Аграрные реформы П.А. Столыпина

Аграрная  реформа  в  России  в  начале  XX  в.,  получившая  название  столыпинской  в честь  премьер-министра  Петра  Аркадьевича Столыпина,  непосредственно  была  обусловлена  не экономическими, а политическими задачами. После крестьянских волнений 1902 –1906 гг. искали возможность умиротворения деревни, и П. Столыпин попытался найти опору власти в  крепком  мужике.  Однако  у  реформы  были  и  больше  экономические  основания, заложенные во всем развитии деревни после отмены крепостного права. Помещичий клин, хотя  и  сократился  к  1900  г.  на  четверть,  тем  не  менее,  30  тыс.  помещичьих  семей принадлежало  столько  же  земли,  сколько  10  млн.  крестьянских  семей.  До  40  %   земель возможного  сельскохозяйственного  использования  находилось  в  удельном  и  казенном владении. Поэтому главным требованием всех крестьян в ходе волнений начала XX в., был раздел помещичьих и царских земель.

Но правительство в ходе проведении реформы решило сыграть  на  противоречиях  самого  крестьянства.  Среди  крестьян  быстро  усиливалась социальная дифференциация. К началу XX в. 16,5 млн. крестьян имели земельные наделы в 1 десятину,   пятая  часть  крестьянства  оказалась  вовсе  безземельной – это  и  были сельские батраки, которых насчитывалось 3,5 млн. или 20 % взрослого мужского населения деревни.

В целом бедняки составляли около 50 % крестьян и использовали лишь около 30 % земли, в то  время  как  10  %   кулацких  хозяйств  использовали  почти  половину  всей земли. Крестьянский надел в среднем на одну ревизскую душу постоянно уменьшался и составил в 1860-ые гг. – 4,8 десятины, в 1880-ом – 3,5 десятины, в 1900 г. – 2,6 десятины.

Главным препятствием на пути капиталистической модернизации сельского хозяйства в России начала 20 в. было не помещичье землевладение, а общинное. Помещичье хозяйство быстрее  крестьянского  эволюционировало  в  сторону  рынка,  улучшало  технологию  и организацию  хозяйства.  Заметим,  что  доля  помещичьего  земледелия  в  Англии,  например, была  гораздо  больше,  чем  в  России.  Это  не  мешало  тому,  что  сельское  хозяйство  Англии было одно из наиболее развитых в мире. Общинное землевладение в России к началу 20 в. распространилось почти на 100 % используемых крестьянами сельскохозяйственных земель.

С  развитием  рынка  и  социальной  дифференциации  в  деревне  общинные  начала землевладения  даже  усиливались.  Участившиеся  переделы  земли  диктовались  попытками бедняцких  слоев  не  столько  улучшить  свое  экономическое  положение,  сколько  ухудшить положение  более  богатых  односельчан.  Да  и  царское  правительство  вначале  даже препятствовало ослаблению общины, так в 1893 г. был принят закон, запрещавший выходить из общины даже тем крестьянам, которые выплатили выкупные платежи за надельные земли, поскольку  община  с  помощью  круговой  прокрутки  облегчала  сбор  налогов,  когда  богатый платил за бедного.

Несмотря на то, что аграрная реформа называется столыпинской, основные ее идеи и предложения  о  направлениях  проведения  принадлежат  С.  Витте,  который  еще  в  1896  г. впервые высказался против общинного землевладения и круговой поруки. В 1898 г. в связи с этим он обратился с официальным письмом к царю и в 1903 г. ему удалось добиться отмены круговой поруки, после чего каждая семья теперь полностью отвечала за свои повинности.

После  крестьянских  волнений   1902  г.  при  министерстве  внутренних  дел  были  созданы особые редакционные комиссии для пересмотра всего законодательства о крестьянах, в том числе о землевладении, об общине, о круговой поруке и т.д. В этом же году было создано особое  совещание  под  руководством  С.  Витте  для  выяснения  нужд  сельскохозяйственного производства.  Было  образовано  и  618  местных  комитетов  этого  совещания.  В  этих организациях основную массу составляли чиновники и помещики, а крестьяне – лишь 2 % .

