Деятельность Совета Экономической Взаимопомощи

В  то  время  как  США  приступили  к  реализации  плана  Маршалла,  СССР  стремился создать  симметричную  организацию  для  стран,  оказавшихся  в  сфере  его  влияния.  С  этой целью в январе 1949 г. учреждается Совет Экономической Взаимопомощи /СЭВ/, в который входили,  помимо  СССР;  Болгария,  Венгрия,  Польша,  Румыния,  Чехословакия.  Немного позже  к  СЭВу  присоединилась  Албания  и  ГДР.  С  созданием  в  1955  г.  Организации Варшавского  Договора  как,  военно-политического  блока  социалистических  стран  в противовес НАТО, завершилось объединение центрально-европейских государств в рамках сплоченного социалистического лагеря.

Создание Совета Экономической Взаимопомощи не означало перехода к новому курсу экономических взаимоотношений. Как свидетельствовало название новой организации, она должна была лишь координировать взаимную помощь в достижении каждым государством экономической  самостоятельности.  Решение  же  об  основных  принципах  международного разделения  труда  было  принято  только  в  1962  г.  Несомненно,  в  какой-то  степени  это  был ответ  на  образование  «Общего  рынка»  включение  в  процесс  экономической  интеграции должно  было  отличаться  от  процесса  включения  в  интеграцию  капиталистическую.  Если капиталистическая  интеграция  означала  образование  «Общего  рынка»,  то  в  условиях плановой экономики упор делался на объединение усилий в области планирования.

В первые полтора-два десятилетия экономика и взаимные связи стран СЗВ развивались достаточно  динамично:  в  тот  период,  как  свидетельствовали  объективные  сопоставления, они  неуклонно  улучшали  по  многим  показателям  свои  позиции  в  экономическом соревновании двух систем. На фоне успехов родилась идея не только координировать друг с другом пятилетние народнохозяйственные планы, но и согласовывать перспективы развития на  более  длительный  период  в  10-15  лет.  А  для  этого  важно  было  наметить  общие стратегические ориентиры в экономическом сотрудничестве.

Сессия СЭВ в 1958 г. поручила Секретариату этой организации разработать «Основные принципы международного социалистического разделения труда». Коллективный документ рождался в ходе достаточно острых обсуждений, отражавших взгляды представителей стран-членов СЭВ на перспективы развития национальной экономики и ее место как в системе СЭВ,  так  и  в  мире.  Перед  глазами  разработчиков  находился  негативный  пример колониального  разделения  труда,  которое  унаследовали  добившиеся  политической самостоятельности государства Азии, Африки и Латинской Америки, и которое оставалось препятствием  на  пути  преодоления  их  отсталости.  Оно  характеризовалось  углубляющимся разрывом  в  уровнях  экономического  развития  между  богатыми  и  бедными  странами, неэквивалентным обменом между ними, монокультурной специализацией бывших колоний и  их  положением  аграрно-сырьевых  придатков  индустриальных  государств.  Поэтому  само собой разумеющейся антитезой этому должны были стать такие принципы разделения т руда в рамках СЭВ, как высокий экономический эффект от международного сотрудничества для каждой страны и «постепенное преодоление исторически сложившихся различий в уровнях экономического развития».

При этом разработчики считали, что эффект от разделения труда должен  выражаться  в  удешевлении  производства  продукции,  повышении  ее  качества  и технического  уровня.  Правда,  возникла  дискуссия  относительно  того,  как  оценивать  этот эффект:  с  точки  зрения  экономии  труда  во  всем  обществе  или  в  отдельных  странах-участницах. Она закончилась выводом, что национальные интересы не могут приноситься в жертву общим, не имеющим ясного субъекта наднациональным интересам, и поэтому всегда требуется нахождение взаимовыгодных для всех сотрудничающих стран решений. Тем более что  за  рассуждениями  о  приоритете  интернационального  подхода  порой  скрывались интересы экономически более сильных и развитых стран.

С  целью  получения  объективной  информации  о  полных  издержках  производства продукции, которая становилась предметом специализации и кооперирования в рамках СЭВ, были  предприняты  попытки  разработать  методы  межведомственных  сравнений себестоимости продукции. Эксперты разработали соответствующую методику, к сожалению, весьма  сложную  для  практического  применения.  Однако,  показательно,  само  стремление найти  критерии  для  оценки  эффективности  и  взаимовыгодности  формирующегося механизма разделения труда, так чтобы ни один из его участников не оказался в накладе.

