Биометрия и криминалистика

Как известно, биометрия – это вся информация, которая характеризует физиологические и биологические особенности человека, на основании которых можно установить его личность, что может способствовать идентификации личности, например, слепки, рентгеновские снимки, фотографии. Не секрет, что методы совершения преступлений становятся все более изощренными, и, соответственно, криминалистической науке свойственно постоянное развитие, поэтому взаимодействие криминалистической науки и биометрии, особенно в рамках судебно-экспертного исследования, требуется более тесное. Это закономерно, так как так такая информация является ценной в решении задач, возникающих в ходе расследования преступлений.

Привлечение новейших достижений биометрии в сферу правоприменительной деятельности при расследовании преступлений позволяет решать ряд не только идентификационных, но и диагностических задач. Наиболее распространенным является использование дактилоскопической информации. При этом под дактилоскопической информацией понимается информация об особенностях строения папиллярных узоров пальцев рук человека и о его личности [6, с. 8].

Широко распространенная форма использования достижений биометрии является использование дактилоскопических учетов. Современные технико-криминалистические возможности в проведении дактилоскопической идентификации имеют огромный потенциал. Дактилоскопические учеты всех ведомств на современном этапе компьютеризированы и являются автоматизированными информационными системами.

Основной наиболее предпочтительной и приоритетной автоматизированной дактилоскопической информационной системой в Российской Федерации является АДИС «Папилон», которая успешно апробирована и принята на вооружение в МВД, ФСБ, ФСИН, ФСКН, ФМС. Данная система предоставляет следующие возможности:

1. Ввод и хранение в базе данных электронных дактилокарт, включающих в себя: текстовую информацию, отпечатки пальцев и ладоней, контрольные оттиски, дактилоформулу, фотоизображения внешности и особых примет, словесное описание внешности, снимок сетчатки глаза;

2. Ввод и хранение в базе данных следов пальцев рук и ладоней, изъятых с мест преступлений;

3. Импорт/экспорт дактилокарт и следов в форматах МВД России, Интерпол, ФБР;

4. Автоматические поиски карта-карта, карта-след (пальца, ладони), след (пальца, ладони) — карта, след (пальца, ладони) — след (пальца, ладони) для всех вводимых в базу данных дактилокарты или следа;

5. Автоматический поиск по словесному описанию внешности;

6. Автоматизированное составление дактилоформулы;

7. Ведение автоматизированного дактилоучета: получение выборок из базы данных, сортировка списков базы данных, удаление и редактирование записей;

8. Просмотр и печать текстовой и графической информации (отпечатки, следы, фотоизображения);

9. Печать документов, списков, справок, статистической информации;

10. Построение распределенных систем, удаленный ввод дактилоскопической информации, удаленный доступ к центральной базе данных;

11. Взаимодействие с другими видами автоматизированных учетов [4, с. 39].

Однако практика показывает, что зачастую следователи и эксперты сталкиваются с исходной неполнотой и низким качеством дактилоскопических отпечатков. Задачи применения биометрических характеристик отличаются высоким качеством изображения и относительно большой площадью отпечатка. В этих условиях необходима разработка методов, обеспечивающих надежность и точность идентификации.

В связи с этим особую актуальность приобретают исследования биометрических данных с использованием методов, связанных с логистической регрессией, позволяют прогнозировать конституциональные, физиогномические и соматометрические признаки человека. Так, с вероятностью 95–98% могут быть установлены такие значимые показатели физического развития, как длина тела, поперечный диаметр головы, высота верхнегрудинной, позвоночной, плечевой, лучевой, шиловидной, пальцевой и верхнеберцовой точек, обхват груди и голени. Например, у мужчин при выявлении внешне-опознавательных признаков с вероятностью 90–98% могут быть оценены цвет (оттенок) кожи, степень выступания скул, выраженность надбровья, форма волос, профиль лица, ширина глаз (межглазья), толщина губ, а у женщин – форма бровей, цвет и форма волос, скошенность лба.

В то же время показатели достоверности иных результатов исследования составляют: при определении руки – 90–98%, при определении пальца – 85–93%; при установлении единства происхождения отпечатка двух пальцев – 85–90%, двух кистей – 95%; при определении половой принадлежности трупов неизвестных лиц по одному пальцевому узору – 80–90%, по узорам 7–8 пальцев – 90–98%; при установлении биологического возраста: от +/- 7–9 лет до +/- 6–7 лет; при определении длины тела: от +/- 5–6 см до +/- 4–5 см [5, с. 40].

