало  от  войны  больше,  чем  промышленность.  Во-первых,  на оккупированных  территориях  находилось  47%  посевных  площадей  страны.  А  если  учесть, что  оккупированы  были  житницы  страны – Украина,  Дон,  районы,  где  урожайность  была намного выше  средней, то очевидно, что  хлеба там производилось больше половины. Во-вторых, из деревни на фронт ушло все взрослое население, оставались лишь женщины, дети, старики.  В  деревне  не  было  «брони»  как  в  промышленности.  В  третьих,  резко  снизилась техническая  база: тракторы  во  время  войны не  выпускались,  а  из  тех,  которые  оставались, значительная  часть  была  мобилизована  на  военные  нужды.  Лошадей  же  к  тому  времени оставалось уже мало, так что пахали в то время и на людях. Интенсивность труда в колхозах повысилась,  и даже  в  таких  трудных  условиях  в  восточных  районах  посевные  площади возросли на 8-9%, но это не могло компенсировать потерю 47 % площадей на Западе страны.

Конечно, сельскохозяйственное производство в годы войны резко сократились. Например, в 1944 г. было получено лишь 54% довоенного количества сельскохозяйственной продукции. В  2 – 3  раза  уменьшилось  производство  технических  культур:  хлопка, свеклы, подсолнечника. Сокращение  притока  продукции  в  город  заставило  перейти  к  нормированному распределению  продовольствия  по  карточкам.  Рабочее  снабжение  не  ограничивалось государственным  пайком.  При  крупных  предприятиях   были  созданы  ОРСы  (отделы рабочего снабжения), которые изыскивали дополнительные источники снабжения, создавали подсобные хозяйства, разводили живность и т.д. В 1944 г. на долю ОРСов приходилось 30% рыночного  товарооборота.  Централизованно  распределялись  и  промышленные  товары народного  потребления.  Но  их  поступало  для  продажи  настолько  мало,  что  нормы  и нормированное  снабжение  были  невозможны.

Поскольку  легкая  промышленность  тоже обслуживала  преимущественно  военные  нужды,  то  для  продажи  населению  оставалось только 9% производимых х/б тканей и только 28% кожаной обуви. Промтовары продавались населению  нерегулярно,  часто  использовались  для  материального поощрения  передовиков производства. Продовольственные и промтовары продавались по государственным ценам, но на  свободном  рынке  цены  повысились  в  13  раз,  потому  что  спрос  многократно  превышал предложение.  Другой  причиной  повышения  цен  была  бумажно-денежная эмиссия.

Для покрытия военных расходов государство увеличило выпуск бумажных денег. Их количество в обращении к концу войны выросло приблизительно в 4 раза. Но  если  цены  в  магазинах  ставились  на  довоенном  уровне,  а  товаров  по  этим  ценам продавалось намного меньше, чем до войны, то оборот денег в несколько раз уменьшился, и обратно  государству  возвращалась  лишь  незначительная  часть  денег,  выданных  в  виде заработной платы. Основная их часть оставалась неиспользованной. Это, естественно, тоже вызывало  рост цен.  Необходимо  было  каким-то  образом  вернуть  государству  часть  этихденег,  уменьшить  денежную  массу.

В  1944  г.  в  городах  были  открыты  «коммерческие» магазины,  через  которые  государство  продавало  дополнительно  к  нормированным  пайкам продукты и промтовары по повышенным ценам, близким к рыночным. Эта «коммерческая» торговля выполняла две функции: с одной стороны, она удерживала рост цен на свободном рынке, увеличивая товарную массу в обращении, а с другой –возвращала государству часть денег.

Для уменьшения денежной массы в обращении и увеличения государственных доходов были увеличены налоги с населения. Например, был введен налог на холостяков. Большой доход  государству  давали  также  займы,  облигации,  которые  распределялись  в принудительном  порядке.  Достаточно  сказать,  что  если  перед  войной  налоги  с  населения давали государству 9 млрд. рублей в год, а займы –11 млрд. (итого –20), то в 1945 г. налоги дали 40 млрд. руб., а займы 30 млрд. руб. (в сумме – 70). Наконец, такой приток денег, на который не рассчитывали финансовые руководители, обеспечивал фонд обороны. Этот фонд состоял из добровольных взносов граждан. Началось с того, что некоторые колхозники стали вносить  суммы,  достаточные  для  постройки  танка  или  самолета.  В  итоге  всего  этого государственный доход возрос со 180 млрд. руб. перед войной до 300 млрд. руб. в 1945 г.

В  целом,  несмотря  на  большое  неравенство  экономического  потенциала  СССР  и Германии к началу войны, советская экономика в тот период оказалась более эффективной. За  все  военные  годы  в  СССР было  выпущено  почти  в  2  раза  больше  военной  техники  и вооружений.  Каждая  тонна  металла,  цемента,  угля,   каждый  киловатт  электроэнергии, каждая единица оборудования использовались в СССР лучше, чем в германской экономике. В  расчете  на  1000  т.  выплавленной  стали,  советская  промышленность  выпускала  в  5  раз больше танков и оружий, чем немецкая промышленность.