На  заседаниях  и  в  печати  были  высказаны  основные  идеи,  положенные  позже  в  основу аграрной реформы. В большинстве выступлении главной причиной неблагополучия крестьян называли техническую отсталость, поэтому предлагалось улучшать технологию хозяйства, переходить к многополью с посевами корнеплодов и трав. А поскольку этой модернизации мешала  община,  то  большинство комитетов делали  заключение  о  необходимости  помогать переходу от общинного землевладения к подворному и хуторскому, представив крестьянам право  выхода  из  общин  даже  без  ее  согласия.  Указывалось  и  на  необходимость  разрешать крестьянам,  выходящим  из  общины,  продавать  свою  землю,  уровнять  крестьян  с  другими сословиями  в  хозяйственных  и  гражданских  правах  и  др.  Но  тогда  виттовское   совещание признали слишком левым и распустили.

Однако реформы в деревне давно назрели и даже перезрели, и крестьянские волнения вновь  вспыхнувшие  в  середине  1905  г.  заставили  приступить  к  срочным  преобразованиям сельского  хозяйства  еще  до  П.  Столыпина.  12  августа  1905  г.  введены  новые  правила, расширившие  деятельность  Крестьянского  банка.  27  августа  был  принят  закон  о  казенных землях  с  той  же  целью.  3  ноября  1905  г.  законом  были  отметены  выкупные  платежи  за надельную землю. Крестьяне давно уже выплатили сумму выкупа и к этому времени платили только  проценты  за  рассрочку.  14  марта  1906  г.  были  приняты  новые  правила  о землеустройстве,  а  10  марта  1906  г.  закон  о  свободе  переселения  крестьян.

На  пике революционных  событий  осенью  1905  г.  большой  популярностью  пользовался  проект профессора П. Мигулина о немедленной передаче половины помещичьих земель крестьянам. Правительство  в  это  время  было  готово  передать  им  25  млн. дес.  помещичьих  и  удельных земель. Но уже в начале 1906 г. после некоторого спада революции эти законопроекты были отвергнуты  и  помещичьи земли  стали  неприкосновенными.  Вместо  этого  правительство сделало упор на увеличение числа крепких крестьянских хозяйств за счет беднейших членов общины.

Приход П. Столыпин весной 1906 г. на пост министра внутренних дел, а в июле и на пост  председателя  совета  министров  резко  ускорил  аграрные  реформы.  Сам  П. Столыпин почти  не  выдвигал  новых  идей,  а  его  заслуга  в  том,  что  он  проводил  эту  реформу последовательно и даже чрезмерно жестко, опираясь на свой полицейский опыт и аппарат. Переход  к  новому  курсу  аграрной  политики  был  завершен  законом  от  9  ноября  1906  г., который назывался «Об изменении и дополнении некоторых постановлений о крестьянском землевладении»  или  как  его  по  существу  называли  «о  разрушении общины».  Заметим,  что аграрные  законы  П. Столыпин  проводил  непарламентским  путем  помимо  Госдумы,  в порядке 87 статьи основных законов, как чрезвычайные и нетерпящие отлагательств. Дума узаконила эти реформы лишь 14 июня 1910 г.

В аграрной реформе можно выделить 3 основных направления: 1. Разрушения общины и  изменение  крестьянского  землевладения.  2.  Использование  крестьянского  поземельного банка  для  насаждения  зажиточных  крестьянских  хозяйств  путем  продажи  им  земель  и помощи  кредитами.  3.  Переселенческая  политика  на  свободные  земли  северного  Кавказа, Урала  и  Сибири  из-за  нехватки  земли  в  Центральной  России.  Эти  три  направления  тесно взаимосвязаны и дополняют друг друга. Рассмотрим их более подробнее.

Все  крестьянские  общины  были  разделены  на  две  группы:  общины  не  проводившие переделы  земли  и общины, проводившие такие  переделы.  Первые  были  признаны  прямо перешедшие к подворному землевладению, и все участки земли закреплялись за отдельными домохозяевами  на  основе  личной  собственности.  В  общинах,  где  проводились  переделы, домохозяин  мог  в  любое  время  требовать  закрепления  за  ним  в  личную  собственность причитающейся  ему  по  переделу  земли.  Община  была  обязана  в  случае  чересполосицы предоставлять участки земли выделившимся в одном месте. Вышедшие крестьяне сохраняли право пользования совместными угодьями (сенокосом, лесом и пр.). Крестьяне выходили на отруба, если продолжали жить в деревне, и на хутора, если переносили дом на свой участок.