При  формулировании  принципа  преодоления  различий  в  уровнях  развития представители  ГДР  и  Чехословакии  настояли  на  том,  чтобы  его  реализация  не  сводилась только  к  помощи  со  стороны  развитых  государстве,  а  предполагала  прежде  всего собственные усилия менее развитых стран. Соответственно в документе было записано, что выравнивание  должно  достигаться  «путем  индустриализации  стран  с  относительно невысоким  уровнем  экономического  развития  и  на  основе  максимального  использования внутренних возможностей каждой страны, а также преимуществ мировой социалистической системы».

У идеологов социалистического мирового хозяйства преобладали в ту пору несколько романтические  представления  о  возможностях  и  преимуществах  международного разделения  труда  нового  типа.  Ключевыми  словами  являлись:  «международная специализация»  «кооперирование  производства» отдельных  видов  машин  и  оборудования, их  узлов  и  компонентов.  Казалось,  чем  глубже  удастся  разделить  труд,  тем  больший выигрыш ожидает все страны вместе взятые и каждую из них в отдельности.

Но, с другой стороны,  международный  опыт  свидетельствовал, что  чрезмерная  концентрация  на  узком круге экспортных отраслей затрудняет использование преимуществ разделения труда внутри стран и комбинирования взаимосвязанных и взаимодополняющих производств в пределах их территорий.  Преодоление  отставания  в  экономическом  развитии  справедливо  связывалась лидерами соответствующих стран с индустриализацией, развитием основного круга отраслей современной  промышленности.  Словом,  проблема  сочетания  экспортной  специализации  в избранных  отраслях  с  формированием  оптимального  народнохозяйственного  комплекса оказалась наиболее дискуссионной и трудноразрешимой.

Наконец,  среди  принципиальных  свойств  новой  системы  международного  разделения труда  отмечалась  необходимость  соблюдать  соответствие  между  потребностями  и имеющимися  возможностями  их  удовлетворения,  спросом  и  предложением  как  в  пределах отдельных  стран,  так  и  во  всем  сообществе  стран  СЭВ.  Взгляд  на  это  сообщество  как  на взаимоувязанный и сбалансированный комплекс национальных хозяйств, в котором должны соблюдаться объективные закономерности и пропорции динамичного развития, представлял еще  одну  антитезу  мировой  капиталистической  экономике,  развивающейся  крайне неравномерно  и  потрясаемой  время  от  времени  кризисами  сбыта  и  платежей,  ростом безработицы, всплесками инфляции и финансовыми банкротствами целых стран.

Получив  одобрение  на  сессии  СЭВ,  а  затем  и  в  июле  1962  г.  на  совещании руководителей  стран-членов  СЭВ,  «Основные  принципы  международного социалистического  разделения  труда»  превратились  в  документ  программного  характера, своего  рода  коллективное  средство  развития  взаимного  экономического  сотрудничества. Этот  документ,  правда,  не  давал  ответа  на  многие  практические  вопросы,  не  определял конкретные  механизмы  претворения  в  жизнь  декларируемых  принципов,  а  лишь  заявлял  о совместных  намерениях  создать  более  совершенную,  чем  капиталистическая, мирохозяйственную систему.

Тем  не  менее,  провозгласив  новые  принципы  и  начав  не  без  успеха  претворять  их  в жизнь,  Совет  Экономической  Взаимопомощи  оказал  определенное  влияние  на подход развивающихся  государств  к  переустройству  мирового  экономического  порядка,  да  и  на представления международных политических и интеллектуальных кругов по этим вопросам. Показательно,  что  два  конгресса  Международной  экономической  ассоциации  в  середине 1970-х и начале 1980-х гг. поставили в центр своего внимания проблемы развития мировой экономики.

Как  уже  говорилось,  международное  разделение  труда  означало,  что  каждая  страна будет  специализироваться  на  тех  отраслях,  которые  наиболее  соответствуют  условиям данной страны (сырье, кадры, традиции) с тем, чтобы обеспечить продукцией этих отраслей и  другие  страны,  получая  в  обмен  их  продукцию.  Подобное  разделение  труда  требовало координации народнохозяйственных планов: в них необходимо было учитывать потребности в  той  или  иной  продукции  не  только  своей  страны,  но  и  других  стран;  необходимо  было рассчитать  и  сделать  соответствующие  запросы  на  продукцию  других  стран.  Иными словами, требовалось планирование уже в международном масштабе.