Во  время  боевых  действий  в  годы  войны  продолжала  действовать  система  Главного управления лагерей (ГУЛАГ), где пребывало значительное количество людей, объявленных «врагами народа». Общее количество заключенных к началу войны достигло 2,3 млн. чел. За 1941-1944 гг. в ГУЛАГ прибыло 2, 55 млн. чел., а убыло 3,3 млн. чел., в том числе в армию 900  тыс. Труд  заключенных  применялся  в  промышленности,  строительстве,  в  штатах,  на лесозаготовках. За 1941-1944 гг. в системе народного Комиссариата Внутренних дел (НКВД) было  добыто  315  т.  золота  6,5  т.  тонн  никеля,  8,9  млн.  т.  угля  и  т.д.  Немалое  количество ученых,  инженеров,  конструкторов  трудилось  в  учреждениях  ГУЛАГа, так  называемые «шарашки» обеспечивая высокое качество и надежность боевой советской техники. Такие выдающиеся  конструкторы,   как  А.Н.  Туполев,  С.П.  Королёв  и  другие  прошли  через  эти организации.

В ноябре 1941г. были воссозданы политотделы в машинно-тракторных станциях (МТС) и  совхозах,  а  также  учрежден  институт  уполномоченных  Государственного  Комитета Обороны и парторганизаторов ЦК ВКП (б) на предприятиях всех отраслей промышленности. Поскольку  основные  материальные  ресурсы  шли  на  военные  нужды,  экономическое положение  населения  было  тяжелым.  Карточная  система  снабжения,  введенная  в  самом начале войны, обеспечивала городское население продуктами питания лишь в минимальной степени.  Существовало  несколько  категорий  при  распределении  продуктов.  Наиболее высокие  нормы  были  установлены  для  рабочих,  занятых  в  добывающей  и  химической промышленности, металлургии, на военных заводах. Они снабжались по первой категории: от 800 г. до 1,2 кг. хлеба в день. В других отраслях производства рабочие были отнесены ко второй категории и получали по 500 г. хлеба. Служащие получали по 400-450 г., иждивенцы и дети до 12 лет –по 300 –400г. По обычной норме в месяц выдавали на одного человека 1,8 кг мяса или рыбы, 400 г. жиров, 1,3 кг крупы или макарон, 400 г. сахара или кондитерских изделий.  Существовали  также  повышенные  и  сверх  повышенные  нормы.

Но  карточное распределение  давало  сбои,  люди  стояли  в  очередях,  чтобы  «отоварить»  карточки,  и зачастую  ничего  не  могли  получить.  На  рынках  же  цены  были  очень  высокими,  и большинство  населения  не  могло  приобрести  там  продукты.  Практически  вся  заработная плата городских жителей уходила на покупку продовольствия.

Предприятиям и учреждениям выделялись колхозные земли, чтобы выращивать на них овощи и картофель для организации дополнительного питания своих работников. Рабочие и служащие  моли  получить  участки  под  огород,  урожай  с  них  становился  основным источником питания для сотен тысяч семей в годы войны. Что же касается одежды, обуви, тканей то эти товары в магазине купить было невозможно. Как правило, на предприятиях и учреждениях выдавали ордера на покупку этих вещей, но это бывало не часто. Значительно осложнилась  жилищная  проблема,  особенно,  там,  куда  была  направлена  основная  масса эвакуированных –в Средней Азии, Казахстане, на Урале, в Сибири.

Утвердившееся  тесное  единство  фронта  и  тыла,  опиралось  на  глубокое  чувство патриотизма  и  государственного  самосохранения,  осознанное  народами  страны  в  годы смертельной  опасности,  нависшей  над  страной.  Огромную  роль  в  укреплении  народного патриотизма сыграли  деятели  отечественной  культуры.  Свое  место  в  борьбе  против захватчиков  заняла  Русская  православная  церковь  и  другие  религиозные  конфессии.

Безусловно,  одной  из  причин  монолитности  СССР  в  военные  годы  было  его централизованное   устройство,  ежедневное  жесткое  государственное  и  партийное регулирование  жизни  отдельных  людей  и  целых  народов,  репрессии  против  реальных  и мнимых противников режима. Так, в самом начале войны усилилась репрессивная политика государства  по  отношению  к  отдельным  национальностям  и  были  предприняты  акции  по наказанию  целых  народов.  Еще  в  августе  1941  г.  была  ликвидирована  автономная республика Немцов Поволжья, предки которых поселились там еще при Екатерине II. Свыше 1  млн.  немцев  были  обвинены   в  сотрудничестве  с  Германией  и выселены  в  Сибирь, Казахстан,  Среднею  Азию.  В  1943 – 1944  гг.  под  тем  же  предлогом  жертвами  репрессий стали  еще  более  миллиона  человек:  балкарцев,  карачаевцев,  калмыков,  представителей других национальностей.

