Экономический интерес в системе конкуренции

Пытаясь осмыслить причины конкуренции, исследовать глубинные основы этого явления, мы неизбежно приходим к анализу ее первоосновы – категории интереса (от лат. interest – иметь значение, важно). Именно интерес выступает реальным драйвером тех или иных действий, является истинной причиной социальных и экономических явлений и событий. Французский философ Гельвеций усматривал в категории интереса фундаментальную основу этики, политики, экономики, общественного устройства в целом. Он подчеркивал: «Если физический мир подчинен закону движения, то мир духовный не менее подчинен закону интереса. На земле интерес сеть всесильный волшебник, изменяющий в глазах всех существ вид всякого предмета».[1]

Некоторые исследователи считают, что свой собственный интерес имеет каждый живой организм, и именно здесь, с появлением интереса, оформляется водораздел между живой и неживой материей. Так, Ю.Осипов отмечает: «Живая система, в отличие от неживой, служит самой себе, обладая собственным интересом».[2] Совпадающие интересы и цели отдельных индивидов приводят к соперничеству за ресурсы, к конкуренции во всех ее видах и проявлениях.

Правомерно ли говорить о явлении недобросовестной конкуренции в живой природе вообще, или это понятие применимо только для человеческой деятельности? Формально мы наблюдаем массу явлений, имеющих место в животном и растительном мире, которые связаны с имитацией чего-либо, с хитростями и обманами, характерными для недобросовестной конкуренции. Типичные тому примеры – мимикрия, маскировка одних видов насекомых, грибов, растений под другие. Как обман можно истолковывать подделку запахов (феромонов) некоторыми видами насекомых для привлечения своих жертв. И даже на уровне простейших организмов существуют подделки и маскировки, вводящие в заблуждение иммунную систему, пытающуюся уничтожить непрошенных гостей.

Для систем живых организмов вне человеческого общества говорить о недобросовестной конкуренции, говорить, вероятнее всего, не приходится, вследствие того, что там не действуют морально-этические категории совести, справедливости, нравственности. Эта высшая область моральных устоев является важнейшей составляющей при исследовании категории интереса и недобросовестной конкуренции.

В социально-экономических системах носителями интересов являются отдельные индивиды и их объединения; направление тех или иных интересов предопределяет их поведение и тенденции развития общества в целом. Учитывая это обстоятельство, а также с целью удобства последующего анализа явления конкуренции, сформируем вспомогательную теоретико-поведенческую модель отдельного индивида – участника конкуренции. В основу формирования модели положим теоретические разработки В.Парето и З.Фрейда. Структуру модели представим следующим образом (см. рис.1).

Рис.1. Поведенческая модель личности
Рис.1. Поведенческая модель личности

Область интересов локализуется в аппарате мышления человека; последний целесообразно подразделять на отдельные компоненты. Впервые выделил три составляющие в аппарате мышления личности основатель психоанализа З. Фрейд в 1920-х годах.[3] Он выделил как основной по значимости компонент − бессознательную область (область инстинктов), которую В.Парето определил как сферу движущих сил, в основе которой – инстинкты, желания, интересы, изначально присущие человеку и которые составляют устойчивую психологическую константу. Здесь лежат истинные побудительные мотивы индивида, его фундаментальные интересы. Этот комплекс Парето назвал «остатком».

Область моральных устоев играет значительно меньшую роль в поведении человека, нежели область бессознательного. По Парето, человеку изначально задана необходимость в логическом, вернее, псевдологическом обосновании своего поведения, истинные мотивы которого он маскирует при помощи псевдоаргументов. Эти элементы Парето назвал «производными». Их наличие не говорит о сознательном лицемерии, так как человек, как правило, верит в истинность обоснований. Этим элементом объясняется существование идеологий и доктрин.

Двигаясь по ступеням эволюции, человек все более расширяет область моральных устоев, выходя за пределы конкуренции без правил, которая присуща, как мы упоминали выше, животному и растительному миру. Со временем нравственные категории приобретают в соперничестве все большую роль. Однако человечеству предстоит еще очень долгий путь самосовершенствования, прежде чем мораль победит инстинкты. Можно с уверенностью сказать, что недооценка роли бессознательного в поведении человека предопределила, в конечном счете, крах мировой коммунистической системы, идеологи которой считали, что воспитанием и перевоспитанием можно добиться редукции эгоистических мотивов. Выдвижение подобных принципов, как минимум, преждевременно.

Теоретическая модель поведения человека, взятая нами за основу в анализе конкурентных отношений, конечно, не описывает все разнообразие культурных, этнических, личностных и иных особенностей и действий людей в повседневной жизни. Тем не менее, общие черты, характеризующие массовое поведение людей с «усредненной» индивидуальностью, данная модель вполне адекватно отображает. Ее постулаты, требующиеся нам для последующего анализа, мы можем сформулировать следующим образом:

  1. На современной стадии развития человека психологические константы, лежащие в области бессознательного, сильнее этических принципов, лежащих в зоне предсознательного. Это означает, что люди, в массе своей, еще неопределенно долгое время будут предпочитать эгоистическое поведение альтруистическому.
  2. С течением времени область предсознательного (СуперЭго) будет иметь все большее значение. Однако процесс этот длительный, эволюционный. Революциями и форсированными методами, как показала практика, проблему в короткие сроки решить не удастся.
  3. Недобросовестная конкуренция по своей природе порождается эгоизмом и несовершенством человеческого мышления и поведения.

Кроме интересов отдельной личности, в обществе действует множество коллективных интересов, сгруппированных по принадлежности к той или иной организации или сообществу (профсоюзу, предприятию, государству, религиозной конфессии и проч.). Причем групповые интересы не являются простой суммой индивидуальных интересов, а представляют собой их равнодействующую величину, качественно новое образование. Здесь мы вправе говорить о коллективном бессознательном, которое также, при определенных условиях, становится первоосновой для недобросовестной конкуренции между государствами, экономическими, политическими и бизнес-сообществами.

 

[1] Гельвеций К.А. Об уме. – С.34.

[2] Осипов Ю. Опыт философии хозяйства. – С.41.

[3] Фрейд P. Введение в психоанализ. – С.349.

 

Прив. по: Галкин В.В. Методы недобросовестной конкуренции: экономическое содержание и правовое регулирование. – С.6-9.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*