В  теории  социалистическая   экономическая  интеграция  шла  даже  несколько  дальше капиталистической:  стихийное  регулирование  «Общего  рынка»  заменялось  сознательным планированием.  Однако  общие  недостатки  централизованной  системы  управления  хозяйством проявились и в процессах интеграции. Слабым  местом  в  развивающейся  в  рамках  СЭВ  интеграции  оставался  механизм сотрудничества,  практически  исключавший  прямые  сделки  между  предприятиями  и переносивший  принятие  решений  на  государственный  уровень.  Координация  пятилетних планов,  межведомственные  (на  министерском  уровне)  соглашения  о  специализации  и кооперировании  производства,  ежегодно  определяемые  Госпланами  и  министерствами внешней торговли списки взаимных товарных поставок и фиксированные цены на них — все это  представляло  жесткую бюрократическую  конструкцию,  в  которой  рыночные инструменты  (цены,  отражавшие  соотношение  спроса  и  предложения,  валюта  и  валютный курс, конкуренция) играли подчиненную, порой чисто формальную роль.

Этот изъян оказался предметом полемики на конгрессе Международной экономической ассоциации в Будапеште в августе 1974 г., посвященном теме: «Экономическая интеграция. Глобальная,  региональная,  секторальная».  Она  развернулась  вокруг  доклада  под  названием «Международная  интеграция  посредством  планирования  и  с  помощью  рынка».  В  нем содержался  сравнительный  анализ  двух  типов  региональной  интеграции  в  Европе  и предпринималась  попытка  объяснить  сильные  стороны  координации  планов  и  слабость рыночной либерализации как методов осуществления интеграции.

Одним  из  главных достоинств  социалистической  интеграции  явилась  тенденция  к выравниванию  уровней  экономического  развития.  Отсталые,  страны  в  составе  СЭВ развивались ускоренно, догоняя передовые. Так, к 1986 г. промышленное производство ГДР, по  сравнению  с  довоенным  уровнем  выросло  в  12,5  раза,  в  Чехословакии  в  13,5  раза,  в Венгрии — в  14,5,  Польши — в  32,Болгарии — 90  раз.  Но,  в  сущности,  это  означало,  что тенденции  к  достижению  экономической  самостоятельности  каждой  страны,  к  созданию  в каждой  стране  полного  комплекса  отраслей  производства  сохранилась  и  в  период интеграции. Это означало, что индустриальные страны, чтобы помочь отстающим, должны были приобретать у них такие товары, которые дешевле было бы производить у себя. Так, себестоимость машиностроительной продукции Болгарии была вдвое выше, чем аналогичная продукция ГДР, тем не менее ГДР должна была приобретать болгарские машины. ГДР при этом  терпела  экономический  ущерб,  а  для  болгарской  промышленности  создавались тепличные  условия,  развивались  неконкурентоспособные  производства.  Главное достоинство интеграции обращалось в недостаток.

Тепличные условия создавались не только для самых отсталых стран, Большую часть советского экспорта в страны СЭВ составляли сырье и топливо (70-80% объема экспорта), а импортировал  СССР  продукцию  обрабатывающей  промышленности.  По  составу  внешней торговли  СССР  оказывался  слаборазвитой  страной.  Но  страны  СЭВ  бедны  ресурсами, поэтому СССР был вынужден обеспечивать их топливом и сырья. К тому же цены топлива и сырья  в  рамках  СЭВа  были  установлены  ниже  мировых  цен,  что  называлось «корректировкой  по  политическим  мотивам».  Это  уменьшало  стимул  к  их  экономии.  На единицу продукции в социалистических странах расходовалось топлива и сырья на 20-30% больше, чем в развитых капиталистических странах. Дешевые ресурсы тормозили переход к ресурсосберегающим технологиям.

В обмен на свои товары СССР был вынужден приобретать промышленную продукцию, качество  которой  было  значительно  ниже  мировых  стандартов.  Координируя  взаимные поставки,  СЭВ  обеспечивал  гарантированный  сбыт  товаров.  В  результате  страны  СЭВ ограждались от международной конкуренции, а по этой причине здесь замедленно развивала научно-техническая  революция.  Только  15-20%  взаимных  поставок  промышленной продукции внутри СЭВ соответствовало мировым стандартам.