Говоря  о  факторах,  сыгравших  заметную  роль  в  победе,  нельзя  не  упомянуть  и внешний фактор. Сразу же после начала войны правительство Англии и США выступили с поддержкой СССР в его борьбе с фашизмом. 12  июля  1941  г.  в  Москве  было  подписано  советско-английское  соглашение совместных  действиях  против  Германии  и  ее  союзников,  что  послужило  началом формирования  антигитлерской  коалиции.  2  августа  1941  г.  было  заключено  военно-экономическое  соглашение  с  США,  а  в  октябре  1945  г. – тройственное  соглашение  о снабжении Советской Армии оружием, военной техникой и стратегическими материалами.

Это соглашение немедленно вступило в силу и уже в битве под Москвой в боях участвовали танки и самолеты, прибывшие из-за океана. С октября 1941 г. до середины 1942 г. в СССР было отправлено из Англии 26 конвоев военных кораблей через Северное море в Мурманск. Они везли самолеты, танки, автомашины, бензин и пр. Но из-за огромных потерь конвоев их пришлось отменить и основные грузы стали поступать через Дальний Восток.

Усилению военной мощи СССР способствовали поставки из США, осуществленные в соответствии с законом о Ленд-лизе, по которому проходила передача взаймы или в аренду вооружения, боеприпасов, продовольствия и пр. Помощь по Ленд-лизу составила заметную часть  советского  военного  потенциала:  самолетов – около  10%,  танков  и  самоходно-артиллерийских  установок – 12%,  орудий – около  2%.  Особенно  значительным  было количество полученных автомобилей –401,4 тыс. единиц, что в 5 с лишним раз больше, чем было изготовлено в СССР.

В  Советский  Союз  поступило  почти  2,6  млн.т.  нефтепродуктов,  422  тыс.  полевых телефонов,  свыше  15  млн.  т.  продовольствия.  Общая  стоимость  поставок  по  Ленд-лизу составила,  с  учетом  транспортных  поставок и  услуг,  около  11  млрд.  долл.  Всего  же  за  все время  войны  СССР  получил  от  союзников  18,7  тыс.  самолетов, 10,8  тыс.  танков,   9,6  тыс. орудий,  44,6  тыс.  станков,  517,5  тыс.  т.   цветных  металлов,  1860  паровозов,  11,3  тыс. железнодорожных платформ, большое количество консервов, медикаментов, одежды и т.д.

Весьма сложным во взаимодействии «Большой тройки» (США, Англии и СССР) был вопрос об открытии второго фронта в Западной Европе против Германии, который смог бы отвлечь значительные немецкие силы с Восточного фронта и приблизить окончание войны. Первоначально  союзники  обещали  это  сделать  в  1942  г.,  но  реально  открытие  второго фронта произошло лишь в июне 1944 г., когда стало ясно, что СССР сможет самостоятельно завершить разгром Германии. На конференциях «Большой тройки» в Ялте (февраль 1945 г.) и Потсдаме (июнь 1945 г.) были приняты важные решения о послевоенном устройстве мира. Были определены новые западные и восточные границы Польши, принято решение о передаче  СССР  Восточной  Пруссии  с  ее  центром  Кенигсбергом.  Были  также  одобрены принципы  полной  демилитаризации  Германии  и  раздел  ее  на  временные  оккупационные зоны. Западные союзники признали фактическое включение стран Центральной и Восточной Европы (кроме Австрии), освобожденных Красной Армией, в сферу интересов СССР.

После капитуляции Японии 2 сентября 1945 г. СССР вернул себе Южный Сахалин и Курильские острова, утраченные в 1905 г. Победа СССР во Второй мировой войне неоспорима. Именно Восточный фронт был решающим во всей войне, здесь вермахт потерял более 73% личного состава, до 75 % танков и орудий, более 75% авиации. Однако цена, которую заплатили народы СССР в этой жестокой схватке  с  агрессорами,  была  велика.  На  фронтах,  в  плену,  на  оккупированных  землях погибло около 27 млн. чел., из них около 11,3 млн. чел. – на поле боя. 18,4 млн. воинов были ранены или заболели при исполнении служебных обязанностей, стали инвалидами. Около 6 млн. солдат и офицеров оказались в плену, из них свыше 4 млн. погибли. Причем по вине Сталина, который не признал Женевскую конвенцию о военнопленных, все они считались для советского руководства предателями. У большинства людей, находившихся в тылу, за годы  войны  также  было  подорвано  здоровье  из-за  тяжелых  физических  и  моральных перегрузок,  недоедания,  низкого  качества  медицинского  обслуживания,  плохих  жилищных условий.

 

 

Источник: Краткая история российской экономики. Учебное пособие.2-е доп. изд. под ред. проф. Ю.П. Филякина — М.: Меридиан, 2007. —  320 с.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*