В  случае,  когда  в  течение  месяца  община  не  рассматривала  заявление  о  выходе,  то происходило  властное  вмешательство  сверху.  Если  на  момент  выхода  крестьянин использовал больше земли, чем приходилось в среднем на душу в общине, то он выкупал ее у общины по ценам 1861 г., которые были в 2 – 3 раза ниже фактических цен начала 20 в. Любой  выделившийся  мог  свободно  продать  свою  землю,  чем  особенно  широко пользовались  малоземельные,  уходившие  в  город.  Хотя  закон  и  ограничивал  возможность скупки надельной земли не более 6 душевыми наделами, тем не  менее, это давало больше возможности по концентрации земли у богатых хозяев.

О результатах этого направления аграрной реформы можно судить по таким данным. До 1 января 1916 г. всего по европейской России заявили требования о закреплении земли в собственность  2755  тысяч  домохозяйств,  из  них  из  общины  выделились  1008  тысяч  с площадью пахотной земли 14123 тысяч дес. Кроме того, получили удовлетворительные акты на закрепление участков, где не было переделов 470 тысяч домохозяев с площадью в 2796 тысяч дес. Итого, вышло из общины и закрепило землю в личную собственность 2478 тысяч домохозяев  с  площадью  16919  тысяч  дес,  что  составляло  по  40  губерниям  европейской России  около  24  %  всех  крестьянских  дворов.

Наибольшее  число  выходов  из  общины приходится  на  1908 – 1909  гг.  Это  объясняется  тем,  что  в  это  время  выходили  наиболее заинтересованные,  т.е.  наиболее  зажиточные  или  те,  которые  стремились  скорее ликвидировать свою землю и землевладельческое хозяйство. В последующие годы, поэтому количество  закреплений  и  выходов  сильно  уменьшилось.  Наибольшее  число   выходов  и закреплений  наблюдалась  на  территориях, капиталистически  наиболее  развитых,  таких  как Киевская губерния и Новороссия.

Ко  2-му  направлению  столыпинской  реформы  относится  деятельность  Крестьянского банка  по  продаже  земель  и  поддержке  крепких  хозяев  среди  крестьян.  Крестьянский поземельный  банк  получил  право  самостоятельной  покупки  частновладельческих  земель  в первую  очередь  помещичьих и  продажи их  крестьянам.  Банк  помогал  дворянам  с  выгодой продавать  свои  имения,  раздроблял  их,  а  также  предоставление  ему  казенные  и  удельные земли, разбитые на участки, и продавал крестьянам. Банк выдавал кредиты на обустройство и  развитие  крестьянских  хозяйств,  оказывал  содействие  по  переселению.

За  десять  лет реформы (1906 –1915 гг.) в земельный фонд Крестьянского банка было передано частных имений на 4326 тысяч дес., а удельных земель лишь на 1258 тысяч дес. Казенные же земли передавались  крестьянам  только  в  случае  переселения  в  Сибирь,  но  и   здесь,  несмотря  на огромные  территории,  количество  готовых  к  заселению,  землеустроенных  участков  было быстро  исчерпано.  Цена  земли постоянно  росла,  во  многом  благодаря  спекулятивной деятельности Крестьянского банка, и к 1916 г. поднялась в 1,5 –2 раза. За 1895 –1905 гг. банк  покупал  у  помещиков  землю  в  среднем  по  71  рубль  за  дес.,  а  за  1906 – 1915  по  161 рубль. Это, несмотря  на  снижение  на  80  %,  по  всем  экономическим  законам  и  цена земли должна  была  упасть.  Поэтому  даже  сам  П.  Столыпин  настаивал  на  продаже  земель, непосредственно  самим  крестьянам,  минуя  банк.  Продавал  Крестьянский  банк  земли  из своего  фонда  преимущественно  самостоятельным  крестьянским хозяйствам.  Так,  за  1907 – 1916 гг. отрубникам продано 54,6 %, хуторянам 23,4 %, сельским обществам –17 % ,причем – 5 % от всех продаж земли.