Научно-техническая  революция  выражается  в  развитии  международного  разделения труда,  поэтому  в  капиталистическом  мире  торговля  между  странами  росла  быстрее,  чем производство.  А  в  странах  СЭВ  она  росла  на  уровне  темпов  роста  производства.  В  этих странах  в  80-х  гг.  экспорт  на  душу  населения  был  в  4,5  раза  меньше,  чем  в  Европейском экономическом сообществе. Интеграция была принята как лозунг, как направление развития, но не подкреплялась соответствующими экономическими стимулами. В отношениях между государствами действовала та же распределительная система, что и внутри каждой страны.

На  все  эти  процессы  накладывались  общие  недостатки  плановой  системы хозяйствования.  В  результате  стали  замедляться  темпы  экономического  роста.  По  странам СЭВ  в  80-х  гг. они  составили  1,5-2%  в  год.  Чтобы  решить  назревавшие  экономические проблемы, некоторые страны (например, Польша) попытались усилить экономические связи с  Западом.  Взяв  за  образец  японскую  модель,  они  стали  закупать  на  Западе  лицензии  и оборудование,  с тем, чтобы  вернуть  долг  продукцией  новых  предприятий.  Но  для строительства  новых  заводов  не  хватало  средств,  эти  заводы  не  вписывались  в существовавшую структуру хозяйства.

Экономические  реформы,  которые  стали  проводиться  во  второй  поло-вине  80-х  гг. почти  во всех  странах  Восточной  Европы,  ускорили  дезинтеграцию.  Льготные  цены  на нефть, которые были формой субсидирования социалистического строительства, в это время стали  повышаться,  приближаясь  к  мировому  уровню.  Потеря  гарантированного  советского рынка  вызвала  серьезные  затруднения  в  экономике  восточноевропейских  стран.  За изымаемой из взаимного обмена продукцией стояли огромные производственные мощности, созданные на основе совместного сотрудничества.

События  80-х  гг.  еще  раз  показали,  что  экономические  реформы  тесным  образом связаны  с  политическими  изменениями.  Об  этом  прямо  свидетельствовали:  а)  падение темпов  роста  экономики;  б)  отставание  наукоемких  производств;  в)  диспропорции  в социальной сфере; г) нарушение финансовых пропорций макроэкономического развития; д) рост внешнего долга; е) низкий по европейским меркам уровень жизни.

1990 г. стал переломным. В этом году промышленное производство Польши упало на 23 %, Румынии – на 20 %. Болгарии –на 10,7 %, Венгрии –на 50 %, Чехословакии на 3,7 %. Эти  страны  стояли  перед  необходимостью  смены  модели  социально-экономического развития. По  происшествии  более  четверти  века  стало  очевидным,  что  сочетание государственного регулирования и рыночного, на основе свободной конкуренции, остается актуальной  темой,  а  может  быть,  даже  представляет  собой  ключевую  проблему переустройства мирового экономического порядка.

Справедливости  ради  следует  сказать,  что  на  будапештском  конгрессе,  да  и  ранее,  в 1969 – 1971  гг.,  при  составлении  Комплексной  программы  социально-экономической интеграции  стран  СЭВ  наблюдалась  переоценка  возможностей  и  преимуществ  плановых методов  сотрудничества  и  умаление  роли  рыночных  механизмов.  Но  у  большинства западных  экономистов  преобладала  другая  крайность — вера  во  всесилие  свободного  от всякого  государственного  вмешательства  рынка.  И  только  немногие  из  них,  включая  Л.Эрхарда,  признавали  необходимость  программирования  и  дирижизма,  расходясь  лишь  в вопросе о пределах и методах государственного вмешательства в интеграционные процессы. Мировой  экономический  порядок  понимался  тогдашней  западной  экономической  мыслью как  продукт  действия  свободных  рыночных  сил  при  минимальной  координирующей  роли государств и их вмешательстве.

 

Источник: Краткая история российской экономики. Учебное пособие.2-е доп. изд. под ред. проф. Ю.П. Филякина — М.: Меридиан, 2007. —  320 с.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*