Перспективным в связи с вышеизложенным является развитие направления идентификации личности по габитоскопическим признакам. Для этого интересен опыт пенитенциарной системы. Наиболее эффективным средством обеспечения контроля в данной области является биометрическая идентификация осужденного, которая представляет собой автоматизированный способ распознавания личности путем проверки ее уникальных параметров.

Основными методами, использующими биометрические характеристики человека, являются идентификация по отпечаткам пальцев, радужной оболочке, геометрии лица, сетчатке глаза, рисунку вен руки, геометрии рук. Биометрические идентификаторы обеспечивают очень высокие показатели: вероятность ошибки составляет доли процентов (0,1%), время идентификации – единицы секунд.

Тем не менее, использование одного идентификатора не исключает принятия ошибочных решений, поэтому оптимальной схемой идентификации осужденных является совмещение нескольких типов идентификации: двух или трех с учетом категории осужденных, привлечения к труду, организации производственного процесса.

Следует отметить, что в пенитенциарной практике многих зарубежных стран системы биометрической идентификации успешно применяются уже более 10 лет. В тюрьмах США каждый заключенный регистрируется в системе идентификации, содержащей анкетные данные, кодированное цифровое изображение руки, сетчатки глаза и сканированный отпечаток пальцев [2, с. 168].

Так, в опытном порядке в ряде ИУ и СИЗО с 2009 года функционирует система идентификации личности «Фэйс-интеллект». Главная цель использования новейшей системы распознавания – на 100% исключить подмену лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, при проведении следственных действий или этапировании на судебные заседания. «Фэйс-интеллект» считывает индивидуальные особенности человеческого лица по биометрическим параметрам, которые в виде электронной фотографии заносятся в базу данных. При несовпадении каких-либо параметров система автоматически выдает сигнал тревоги [8, с. 204].

Для человека это вид во весь рост, когда фиксируются одновременно элементы одежды от головного убора до обуви, цвет волос, прическа, носимые вещи и т.п. Фиксация человека в полный рост, хотя бы на короткое время видеозаписи, позволяет получить ценную биометрическую информацию, касающуюся его статических и динамических габитоскопических свойств: телосложения, походки, жестикуляции и др. Даже попадание человека в зону наблюдения всего на 1 секунду позволяет получить распечатку до 25 кадров его изображения в течение этого времени (в зависимости от скорости видеозаписи).

Для того, чтобы использовать в полной мере данные возможности биометрии в расследовании преступлений необходим научный подход к области фиксации и учета данных биометрических признаков, их систематизация, а также обеспечение к ним доступа правоохранительных органов. В этой связи необходим поиск и разработка материальных носителей информации о биометрических данных человека и возможностей их последующей фиксации и использования правоохранительными органами.

Для большей эффективности необходимо установление между различными видами учета биометрических данных человека особых информационных связей, дополняющих друг друга. Ведь, зачастую, получение одного или нескольких биометрических признаков недостаточно для отождествления личности. Кроме того, изучение законодательства в области использования криминалистических учетов показывает, что отсутствуют эффективные методические указания по работе с биометрической информацией, отсутствует единый понятийный аппарат. В каждом ведомстве установлены свой порядок и механизм работы с биометрической информацией, а также методика работы с данной информацией. По мнению некоторых авторов, сегодня можно с уверенностью говорить о том, что создание единой базы биометрических данных граждан Российской Федерации в интересах борьбы с преступностью и обеспечения общественной безопасности стало очевидностью.

Самым веским основанием создания такой базы является создание условий для быстрого идентифицирования преступников, опознания погибших и нахождения потерявшихся. Вместе с тем обязательная биометрическая регистрация введена законодательством многих стран, при этом геномная регистрация, как часть биометрической и требующая значительных материальных затрат, осуществляется в Аргентине, Великобритании, США и Франции [3, с. 22].

Обязательная биометрическая регистрация в России должна включать такие составляющие, как:

1. Цифровое фотографирование лица человека;

2. Дактилоскопирование ногтевых фаланг десяти пальцев рук и ладоней человека;

3. Получение геномной информации из биологического материала человека.

Говоря об экономической стороне вопроса при создании указанной базы данных, отметим, что на сегодня материально рентабельными являются первые два способа регистрации, а именно цифровое фотографирование лица человека и дактилоскопирование. Фотографирование лица человека с высокой степенью разрешения уже отработано как технически, так и методически на примере изготовления отечественных заграничных паспортов [3, с. 22]. На мой взгляд, данное предложение, хоть и имеет научный интерес и высокую практическую значимость, имеет очень долгосрочную перспективу.