Продавали землю и крестьяне. За 1908 –1915 гг. 1,2 млн. крестьянских дворов продали свою надельную землю площадью 3,9 млн. дес., причем более половины продавших землю вообще  порвали  с  деревней  и  уходили  в  город,  другие  продавали  землю  для  покупки  ее  в одном  участке  и  в  случае  переселения.  Крестьянский  банк  выдавал  кредиты  для  развития хозяйств,  но  и  здесь  наблюдалась  дифференциация – через  общину  выдавалось  лишь  159 рублей на человека, а на единоличника –500 рублей.

Долгое время царское правительство не только не поощряло переселение крестьян на окраины  страны,  где  много  свободных  земель,  но  даже  препятствовало  этому.  Так,  закон 1881  г.  и  1889  г.  ставили  переселению  всякие  ограничения,  чтобы  не  лишать  помещичьи хозяйства  дешевых  арендаторов  и  работников.  Только  при  строительстве  Транссибирской железной  дороги  началось  поощряться  переселение.  В 1890 – е  гг.  действовала землеустроенная  комиссия  генерала  И.  Жилинского.  Было  построено  722  переселенческих участка, сотни колодцев, гатей, и водохранилищ. Общие затраты составили 2,5 млрд. рублей – это  около  двух  годовых  бюджетов  того  времени.  Только  6  июня  1904  г.  законом переселение  было  объявлено  свободным,  но  и  при  этом  оно  делилось  на  поощряемое правительством (финансовыми и другими льготами) и не поощряемое.

В ходе столыпинской реформы  количество  безземельных  и  малоземельных  крестьян  должно  было  еще более повыситься,  и   чтобы  ослабить  их  волнения,  стало  всячески  поощряться  переселение  на свободные земли, в основном на восток, хотя немного и на Северный Кавказ. Переселению активно  помогал  Крестьянский  банк  кредитами  и  субсидиями.  Занятые  переселенцами казенные  земли  обещали  передавать  в  их  частную  собственность.  За  Уралом,  желающим получить  землю  бесплатно,  передавалось  по  15  дес.  на  хозяина  и  по  4,5  дес.  на  каждого члена семьи. Крестьянский банк должен был купить землю у переселенцев на оставляемом месте  по  рыночной  цене.  Оказывалась  материальная  помощь  на  переезд.  Для переселявшихся на Дальний Восток выдавалось по 400 рублей на семью, причем 200 рублей безвозмездно. В среднем получилось по 165 рублей на семью. Переселенцы освобождались от налогов на 3 года и от призыва в армию.

За 10 лет реформ за Урал переселилось более 3 млн. человек, ими было освоено около 30 млн. дес. пустующих земель. Максимума количество переселенцев достигло в 1908 –1909 гг., как и вышедших из общины. Затем оптимистические ожидания на успешный переезд и устройство богатого хозяина на новом месте ослабли, тем более что некоторые переселенцы начали возвращаться назад и рассказывать о неудачах. Землеустроенные комиссии не всегда справлялись  со  своей  работой,  не  хватало  средств  на обустройство,  часть  их  вообще разворовывалась, мешало незнание местных природных условий, мучили болезни и т. д. Так, за  десять  лет  реформы  умерло  более  100  тыс.  переселенцев.  Постоянно  нарастал  поток вернувшихся на старое место жительство. Если  вначале  вернувшиеся  составляли  лишь  6 – 8  %   от  всех  выехавших,  то  в последующие годы 20 % -30 % , а в голодный 1911 г. возвратилось вообще 64 %. Всего же из 3 млн. человек, выехавших за Урал, назад вернулось около 0,5 % млн.

Несмотря  на  первоначальное  обещание,  частная  собственность  на  землю  получила небольшое  распространение   в  Сибири.  Большинство  земли  принадлежало  казне  или казенному  войску.  Обычно  крестьяне,  селившиеся  на  казенные  землях,  получали  ее  не  в собственность,  а  в  бессрочное  пользование.  П.  Столыпин рассматривал  даже  вопрос  о продаже  казенной  земли  за  Уралом.  Это  лишь  подтверждает  незнание  им  конкретной хозяйственной  ситуации,  он  все-таки  больше  разбирался  в  полицейских  вопросах.

