Экономическое равновесие в трактовке различных школ

Экономическое равновесие в трактовке различных школ

Поскольку категория экономического равновесия служит базовой платформой для последующего анализа любой хозяйственной системы на макроуровне, ей различными научными школами уделяется особое внимание. И это вполне логично и естественно, так как многие основополагающие проблемы – такие, например, как экономические кризисы или проблемы модернизации и реформирования экономики напрямую увязаны с понятием устойчивости и равновесия.

Взглянем на данную проблематику ретроспективно, в ее эволюционном развитии. Это поможет нам лучше разобраться в сути феномена равновесия хозяйственных систем и понятий, с ним связанных.

Первой законченной моделью экономического равновесия системы национального уровня является модель Ф.Кенэ (1694-1774), лидера школы физиократов и автора знаменитой «Экономической таблицы». Именно этому экономисту Адам Смит собирался посвятить свой труд «Богатство народов», но Кенэ умер за год до передачи книги в печать.

Чем же лейб-медик Людовика XV и личный врач мадам Помпадур смог потрясти своих современников, начав заниматься экономикой уже в весьма зрелом возрасте – в 60 лет? Причем потрясение общественного сознания было таково, что выдающийся политический деятель той эпохи Мирабо писал: «Начиная с сотворения мира, три изобретения главным образом содействовали упрочению политических обществ. Первое – изобретение письма. Второе – изобретение монеты. Третье, результат двух первых, но дополняющее их, потому что оно ведет их объект к совершенству – «Экономическая таблица», великое открытие, составляющее славу нашего века  и несущее плоды потомству».[i]

Создав «Экономическую таблицу» в 1758 г., Кенэ стал автором первой макроэкономической модели равновесия как в плане движения национального дохода, так и в части пропорционального его распределения между основными общественными классами. Обычно эта тема подробно рассматривается в истории экономических учений, поэтому мы лишь общими контурами обозначим ее содержание.

Изучая человеческое тело, будучи врачом, Ф.Кенэ понял, что оно находится в равновесном состоянии. Здоровый организм человека и животных управляется не ими самими, а «естественными законами», которые надо обнаружить и применять.

Зная об открытии У.Гарвеем законов кровообращения, Кенэ поставил перед собой задачу найти законы динамического равновесия для человеческих сообществ, обнаружить «правильные» пропорции» распределения общественного богатства. Такое «экономическое кровообращение» между основными классами выглядело следующим образом (см. рис.1).

Рис.1. Модель экономического равновесия Ф.Кенэ.

Рис.1. Модель экономического равновесия Ф.Кенэ.

Каждая из сторон получает свою часть национального дохода и после этого обменивается с другими участниками рынка необходимыми товарами и услугами. Получая, например, чистого продукта на 5 млрд. франков земледельцы часть богатства передают классу собственников – 2 млрд. за аренду, на 1 млрд. франков покупают товары у бизнеса, и 2 млрд. расходуют на свое содержание.

Класс собственников расходует полученные 2 млрд. так – на 1 млрд. франков покупает продукты сельского хозяйства у земледельцев и еще на 1 млрд. – товары у бизнеса.

Бесплодный класс получает, т.о., 1 млрд. франков от собственников и 1 млрд. – от земледельцев. Покупая продукты питания и сырье у земледельцев на 2 млрд. франков, бизнес, служащие и люди свободных профессий замыкают кругооборот капитала. Равновесие экономической системы поддерживается за счет справедливых пропорций обмена и ставок налогов. Таким образом, модель Кенэ стала исторически первой, описывающая, помимо равновесия, процесс воспроизводства и дающая понятие о межотраслевом балансе хозяйственных ресурсов.

Уже через несколько десятилетий своего существования, модель Кенэ подверглась серьезной критике по двум основным причинам: а) из-за своей аграрной направленности; б) из-за политического устройства, т.к. ее автор считал абсолютную монархию наилучшим типом государства. Промышленная революция и начавшаяся борьба трудящихся за свои права во многом изменили общественное сознание и типологию экономической организации. Политические и экономические кризисы XIX столетия требовали более современных подходов. И они появились в виде моделей равновесия Т.Мальтуса, К.Маркса и Л.Вальраса.