Всеобщая геномная регистрация – очень затратное мероприятие с финансовой точки зрения, требует значительных организационных вложений, специального медицинского оборудования и подготовленного персонала. Поэтому пока данный вид биометрической регистрации пока не может быть осуществлен. Даже если будет принято решение об обязательной биометрической регистрации, возникает вопрос механизме его реализации.

Приведем некоторые цифры. Сегодня в нашей стране массив дактилокарт охватывает примерно 40–45 млн граждан России и около 1,8 млн мигрантов. Если дактилоскопировать граждан нашей страны с 14 до 80 лет, то требуется дополнительно охватить 72–77 млн. человек. К этим цифрам надо будет добавить еще около 5 млн. мигрантов. Если абстрагироваться от базовых чисел, то получается такая перспектива: в наличии 3500 районных отделов ОВД, где имеются дактилоскопические комплексы и цифровые фотоаппараты высокого разрешения, эти отделы охватят регистрацией 77 млн человек (без учета мигрантов, которыми занимаются УФМС).

Если считать, что отделы ОВД будут работать с 8 до 21 часа 6 дней в неделю, кроме воскресений и праздничных дней, то в сутки регистрацией можно охватить 72 человека, в час 6 человек. С учетом прогнозируемого неравномерного распределения потока людей как в течение дня, так и по дням недели, то можно полученные показатели увеличить вдвое. Другими словами, если имеющимися силами ОВД в среднем в час регистрировать по 3 человека, то массив в 77 млн человек будет зарегистрирован в течение 2 лет [3, с. 24]. Поэтому наиболее перспективным является развитие существующих направлений учета биометрических данных с целью отождествления личности.

Для большей эффективности необходимо установление между различными видами учета биометрических данных человека особых информационных связей, дополняющих друг друга. Ведь, зачастую, получение одного или нескольких биометрических признаков недостаточно для отождествления личности. В этой связи особую актуальность приобретают исследования биометрических данных с использованием методов, связанных с логистической регрессией, позволяют прогнозировать конституциональные, физиогномические и соматометрические признаки человека.

Методологически корректно исходить из концепции частных интересов (той ее части, которая связана с правами и свободами человека и гражданина как предметом регулирования законодательства о персональных данных) и публичных интересов, если речь заходит об обороте больших объемов информации при условии, что такая информация обезличена (например, обобщенные статистические данные). Фактический оборот большого массива обезличенных данных вряд ли непосредственно нарушает частный интерес. В то же время во многих ситуациях такие массивы данных имеют серьезное значение с точки зрения экономики, управления и безопасности, а значит, могут затрагивать публичный интерес [7, с. 186].

На основании изложенного представляется актуальным внесение изменений и создание единой правовой базы по использованию биометрической информации правоохранительными органами, поиск новых материальных носителей информации о биометрических данных человека, и, соответственно, возможности их регистрации, ведения учета и применения с целью решения диагностических и идентификационных задач. Пока предложения о всеобщей геномной регистрации следует отнести к перспективным, но направленным на далекое будущее, так как данный вид регистрации очень затратный с финансовой точки зрения, требует значительных организационных вложений, специального медицинского оборудования и подготовленного персонала.

Автор: Кузнецова Е.В.

Библиографический список

1. Бастрыкин предложил брать отпечатки пальцев у мигрантов // Комсомольская правда. 2011. 17 октября.

2. Бочкарев В.В. Совершенствование использования в исправительных учреждениях инженерно-технических средств // Актуальные проблемы российского права. 2016. № 4.

3. Колотушкин С.М., Егельский В.А. К вопросу о технологии создания системы всеобщей обязательной биометрической регистрации в России // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2016. № 2.

4. Костовский О.Н., Холопова Е.Н. Использование АДИС в раскрытии преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов // Российский следователь. 2013. № 13.

5. Мазур Е.С. К вопросу о новых криминалистических методах отождествления человека // Российский следователь. 2013. № 11.

6. Мызров С.Н., Лукашевич С.В. Биометрические технологии в процессе индивидуализации человека // Российский следователь. 2013. № 15.

7. Наумов В.Б., Архипов В.В. Понятие персональных данных: интерпретация в условиях развития информационно-телекоммуникационных технологий // Российский юридический журнал. 2016. № 2.

8. Фомин Ю.С. Проблемы расследования преступлений, совершенных в условиях исправительных учреждений, в современных условиях // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2012. № 4.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*