Крестьянам не всегда хватало средств даже на проезд, не говоря уже об обустройстве. Столыпинская  аграрная  программа  не  ограничивалась  только  этими  тремя направлениями.  Он  делал  ряд  предложений  по  улучшению  крестьянского  землевладения  и землепользования,  по  организации  системы  государственного  страхования  крестьянских хозяйств, налаживанию системы начального образования для крестьян и развитию ее вплоть до среднего, при нем к 150 существующим начальным крестьянским школам добавилось еще 150,  намечалось  изменения  в  местном  самоуправлении.  Быстро  развивалось  кооперативное движение всех  видов  среди  крестьян,  центром  этого  движения  был  специально  созданный Народный  банк.  Если  за  1901 – 1905  гг.  в  России  было  создано  641  потребительское общество, то за 1906 –1911 гг. 4715 –рост в 7,4 раза, а число кредитных товариществ за 1905 – 1913  гг.  выросло  в  6,7  раза.  Успешно  развивалась  и  производственная  кооперация, например, сибирских маслоделов. Сибирское масло в Европе считалось лучше голландского.

П. Столыпин считал, что аграрная реформа идет успешно, и если он требовал 50 лет на переустройство деревни, то в марте 1910г. заявил, что при такой успешной работе через 6 – 7  лет  общины  почти  не  будет,  поэтому  правительство  не  станет  проводить  ее насильственную  ломку.  В  целом  в  начале  XX  в.  сельское  хозяйство  развивалось  успешно. Росла урожайность, например, по пшенице в 1906 г. составляла 31,3 пуд. с дес., в 1909 –55,4 пуд., в 1913 г. 58,2 пуд.; по ржи соответственно –34,5 пуд., 53,1 пуд., 61,3 пуд. Валовойсбор пшеницы в 1906 составил 565,9млн. пуд., в 1913г. –1082,3млн. пуд. –рост в 1,8раза; ржи соответственно 819,6млн. пуд. и 1299,1млн. пуд. –1,6 раза. Экспорт зерна достиг в 1912 г. 15,5  млн.  тонн  и  вырос  по  сравнению  с  1900  г.  в  2  раза.

Хуже  обстояло  дело  с  развитием животноводства. С 1900 г. по 1913 г. количество лошадей  увеличилось с 19,7 млн. до 22,8 млн. голов, крупнорогатого скота с 31,7 млн. голов до 31,9 млн.; свиней с 11,7 млн. голов до 13,5  млн.  а  овец  даже  уменьшилось  с  47,  6  млн.  голов  до  41,4  млн.  В  расчете  на  душу населения и на десятину посевов количество скота сократилось. Так, на 100 дес. посевов по 56 губерниям приходилось крупнорогатого скота в 1901 –1905 гг. 46 голов. А в 1913 –43; овец  соответственно  66  и  56  голов;  количество  же  свиней  увеличилось  с  17  голов  до  18 голов.  Эти  факты  показывают, что, несмотря  на  наметившийся  в  1900 — 1913  гг. агротехнический  подъем  сельское  хозяйство  в  основном  еще  не  изжило  окончательно трехполье  и  продолжало  развиваться  путем  расширения  зерновых площадей  и  сокращения кормовых  площадей  и  количества  скота,  особенно  в  расчете  на  душу  населения.  А  это характерно в основном для экстенсивного развития сельского хозяйства путем расширения используемых  площадей.

Хотя  несколько  рос  и  технический  уровень,  что  проявлялось  в увеличении  и  использования  сельскохозяйственных  машин  и  удобрений.  Если в  1900  г. потреблялось  сельскохозяйственных  машин  на  сумму  27,9  млн.  рублей  и  в  1908  г.  на  61,3 млн. рублей, то в 1913 г.  уже на сумму в 109,2 млн. рублей. Однако это  увеличение числа используемых машин шло, конечно, за счет капитализирующегося помещичьего и кулацкого хозяйства.  Общий  же  технический  уровень  основной  массы  крестьянского  хозяйства оставался  очень  низким,  большая  часть  крестьянских  полей  обрабатывалось  сохой,  посев хлебов  и  их  обмолот  проводились  примитивным  ручным  способом.  Так,  в  1910  г.  во всем сельском  хозяйстве  России  употреблялось  3  млн.  деревянных  плугов,  7,9  млн.  деревянных сох,  5,7  млн.  деревянных  борон,  15,9  млн.  борон  с  железными  зубьями  и  лишь  490  тыс. полностью железных борон, 811тыс. жатвенных машин и всего 27 тыс. паровых молотилок.