Коротко остановимся на модели Т.Мальтуса (1766-1834). Будучи священником, Томас часто спорил с отцом по поводу экономического положения многих стран мира: Мальтус-старший убеждал сына в том, что развитие технического прогресса и экономический рост позволят будущим поколениям жить с более высоким уровнем благосостояния, чем теперь. Однако Томас с ним категорически не соглашался и выдвигал свои аргументы, которые позже сформулировал в своей знаменитой книге «Опыт о законе народонаселения» (1798).

Рассматривая в данном эссе тенденции роста населения в разных странах мира и сопоставляя его с экономическими показателями, Мальтус приходит к выводу о существовании «естественного» закона роста популяции людей, численность которых возрастает в геометрической прогрессии: 1, 2, 4, 8, 16 и т.д. Что же касается производства средств к существованию и жизненного уровня граждан той или иной страны, то здесь рост наблюдается в арифметической прогрессии: 1, 2, 3, 4, 5 и т.д. (см. рис.2).

Рис.2. Модель экономической турбулентности Мальтуса. Равновесные состояния краткосрочны, кризисы долговременны.

Рис.2. Модель экономической турбулентности Мальтуса. Равновесные состояния краткосрочны, кризисы долговременны.

В результате различной динамики этих двух процессов возникает незатухающий конфликт за рабочие места, за жилье, за экономические ресурсы. Имея огромную конкуренцию на рынке труда, предприниматели и собственники всех видов, начинают снижать заработную плату и ухудшать условия труда наемным работникам. Состояние кризиса перманентно нарастает до тех пор, пока война, социальный взрыв, эпидемия не уменьшат население. Тогда-то и наступает краткосрочное состояние экономического равновесия. Возобновляющийся вскоре после убыли населения демографический рост вновь открывает путь для воспроизводства хозяйственного цикла.

Такой пессимистический прогноз развития хозяйственной системы вызывал уныние у общественности, которая стала называть экономику «мрачной наукой». Экономисты на это отвечали, что физику никто не называет мрачной наукой, хотя электрический ток убивает.

Что же касается модели Маркса, то она опирается на следующие положения. Движущей силой развития общества является экономика; именно она определяет тип политической организации государства. Маркс, таким образом, выделил экономический базис и политическую надстройку. Типы экономических отношений (которые Маркс назвал общественно-экономическими формациями) сменяют друг друга не произвольно, а в определенной последовательности и закономерности.

В марксовых построениях мы незримо ощущаем влияние Кенэ, основные идеи которого развиты и применены несколько в ином преломлении. Общественные классы играют у Маркса ту же ведущую роль, что и у Кенэ. Однако общество и экономика все время находятся в состоянии неравновесия – основные классы в виде пролетариата (наемного труда) и буржуазии (владельцев бизнеса) непрерывно конфликтуют из-за возникающих между ними непримиримых (антагонистических) противоречий (см. рис.3).

Рис.3. Модель внутреннего конфликта рыночной экономики по Марксу.

Рис.3. Модель внутреннего конфликта рыночной экономики по Марксу.

Стационарного состояния в экономике, согласно Марксу, никогда не возникает, поскольку противоречия между трудом и капиталом все время существуют, то обостряясь, переходя в открытые столкновения, то затихая, на время принимая латентные формы.

Кризисы перепроизводства по Марксу, возникают в любом развитом рынке (или как его называет Маркс, товарном производстве). Это связано с тем, что количество циркулирующих в хозяйственной системе стоимостей равно сумме ценностей всех произведенных товаров. Прибавочная стоимость выпадает из этого баланса, поэтому предъявляемый рабочими и членами их семей спрос на произведенные ими же стоимости всегда меньше, чем стоимость всей массы выпущенных товаров. А это означает, что с определенной периодичностью либо все товары должны снижать свою стоимость, что выражается в падении цен, либо сжимается как шагреневая кожа прибавочная стоимость, присвоенная бизнесом, что ведет к массовым банкротствам предпринимателей.

Выход из создавшегося положения Маркс предлагает радикальный – раз рыночную экономику нельзя вылечить от встроенных в нее дефектов, то лучше отказаться от эксплуатации человека человеком и перейти к новой экономической формации – коммунизму, где нет противоречий между трудом и капиталом, поскольку это новое, бесклассовое и бесконфликтное общество.

Следует отметить, что какого-либо практического значения для регулирования экономики марксова модель не имела. В этом смысле весьма показательным является высказывание Л.Д.Троцкого: «Кто с помощью марксизма желает наладить свечной заводик, тот не знает ни свечного производства, ни марксизма». В то же время идеологическое значение модели Маркса было огромно. Однако попытки реализовать на практике положения марксизма окончились в нашей стране и за рубежом неудачно.

Французский экономист Л.Вальрас (1834-1910), основатель лозаннской школы (преемником которого впоследствии стал В.Парето), отверг модель Маркса и заложил в свою модель рыночного равновесия совсем другие принципы. Исходными параметрами модели Вальраса стали не классовые подходы Кенэ и Маркса, не вопросы политического устройства государства или определения стоимостей создаваемого продукта. Вальрас вообще отказывается от категории стоимости как слишком умозрительной величины, а концентрирует внимание на рынках, ценах и полезности. Он задает себе вопросы фундаментального характера: а) всегда ли равновесие на рынках продуктов соответствует равновесию на рынках факторов производства? б) гарантирует ли рыночный механизм достижение общего равновесия, и если да, то является ли этот результат единственным или существует несколько наборов цен, удовлетворяющих этому результату? в) если существует единственный вариант равновесия для многих рынков, то будет оно устойчивым (т.е. случайное отклонение будет вести к возврату равновесия автоматически)?

Схематично модель равновесия Вальраса можно показать следующим образом (см. рис.4). Представим себе, что все экономическое сообщество собралось в операционном зале Парижской биржи (именно там к Вальрасу пришла идея подобного описания), наполненном продавцами и покупателями, выкрикивающими свою цену.

Рис.4. Упрощенная модель рыночного равновесия по Вальрасу.

Рис.4. Упрощенная модель рыночного равновесия по Вальрасу.

В центре зала находится предприниматель (координатор, аукционист), который выполняет две функции. Во-первых, он покупает у производителей их, как выражается Вальрас, «производительные услуги», то есть плодородие их земель, производительность их капиталов, силу труда рабочих, услуги либеральных профессий. Оплачивая их по цене, определенной законами обмена, он определяет доход каждого из этих лиц: землевладельцу он уплачивает ренту, владельцу капитала – процент, рабочему – заработную плату.

Но как и по какой цене определяются они? Законом предложения и спроса, как на бирже для любых ценностей. И вот цена будет падать или подниматься до тех пор, пока она не приведет к равновесию количества требуемых и предлагаемых услуг.

Во-вторых, предприниматель продает аграрные или фабричные продукты, которые выпускаются с его фермы или фабрики. Но кому он продает их? Тем же самым персонажам, сменившим обличие и превратившимся в потребителей. Действительно, те же самые лица – землевладельцы, капиталисты, рабочие, которые раньше фигурировали в качестве продавцов услуг, теперь появляются перед нами в качестве покупателей продуктов.

Для Вальраса стало очевидным, что вся ценность производительных услуг, с одной стороны, и вся ценность продуктов — с другой, должны быть математически равны между собой, так как предприниматели не могут получить за поставленные продукты больших платежей, чем те, которые они дали тем же самым лицам, только что бывшим производителями, в уплату за их услуги. Это замкнутый круговорот, в котором циркулирует определенное количество капиталов, товаров и услуг. Это то же самое, что мы видели в модели Кенэ, только ближе стоящее к действительности.

 


[i] Прив. по: Жид Ш., Рист Ш. История экономических учений. Пер. с фр. – М.: Экономика, 1995. – С.490.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.


*