Только перед самой мировой войной количество железных плугов сравнялось с количеством сох и деревянных плугов. Тракторов и других сложных машин не было вовсе. Применение искусственных  удобрений — это  еще  один  признак  интенсификации  сельскохозяйственного производства, по этому признаку Россия сильно отставала от Запада. В 1900 г. было ввезено их 6 млн. пуд., а в 1912 г. уже 35 млн. пуд. Внутреннее же производство фосфатов всех видов составило в 1908 г. 1425 тыс. пуд., к 1912 г. увеличилось до 3235 тыс. пуд., т.е. пока это был в  основном  заграничный  товар.

Еще  одним  показателем  интенсивного  развития  сельского хозяйства  служит  расширение  посевов.  Здесь   за  15  предвоенных  лет  наблюдался существенный  прогресс.  В  наибольшей  степени  увеличились  посевные  площади  под хлопком – 111,6  %,  подсолнухами – 61  %,  сахарной  свеклой – 39,5  %,  табаком – 18,5  %  , картофелем –15,8 %, кормовыми травами на 79,3 %. Хотя это расширение шло в основном за счет новых площадей, а не за счет зерновых, как в наиболее развитых странах. Площади под зерновыми в России тоже выросли –на 10,8 %.

Однако  эти  некоторые  успехи  в  сельском  хозяйстве  нельзя  приписать  только столыпинской  реформе,  поскольку  в  это  время  происходил  общий  мировой  подъем в сельском хозяйстве, аграрный кризис закончился еще в конце XIX в. России повезло еще с тем,  что  кроме  1911  г.,  все  остальные  годы  приносили  хорошие  урожаи.  В  целом  П.Столыпину не удалось умиротворить деревню. Социальная дифференциация и противоречия в ней даже обострились. Количество бедняков превысило 60 %, доля безлошадных в 1913 г. составила 31,4 % . По-прежнему все крестьяне солидарно выступали за раздел помещичьих и  удельных  земель,  а  бедняки  и  за  раздел  кулацких.

Общинное  землевладение распространялось  на  75  %  крестьянских  земель.  Из-за  архаичных  отношений  в  деревне медленно развивались производительные силы и роста урожайность, особенно по сравнению с Западом. Царское правительство консервировало отсталые отношения в деревне вплоть до конца XIX в, поддерживая интересы помещиков и видя свою опору в крестьянкой общине и деревенском середняке. Но в экономические и социально-политические противоречия от этого  накапливались  и  обострялись.  Какого  накала  они достигли, показали  крестьянские волнения 1902 г. и 1905 –1906 гг. Заслуга П. Столыпина состояла в том, что он не пытался отмахиваться  от  этих  проблем  и  заигрывать  со  всей  деревней,  а  взял  твердый  курс  на укрепление союза только с одной частью крестьянства – крепкими хозяевами.

Но и кулаки не  стали  прочной  опорой  царской  власти,  они  сохранили  обширные  связи  со  всем крестьянством и не смогли консолидироваться в самостоятельную политическую силу. Как и все крестьяне, они по-прежнему зарились на помещичьи и царские земли, поэтому вместе со всем  крестьянством  поддержали  вначале  февральскую  революцию,  а  затем  поначалу  даже большевиков  (в  ликвидации  помещичьего  царского  землевладения).  Таким  образом, аграрные реформы в России запоздали на несколько десятилетий, что сказалось не только в отставании производительных сил, но и в поддержке в целом всеми крестьянами России трехреволюций начала XX в.

 

Источник: Краткая история российской экономики. Учебное пособие.2-е доп. изд. под ред. проф. Ю.П. Филякина — М.: Меридиан, 2007. —  320 с.

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*